Константин Колесниченко: «Каскадер — профессия интеллектуальная»

Приморский каскадер о мечте, обмане и молодеже
Ольга Шипилова | «Каскадер — профессия интеллектуальная»
Ольга Шипилова
Анкета
Константин Колесниченко, директор ООО «Профессиональные кинокаскадеры Владивостока», член Профсоюза каскадеров России.
Родился в 1963 г. во Владивостоке, в семье моряка. Окончив восьмилетнюю школу, поступил учиться в профтехучилище № 1 при Дальзаводе.
Служил в армии. После того вплоть до 1988 года работал на разных предприятиях на Крайнем Севере. Вернулся во Владивосток, но вскоре уехал в Одессу для обучения в школе профессиональных каскадеров при Одесской киностудии. 10 лет отдал работе в кино. Затем вернулся во Владивосток, ходил в моря. Каскадерскую деятельность возобновил в 2001 году.
Имеет семью.

Константин Колесниченко — представитель редкой для Приморья профессии. Он — каскадер-универсал. Ничего не ждет от государства, давно его разочаровавшего, однако все равно полон идей, оптимизма и предпринимательского азарта.

Кому нужны в Приморье трюкачи

— Приморские каскадеры много лет проявляли себя как энтузиасты, выступая перед публикой в различных шоу. Для чего же вы организовали ООО?

— Толчком послужило то, что началось какое-то движение в преддверии саммита АТЭС. Например, строительство трассы для автогоночных соревнований близ Артема и разговоры о развитии кино в Приморском крае. При этом мы не особенно доверяем чиновникам всяких рангов и не рассчитываем на поддержку государства, но ориентируемся на бизнес. А чтобы иметь дело с серьезными людьми, заинтересовывать инвесторов, иметь партнеров, нужно самим соответствовать. Статус творческо-спортивного кружка или общественной организации нам не подходит в данном контексте.

Каскадерские зрелища — хороший бизнес в мире, особенно если их создают профессионалы. А наша пусть и небольшая пока группа приморских каскадеров состоит именно из таких. В основном мои коллеги — мастера спорта и кандидаты, автогонщики. Мы планируем не только работать сами, но также организовать школу и обучать жаждущих и перспективных людей каскадерскому мастерству.

— Если не будете очень востребованы здесь в ближайшее время?

— Не обязательно рассматривать ситуацию по шаблону «спрос рождает предложение». Можно и наоборот. Кроме того, наши недавние выступления на стадионе «Авангад» при полном аншлаге вселяют оптимизм. И уже начато строительство киностудии во Владивостоке (в районе Змеинки) по инициативе приморского режиссера Михаила Готенко. Не стоит сбрасывать со счетов Китай, где киноиндустрия развивается семимильными шагами, а европейские типажи, артисты и каскадеры все больше и больше востребованы в кино.

— Каскадер — что это за человек, по сути?

— Человек с особенным, порой противоречивым набором качеств. В настоящем каскадере сочетаются чистый романтизм и жесткий практицизм, данная природой спортивность, выносливость и одновременно — глубокая чувствительность, умение рисковать и предельная осторожность. Вообще каскадер — всегда фанат своей профессии. Совершенно больной человек!

— В вашем личном «анамнезе» какие были известные фильмы?

— «Миллионерша», «Похищение чародея» (работал вместе с великим каскадером Олегом Федуловым), «Атлантида» (та, где играет Харатьян)… сложно перечислить все. Особую гордость во мне вызывают фильмы с участием моим и моих коллег, снятые в Приморье — «Хасанский вальс», посвященный режиссером Готенко 70-летию событий на легендарном озере и «Леопард охотится ночью» — боевик. В этих кинопроектах я выступал как каскадер и постановщик трюков.

Владивосток–Одесса

— С чегоу вас все началось?

— Я грезил поступить в ДВВИМУ и продолжить морскую династию, но родные были категорически против, так как мы потеряли отца-моряка, стоявшего свою последнюю вахту на печально известном «Тикси». В итоге без особых восторгов я стал учиться на токаря в училище при Дальзаводе. На последнем я работал в то же время. Вот на производстве и узнал, как государство, тогда еще советское, обкрадывает и обманывает собственных граждан, как умеют «красиво» урезать зарплатный фонд и т.д. Но главным потрясением тех лет для меня явилось автородео, которое привезли во Владивосток из Тольятти в 1979 году. Я видел все эти автотрюки и понимал — мое! Сейчас они могли бы показаться мне не слишком сложными, но тогда мурашки бегали по моей коже от зрелища.

— Однако Владивосток никогда не был близок к миру каскадеров. Как вы смогли попасть в эту сферу?

— Тогда я помышлять не мог о том, что на каскадера можно где-то выучиться, путь к этой профессии был весьма извилист для меня. После армейской службы я несколько лет провел в районах Крайнего Севера, зарабатывая сумасшедшие по советским временам деньги — от 500 до 1000 рублей в месяц. Лесоповал, точно как в черно-белом фильме «Девчата», эвенки, вечный холод, пила «Дружба» и футбол — все, что я видел в молодые годы. Зато вернулся во Владивосток состоятельным парнем. Но долго не задержался в родном городе. Еще на севере, читая журнал «Экран», так как кино всегда интересовало меня, увидел статью о школе каскадеров при Одесской киностудии. Вот туда-то и отправился.

Через некоторое время получил первую работу в кино. Обучение длилось два года, а в общей сложности Одесская киностудия была моим трудовым полем в течение последующих 10 лет. Я не собирался покидать кино, определенно осознавая, что это и есть мое призвание.

В 1995 году все кинопроизводство развалилось ввиду известных исторических причин. Вернувшись во Владивосток, я стал ходить в моря, пробовать себя в малом бизнесе. Естественно, каскадерской жизни здесь не было. Однако в 2001 мне позвонили одесские друзья и пригласили с собой в Москву для участия в каскадерском чемпионате мира «Прометей». Там я взял первый приз за трюк с горением. И снова отправился в Одессу на три года. Поработал, убедился, что конкуренция теперь стала в мире кинокаскадеров не только жесткой, но и бескомпромиссной, вернулся во Владивосток. Теперь дождались с коллегами подходящего момента здесь.

— Какие трюки вы предпочитаете выполнять?

— Все, что угодно: мото- и автотрюки, падения с больших высот, рукопашные бои, горения. Готов выполнять это в любое время. Но вот конные трюки — не для меня.

Где взять сумасшедшую молодежь?

— Что для человека вашей профессии — самое важное?

— Способность к анализу и молниеносным расчетам наряду с безупречной физической формой. Как ни странно, каскадер — профессия интеллектуальная. Отчаянным и безбашенным не место среди каскадеров. Надо уметь оценить предлагаемый трюк, себя в нем, осознать расстояния, уклоны, градусы углов и прочее и уметь без стыда отказаться от трюка в некоторых случаях. Иными словами, в нашей профессии важно… бояться, иметь здоровое чувство страха, но мастерски скрывать его от зрителя, если уж ты взялся за дело. Чем старше я становлюсь, тем больше страхов имею — это нормально.

— Кого вы хотели бы набрать к себе в ученики?

— Молодых людей, ответственных и творческих, воодушевленных каскадерской работой. Найти в Приморье таких не просто. Не так давно в одном из вузов мои коллеги проводили анкетирование среди тех, кто проявил интерес к нашей профессии. Большинство парней как мотивацию указали только лишь высокие заработки.

Ольга ШИПИЛОВА

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ