Владимир Щербаков: «Гольф — это прежде всего игра с самим собой»

фото KONKURENT | «Гольф — это прежде всего игра с самим собой»
фото KONKURENT

Эту игру, которую в России считают недоступной простым смертным привилегией аристократов, Владимир Щербаков, генеральный директор ОАО «Тернейлес», начал прививать на приморской земле, точнее траве, 6 лет назад. В интервью Щербаков, который обычно не дает никаких интервью, рассказал обо всем.

— Владимир Федорович, откуда у вас возник интерес к этой игре, то есть как вы заболели гольфом?

— Можно сказать, что к гольфу меня пристрастили японские партнеры «Тернейлеса». А точнее, начальник отдела российского леса «Сумитомо Корпорейшн» господин Щибута. Тогда мы создали первое совместное предприятие, и около года он у нас в Пластуне работал заместителем гендиректора «СТС-Текновуд». Друзья из Японии ему прислали набор клюшек и мячи, мол, когда скучно станет, ты выходи на берег русского моря и тренируйся, как на драй винг рейндже (площадка для отработки длинных ударов. - прим. ред.).

Помню, это случилось где-то в феврале или марте 1998 г., когда холода у нас в Тернейском районе уже пошли на спад. Выехали мы на море... Посмотрел я, как Щибута-сан бьет, как красиво, далеко летят мячи, и попросил клюшку попробовать. Размахнулся посильнее и — не попал! Тут-то и возникло такое, знаете, внутреннее чувство... я должен этому научиться. И вот учусь уже шесть лет.

— И какого уровня уже достигли?

— Скажем так: это самый низкий уровень, с которым разрешается играть на профессиональных полях. Скажем, если положено сделать 72 удара за игру, то мой средний результат где-то 102-108.

— В каких странах вы играли?

— В основном в Японии, несколько раз в Южной Корее и однажды в Германии. В Москве играл как раз лет шесть назад, в гольф-клубе на Воробьевых горах. Там всего 9 полей...

— У вас в Пластуне тоже 9.

— (Смеется.) У нас уже 9, а у них всего 9! Ну, тогда была игра начинающего.

 — А вы помните свою лучшую игру?

Помню, играл в Ниигате в клубе «Санрайз», у меня было 93 удара. Думаю, тогда мне просто повезло, ведь это было года два назад. Сегодня мой лучший результат - 97 ударов при 72 пар («пар» — положенное число ударов - классического гольф-поля составляет 72. - прим. ред.).

— Как вы оцениваете уровень популярности гольфа в среде тех россиян, которые могли бы себе это позволить, в сравнении с развитыми странами?

— Если в сравнении, то ближе к нулю. Когда в беседе с кем-то затрагиваешь эту тему, на тебя смотрят так, знаете, понимающе - рисуется, мол, Щербаков, все ясно. А мне просто нравится!

— Ваше увлечение неподготовленному человеку действительно может показаться слишком «пафосным». Вот если б вы лошадей породистых развели, вас еще могли бы понять. Кстати, вы не думаете, что эта игра чужда русскому человеку? Ведь 140-миллионная Россия должна иметь не 3-4 поля, а больше.

— Я уверен, что игра гольф очень многим понравится.

— А кто еще в Приморье играет, кроме вас?

— Ну, из живущих в Пластуне сформировался свой круг играющих порядка 20 человек. Вот Усольцев Василий Иванович, объезжая свой избирательный округ, бывает, заглядывает к нам на гольф-поле. Ездят и из Владивостока... э- э... главы компаний, чиновники, разные люди. Ну, в основном-то, конечно, относятся как к диковинке. Съездил - понравилось. На том часто и заканчивается.

— Понимаете, все-таки далеко к вам добираться.

— Понимаю, далеко.

— Какие же перспективы есть у этой игры за пределами Москвы?

— Москва есть Москва, 12 миллионов жителей и масса иностранцев. Но я уверен, гольф у нас будет развиваться. Конечно, климатические условия не благоприятствуют: у нас можно играть 6-7 месяцев, тогда как в Японии — круглый год. Впрочем, на Хоккайдо-то тоже играют с середины апреля до середины октября.

— А кто в Японии играет?

—  Там играет огромное количество самых разных людей! Бывало, не раз в деловой поездке, например на Хоккайдо, когда случалась деловая игра, либо в отпуске на Окинаве, я отмечал: гольф-клубы постоянно полны. Там новый старт происходит через каждые 6 минут. Представляете, какова там пропускная способность полей? Играют не только высшие руководители, но и средние менеджеры и даже рабочий класс. В Японии это точно массовый спорт.

В России он станет более массовым, чем сейчас, может, лет через 10. Ну а по-настоящему массовым... Думаю, очень не скоро. Надо много денег инвестировать - гольф требует больших первоначальных вложений. Во-первых, нужно построить поля... То, что у нас в Пластуне, - это ненормальное поле, это так - для учебы... А настоящее поле стоит очень дорого: по моим подсчетам, минимальные первоначальные вложения составят $20 млн.

— Частные инвесторы в России в обозримой перспективе не будут вкладывать такие деньги, это очевидно. А в будущем японцы могли бы вложиться в сооружение гольф-полей в Приморье, как они это уже сделали, к примеру, в Даляне. Наш край идеально расположен, с учетом близости Японии и Кореи, для развития гольф-туризма. Что для этого нужно?

— Первое - стабильность в государстве, второе — безопасность, третье - инфраструктура для туризма.

— Значит, чистым воздухом японцев мы не заманим?

— У них и своего чистого воздуха хватает. Люди, которые привыкли к нормальному уровню сервиса и безопасности, никогда не поедут в Россию - зачем им это надо? Поэтому я оцениваю перспективы гольф-туризма у нас как не очень радужные. В Приморье — точно. Конечно, в районе Москвы это будет быстрее создаваться. Там есть, кому вкладывать, кроме того, есть гарантии, что посещаемость будет высокой, значит, бизнес — прибыльным.

...Нет, конечно, если бы у нас был нормальный туристический климат, когда бы любой японец мог погулять по вечернему Владивостоку без опасений получить по голове или лишиться кошелька...

— Владимир Федорович, не сыпьте соль на раны! Давайте лучше о гольфе. Что можно сделать для популяризации этой игры в Приморье?

- Я думаю, нужно, опираясь на опыт «Тернейлеса», организовывать нечто подобное вблизи Владивостока. И, кстати, не придется вкладывать огромные деньги.

— Вы же сказали о $20 млн.

— Прежде всего нужна земля. Участок, расположенный недалеко от города, чтобы люди могли доехать туда за 30-60 минут. Гектар 30-50 хватит. И необязательно вкладывать сразу $20 млн. Вот все, что мы за 6 лет сделали, — это же потихонечку-помаленечку все прирастало. А круглый год мы лишь двоих работников содержим, да плюс летом, когда нужно каждую неделю обихаживать поля газонокосилками, нанимаем еще одного. Вот эти трое где-то пень выкорчевали, камни убрали, землю подсыпали... Основное дело, конечно, газон поддерживать, траву косить. Потом, нужно учиться грины делать более-менее приличные, что довольно непросто.

— А оборудование?

— Оборудование элементарное – трактора, чтобы распахать, если надо, да газонокосилки. Не думаю, что это такие большие затраты, которые не могли бы понести, собравшись вместе, 2-3 среднего размера компании Владивостока. А если компаний будет 10, тогда совсем легко.

— Чтобы компании собрались, их руководители должны почувствовать вкус к этой игре, попробовать ее.

- Я думаю, люди с таким вкусом уже есть. Теперь нужен организатор. Просто нужно этим вопросом заниматься. Понятно, что заработать на этом деле сейчас невозможно. И не надо! Сначала предприниматели должны какую-то очень маленькую часть своей прибыли направить на обустройство, потом дать игре завоевать популярность, чтобы люди попробовали. А вот когда создастся большой круг любителей гольфа в Приморье, тогда можно будет переводить игру на платную основу.

— Какие затраты понесет простой любитель гольфа?

— Сейчас китайский набор клюшек стоит где-то $500. В Японии набор неплохих клюшек сэконд-хэнд можно купить за $300-700. Остальное - обувь, одежда - это уже на любителя, конечно, есть и очень дорогие марки. Новое оборудование стоит дорого, но и в других странах, в той же Японии, многие люди не брезгуют покупать сэконд-хэнд. Не у всех там клюшки за $3000.

— Кстати, сколько стоит поиграть в Стране восходящего солнца?

— Одна игра в Японии стоит от $90 до 250 - 18 полей пройти - в зависимости от уровня клуба, дня недели и времени суток.

— Гольф — это огромная всемирная индустрия. Чтобы представить, какие деньги обращаются «в гольфе», нужно знать, что обороты гольф-туризма исчисляются десятками миллиардов долларов, а самым высокооплачиваемым спортсменом на планете является гольфист Тайгер Вудс ($120 млн в год). Это же, кроме всего прочего, стилеобразующая вещь! А тем временем в Приморье пристрастие Щербакова воспринимается как некое чудачество...

— Надеюсь, только как чудачество: вот, мол, придуряется Щербаков. Но наверняка во Владивостоке некоторые думают обо мне так: изображает там из себя чего-то.

— А на самом деле как?

— Просто мне нравится.

— И что вам это дает?

— Трудно сказать. Любое хобби – оно просто по душе. Понятно, что когда я играю, то в принципе забываю обо всем на свете. Гольф —         это прежде всего игра с самим собой и борьба с самим собой. Вот лежит мячик на траве, ты понимаешь, что можно сделать два удара разными клюшками и гарантированно забьешь. Но тебе хочется закатить одним ударом, и ты рискуешь... Это и есть игра.

— Без пользы для здоровья тоже не обходится?

— Игра занимает 5 часов «чистого» времени - это если поле на 18 лунок, а если 9 лунок, то часа два с половиной. Длина наших полей по оси — больше б километров. А есть еще расстояние между полями, да и мяч обычно летит неровно. Думаю, 8-10 километров проходишь за время игры.

Вы говорили об индустрии гольфа, и я хочу добавить. По некоторым оценкам, гольф сегодня является самым массовым видом спорта в цивилизованных странах мира.

— Мы-то думали, что это игра для элиты.

— Игра действительно элитная. Не столько ценой, которую нужно платить, сколько своей культурой. Манеры, правила поведения, этика...

— С этим у нас большие проблемы. Откуда им взяться, манерам-то?

— Учимся, учимся! Вот так нужно себя вести на поле, а так — нельзя. На поле своя культура. Например, нельзя задерживать тех, кто идет за тобой. Хамам на поле не место. Вот, к примеру, если мужчина играет в шортах, он должен надеть длинные гольфы. В футболке без воротника выходить на поле тоже некультурно. Нельзя громко кричать, мешая другим. В момент подготовки к удару и непосредственно удара нельзя даже разговаривать, чтобы не помешать человеку.

Вот это все на поле и приходит. Уважение друг друга. Культура игры. Это то, чего нам в жизни часто так недостает.

БЛИЦ

— Чем увлекались до гольфа?

— Рыбалкой. Ходил с удочкой по речке. Обязательно B субботу или воскресенье выезжал на целый день.

— Самое экзотическое место отдыха?

— Я нe имею страсти к далеким путешествиям.

— Как тогда предпочитаете проводить отпуск?

— Я не экстремал, как это сейчас модно. Люблю комфортный отдых, хорошие отели. Если еду играть в гольф, то хочу выспаться, не спеша позавтракать, спокойно собраться. Чтобы не спешить никуда, не упаковываться-распаковываться многократно, чтобы людей вокруг было немного.

— Ваши пристрастия в кухне?

— Любая кухня по-своему хороша. Нравится и сырая рыба, и пельмени, и кимчи, и жареное мясо. Приезжая во Владивосток, обязательно схожу хоть раз в итальянский ресторан. Будучи в Японии, непременно кушаю суси.

— Любимая марка одежды?

— Я тут понимаю одно: удобно. Пристрастий особых нет. Перед марками не благоговею. $5000 стоит костюм или $500 - это не определяющий фактор.

— Марка ваших часов?

– A я даже и не знаю... Вот эти часы — подарок хорошего знакомого. Сказал, что часы вечные, т.к. в них циферблат является аккумулятором. Не нужно заводить, менять батарейки. Удобные часы.

-- Давайте посмотрим? Attesa... B первый раз такие вижу. Не самые простые часы, однако.

— Ну и не самые дорогие, думаю.

— Марка телефона...

— Никаких пристрастий! SonyEricsson, раскладушка. Это новый. Секретарь выбрала и посоветовала, вот я и взял.

— Ваша машина — это...

– Машины — это другой вопрос. «Мерседес».

— «Мерседес» — в Ппастуне?

— Первый E-2OOD, дизельный, квадратный такой, появился y меня где-то в1991 г. Тогда это была одна из двух машин данной марки в крае. Второй мой «Мерседес» имел уже больший объем двигателя — E3OOD. Oн очень много пробегал. Ну a третий — это уже S500 в кузове W220. Bот этот точно был первым «Мерседесом» в новом кузове в Приморье. Компания купила его в 1999 г., когда их только начали выпускать. Тут как раз подошло время машину менять. Привезли из Германии. В личном же пользовании сейчас имею «глазастый» бензиновый E320.

— Кстати, «Мерседесы» ломаются?

— ЕЗ20, конечно, попроще пятисотого, меньше систем электроники, нет пневмоподвески. Наездил на нем уже 64 тысячи километров, однажды вышел из строя какой-то датчик и все. А с S-классом были проблемы.

– Вы можете сравнить немецкие авто и японские?

— Японские машины самые надежные, отказов у них гораздо меньше. Электроника, конечно, у японцев «крепче». Однако разница между автомобильным Западом и Востоком действительно есть. Речь идет об идеологии машин. Японские создаются лет на пять максимум, а немецкие — на десятилетие. Это мое личное мнение. Поведение на дороге тоже различается. Как-то был у меня перерыв между «Мерседесами», когда я ездил на леворупьном Crown. Такие делают на заказ в Японии. Очень надежная и комфортабельная машина, прошла уже почти полмиллиона километров и до сих пор ездит. Но поведение на дороге другое! Не так проходит повороты, не та у нее устойчивость. И металл, опять же, тоньше.

КСТАТИ

«У меня и земля есть, и проект гольф-клуба»

Известный приморский предприниматель Валентин Пак еще 10 лет назад планировал то, о чем мечтает Владимир Щербаков.

— Валентин Петрович, главный гольфист Приморья Владимир Щербаков сказал в своем интервью, что считает вполне осуществимой идею открытия гольф-клуба вблизи Владивостока, но только при одном условии — необходимо иметь свободные 30-50 га земли. А с этим на нашем полуострове, как известно, напряженка…

— Я имею участок земли именно такого размера, расположенный как раз в получасе езды от города.

— Там действительно можно соорудить поле для гольфа?

— Вот, держите папку, посмотрите сами. Это генплан гольф-клуба. Разработан по моему заказу еще B 1995 г. Разработчиков консультировали канадские специалисты по созданию гольф—полей. C этой целью они приезжали во Владивосток. Генплан согласован во всех инстанциях, от главного архитектора города и «Дальэнepro» до Комитета по геологии и Heдропользованию. Видите: акты, согласования, печати, подписи... Все есть.

— М—да... А почему об этом вашем плане никто не знает?

— Вы сами—то как думаете? Можно было в эти годы реализовать такой проект во Владивостоке? При политической нестабильности прошедшего десятилетия, когда мэры менялись один за другим, были один «интереснее» другого и без конца воевали как друг с другом, так и с губернаторами. Никто не стал бы вкладывать деньги.

— Вы не пробовали с мэрами об этом разговаривать?

– Пробовал.

— Ну и?

— Теперь во Владивостоке новый глава.

— Всему преградой только политика?

— Не только. Я знал: наше общество не готово было принять эту идею всерьез.

— А сегодня?

— На дворе ХХI век, наш бизнес окреп, а граждане стали цивилизованнее. Теперь это можно обсуждать.

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ