Главная Обучение за рубежом: языковые преграды и школьные отличия

14 октября 2015, 11:34

Обучение за рубежом: языковые преграды и школьные отличия

Чему учат в заграничных странах детей из Приморского края

Языковое погружение

Мучительное преодоление языкового барьера при полном погружении в языковую среду сродни шоковой терапии. Впрочем, если базовых знаний достаточно, процесс этот не покажется таким уж болезненным. А для того, чтобы разговориться, ехать в одну из языковых школ за рубежом не всегда целесообразно — приличные языковые школы есть и в Приморье. 

Как говорят эксперты языкового образования, с учетом новейших методик и технологий овладеть иностранным языком, и прежде всего английским, можно в Приморье в любом возрасте, даже младшеклассникам и детсадовцам. И хорошо бы закреплять полученные знания во время путешествий-практик по разным странам. 

Александр Полоник, директор центра обучения за рубежом «Дальвиза»: «Основы языка и грамматику лучше начинать учить в России. За рубежом акцент делается на коммуникативный подход к изучению языка. Быстрый эффект: начинает понимать английскую речь, открывается ухо и сам начинает более свободно говорить на языке. Без русского акцента. Преодолевается языковой барьер и потом легче в России дальше учить язык. Проверено на моей 18-летней дочери». 

Светлана Стёпочкина, директор международного образовательного центра English World: «Современные родители понимают, что того английского, который предлагается в школе, к сожалению, недостаточно. Школы делают упор на развитие навыков перевода, чтения, дают много сложной грамматики. И это тоже правильно и необходимо. Но ведь главная цель в изучении языка — это то, насколько человек может общаться, говорить по-английски, как он выражает свои мысли, насколько понимает собеседника — носителя языка. К нам приходит масса школьников, которые теоретически знают очень сложную грамматику, но совсем не умеют говорить. В их арсенале только базовые фразы — как их зовут и где они живут. Именно над этим аспектом мы и работаем. Наша главная цель — научить детей говорить. Вы удивитесь, насколько веселой может быть отработка грамматики через коммуникативные ролевые игры! 

Каждое лето группа наших студентов выезжает в США либо Канаду. Закрепление и развитие навыков, приобретенных на занятиях в течение всего года, — это очень важно. Сейчас по причине высокого курса доллара многие компании переориентировались на изучение английского на Филиппинах, в Корее, Сингапуре и других азиатских странах, поскольку это гораздо дешевле. Но здесь надо понимать, что, если вы хотите, чтобы поездка действительно принесла максимальный результат с точки зрения повышения уровня английского языка, необходимо полное погружение именно в англоязычную среду и культуру, где все 24 часа в сутки вы слышите и видите только английский. Конечно, за месяц обучения в США либо Канаде ваш ребенок не станет говорить, как носитель, но повышение уровня и мотивация к дальнейшему совершенствованию языка будут очень высокими. 

Чем больше будет ребенок учить английский еще до поездки за рубеж, независимо от того, будет это короткое летнее пребывание или долгосрочное академическое обучение, тем легче будет ему адаптироваться в новой стране. Разговоры, что можно приехать с «нулевым» английским и, погрузившись, заговорить — не совсем честные. Конечно, можно пройти и такой путь, но сколько лишнего времени и родительских денег уйдет на это! Так зачем терять время? Пусть ваш ребенок учит английский уже сегодня, не теряя ни минуты». 

Ирина Шевкунова, региональный директор шведской компании EF Education First: «Наш офис во Владивостоке отправляет «студентов» от Норильска до Камчатки учиться за границу. Дальний Восток — путешествующий регион. Так как наша компания обучает семи языкам методом погружения, то отправляем детей и в англоязычные страны, и во Францию, Китай, Сингапур (там два языка преподаются, английский и китайский), Японию и Испанию. И интерес у дальневосточников как раз к странам, которые далеко от нас. Например, Ирландия — туда можно оформить визу без личного присутствия, в отличии от Великобритании. А также Канада, США, Австралия, Новая Зеландия и Сингапур — самое безопасное государство.

Считаю, чем раньше начнешь изучать язык, тем быстрее начинаешь развиваться в целом. Это изучение новой культуры, расширение словарного запаса, развитие памяти. Практиковать язык нужно за рубежом. Это огромное удовольствие — полноценное общение. Поэтому здорово, когда есть возможность поехать за рубеж и дать возможность своему ребенку нести ответственность за себя, за посещение занятий, экскурсий, куда нельзя опаздывать, самостоятельный перелет — это же целое приключение. Ну и незабываемое лето! Так как обучаться едут больше школьники и студенты, то на пике спроса летний период. 

Поездка — это прекрасная возможность пожить самостоятельно в другой стране, научиться общаться с людьми из разных стран, узнать их обычаи и культуру. 

Особой популярностью у наших клиентов пользуется школа в Пекине (построена к Олимпиаде 2008 года). Там очень много европейцев, для которых Китай — это экзотика. И очень мало русских студентов. Также в Китае есть прекрасные семьи, принимающие наших учеников, которые могут говорить по-английски и в основном либо имеют свой бизнес, либо работают в иностранных компаниях. Хит продаж из англоязычных стран — Санта-Барбара в США, там, пожалуй, самая популярная из наших школ. Замечательное сочетание климата, занятий, экскурсий по Калифорнии, безопасность и размеренность жизни. Ну а в Париже есть школа около галереи Лафайет: современная, большая и жизнь бурлит внутри. Я лично видела уроки кулинарии на французском языке — это просто увлекательное театральное шоу».

Кризис — не помеха

Представители языковых школ и организаций отмечают, что нынешний экономический кризис не слишком-то снизил спрос на их образовательный продукт. 

Александр Полоник: «С каждым годом увеличивается число родителей, желающих отправить своих детей на курсы английского и в вузы за рубеж. Стоимость обучения в течение месяца, например, на Мальте, в Канаде, США, Новой Зеландии с проживанием и питанием, визовыми расходами, авиабилетами, экскурсиями и карманными расходами — около 250 тыс. рублей. 

Социальный портрет среднестатистического клиента нашей компании: семья среднего и выше среднего достатка с доходом выше 100 тыс. рублей в месяц. Многие семьи имеют свой бизнес. Большинство детей учатся либо в спецшколах с уклоном английского языка, либо занимаются с репетитором.

Номер один по популярности — Канада. Курс канадского доллара упал на 30% по отношению к американскому доллару. Русским скидка 30% на обучение из-за кризиса. Колледж стоит 15 тыс. канадских долларов в год. Студентам, кстати, отучившимся два года, дают рабочую визу на три года и ПМЖ. Во время обучения, начиная с определенного возраста, можно и подрабатывать».

Ирина Шевкунова: «Нынешний кризис — третий подобный случай в моей практике работы в этой сфере деятельности с 1998 г. Очень благодарна своим клиентам, которые ценят работу нашей компании, видят результат и продолжают вкладывать средства в самое надежное — знания и жизненный опыт своих детей. И никто не пожалел, что вложил средства и отправил ребенка учиться языку. Будут оправлять и дальше. Спрос есть и есть прекрасные предложения — нужно лишь подобрать индивидуально правильную программу обучения. Это доступно. По-прежнему в некоторых популярных школах места нужно бронировать задолго до поездки. И мы делаем это сейчас как раз — тестируем, планируем поездку, график платежей, сроки оформления визы и подбираем удобные перелеты».



Неглубокие знания с масштабным пофигизмом

\"\"Уровень образования в обычных муниципальных школах Европы часто уступает российскому. Почему? 

Вероника Казакова, преподаватель ВГУЭС, некоторое время провела с семьей в Черногории: «Это Европа как она есть, но при этом колоритная глубинка. Кроме того, Монтенегро была нам интересна еще и близостью языка, культуры, религии. Наша дочь пошла там в первый класс в шесть лет. Школу выбирали самую близкую к дому. Вариантов выбора школ в Черногории практически нет. Все идут в ближайшие. Преподавание велось на сербском языке. Никакой подготовки к школе мы не производили.

Посольство России в Подгорице — в трех часах езды от того города, где мы жили. Так что вариантов, кроме «аутентичной» черногорской школы, у нас не было. Знаю, что в городах с большим русским сообществом (в Будве, например) функционируют небольшие русские школы. Организуются они в частном порядке, зачастую самими родителями, которые и преподают там тоже. Но сильной образовательной базой я бы такие центры не назвала.

В школах собственно черногорский режим обучения похож на российский. Две смены — первая с восьми утра и вторая с обеда. Уроки по 40 минут, 10 минут перемены, завтраков и обедов нет, да и столовых нет тоже. Все — с собой (обычно берут перекусы и соки). Физкультура в основном на улице — бегают, играют. В городах на Адриатике нет центрального отопления, так что школа с печкой. На зиму заготавливают дрова, топят печи обычно печник или помощник директора по хозчасти.

Так как мы пошли там в первый класс, то сравнить дочке было не с чем. Приняли ее очень доброжелательно. Выдали учебники и объяснили, как будем учиться. Учителя очень старались ей помочь — в нашей сельской школе она была первым иностранным учеником. Мы старались тоже. Так как мы уехали на следующий год, не могу сказать, как она себя бы там ощущала сейчас, так как ходит в российскую школу. 

Самая первая проблема — язык. Плюс адаптация к новым условиям жизни и новым людям. Чтобы дочке было немного легче учиться, я договорилась с учителями, что на первых порах буду посещать школу вместе с ней. И хотя это было очень необычно и впервые, нам тем не менее пошли навстречу, и первый месяц мы прилежно учились вместе — сидели за одной партой, я подсказывала, переводила. Да и спокойнее мне было так за ребенка — ведь это был не ее, а мой выбор — отвести ее в школу в другой стране. Проблема языка решилась быстро. Уже через пару месяцев дочь спокойно общалась со сверстниками, в школу сама ходила с удовольствием. Так что небольшой, но уникальный опыт обучения в другой стране мы получили. 

Ну а в целом кардинальных отличий нет. Но мне как-то запомнилось, что учителей называют «наставниками» и по именам. Еще их система обучения не заточена на результат. У нас есть ГИА, ЕГЭ, годовые аттестации. Там — просто дают набор информации. Хочешь — учись, а можешь сильно и не учиться, все равно переведут в следующий класс, будешь сидеть и дальше слушать. Российская образовательная база мне кажется серьезней. В Монтенегро глубоких знаний нет. Формы тоже. Нет даже единого стандарта одежды типа «черный низ — белый верх». Все ходят в школу как хотят. В общем, минусов достаточно. Из плюсов — безусловная доброжелательность к ребенку со стороны педагогов, почти семейная обстановка в классах. И к наставникам ученики, как мне кажется, относятся с большим почтением, чем у нас к учителям».

Анна Романенко-Кабрера, жительница Владивостока, находящаяся в г. Барселоне (Испания), отдала сына в обычную государственную школу: «Живем семьей на две страны, так как я — россиянка, муж — испанец, а сын — гражданин обоих государств. Учебный год проводим преимущественно в Барселоне. До восьмилетия сына мы жили в России, он ходил в обычный наш детский сад и в начальную школу, пошел затем в испанскую школу. Так что был по сути иностранным ребенком в классе, несмотря на испанскую фамилию и знание языка.

Чтобы определить ребенка в муниципальную школу, мы обратились по правилам в местное, барселонское отделение образования немного заранее, где-то за пару месяцев до учебного года. С нас потребовали принести прописку ребенка и прочие документы, включая справку из российской школы с оценками. Затем с распечатанным электронным письмом от отделения образования мы пошли в выбранную школу, захватив фото сына и оплатив шесть евро. Хорошо, что сын уже был знаком с испанским языком, благодаря отцу. Иначе пришлось бы трудно на уроках, по крайней мере, первое время. 

Что касается уровня образования в обычной испанской государственной школе, то он, к сожалению, невысок. Я сравниваю с тем, что было у меня лично в школах Владивостока. Да и дисциплина среди испанских учеников очень страдает! Хотя я и была к этому готова, переезжая в Барселону, все равно остаюсь обескураженной масштабами «пофигизма» учителей и учеников. Однако в целом испанские учителя, как могли, старались помочь нашему мальчику в адаптации.

Каждый урок здесь идет 55 минут. На уроках дети здесь сидят по одному, учителей называют просто по именам. Вместо четвертей в году — триместры, в конце каждого родителям выдают список оценок ребенка. Помимо испанского языка, сын учит в школе обязательный английский и не обязательный французский. Уроков на дом задают смешно мало, да и число предметов заметно меньше, чем в нашей, российской школе. Предметы, кстати, объединены: испанский язык и литература — один предмет, история и география — другой, под названием «социалис», физика, биология, химия — «натуралис», информатика и черчение называются вместе технологией. Преподают ученикам и религию. Не хотите, чтобы ваш ребенок имел эти знания — выбираете другой, тот же дополнительный испанский. Школы обнесены забором, а учеников до окончания уроков без специального разрешения родителей домой не отпустят. Прогулы при хромающей дисциплине исключены. Школьный автобус — бесплатный. Интересно, что у сына-школьника есть «студенческий» билет — такое удостоверение выдают всем ученикам муниципальных школ в Испании».


«Нет этого ощущения из детства, что все «под одну гребенку»

 Мысли покинуть Приморье никогда не было у Дарьи Иониной, журналиста из Владивостока. Однако именно особенности отечественной системы дошкольного образования сподвигли ее перебраться в Таиланд:

— В 2012-м бывшая коллега предложила перебраться к ней в Таиланд, развивать местное русскоязычное телевидение. Идея мне казалась нереальной — было слишком много «но», да и просто страшно все менять. Я долго отнекивалась, без энтузиазма вела переговоры с потенциальным работодателем и даже не думала паковать чемоданы. А потом, когда пришло время отдавать ребенка в детский сад (ей было два с половиной года), оказалось, что путевки ей не досталось. И решение пришло само собой — рискнем и поедем жить в Таиланд. Это уже живя здесь, я пристально изучаю другие страны для дальнейшей жизни. Тогда же это была чистой воды авантюра.

\"\"ПЕРВЫЙ ГОД мы посвятили акклиматизации и отдыху дочери. Я работала, она — росла как на дрожжах под тайским солнцем, ежедневно заправляясь фруктами. Тщательно образовательный рынок мы не изучали. Посмотрели несколько сайтов школ и остановились на той, где учатся дети моих друзей. Главную роль сыграло то, что я увидела, как чисто пятилетки говорят на английском. Съездили, познакомились с персоналом, посмотрели, как проходят уроки, и начали потихоньку готовить Эмму. Школа Head Start International School работает по программе британского университета в Кембридже. Английский язык здесь преподают как родной, большинство преподавателей — англичане. 

За два месяца до начала учебного года, когда Эмме было три с половиной, мы начали смотреть видеоуроки английского для малышей, учили цифры и алфавит. В целом можно сказать, что в «прескул» (подготовительный класс) она пошла с нуля. 

МЕЖДУНАРОДНУЮ АНГЛОЯЗЫЧНУЮ ШКОЛУ я выбрала для дочери целенаправленно. Для меня до сих пор очень важно дать ребенку качественное образование, в основе которого лежат иностранные языки. Два года Эмма проучилась по английской системе образования, на третий год мы поменяли школу и перешли на американскую систему в школу Oak Meadow International School. Но принципиально ничего не изменилось.

ТАЙСКИЕ ШКОЛЫ ОТЛИЧАЮТСЯ от российских принципиально. И главное различие — в отношение к детям. Ученики — полноправные партнеры учителей. Со своими мыслями, идеями, мнением. Они изучают окружающий мир, задают вопросы, фантазируют и каждый день придумывают что-то новое. Учатся дети с понедельника по пятницу с 8.30 и до 15 часов. Сейчас у Эммы по пять — шесть полноценных уроков в день: английский, тайский, китайский, математика, творчество, естествознание и т. п. С 15 до 17 дополнительные занятия на выбор: для Эммы мы определили плавание и русский язык.

С самого первого дня дочь ни разу не пожаловалась на языковое трудности. В ее классе есть тайцы, русские, австралийцы, голландцы. Для большинства детей английский не был родным. Но через год она стала разговаривать по-английски без заминок. Сейчас, в пять с половиной лет, она говорит, пишет и читает по-английски лучше, чем по-русски. Не знаю, плохо это или хорошо, но на всякий случай мы принялись учить и родной язык тоже. Школа для нее — это развлечение. Уроки интересны, перемены — еще больше. Каждый день Эмма приносит из школы целую кипу рисунков и поделок. 

НИКАКИХ ТРУДНОСТЕЙ за три года ни у меня, ни у дочери не возникало. Поэтому мы стараемся проучиться в международной школе максимально долго. Когда я вникаю в Эммину школьную жизнь — я ей немного завидую. Само здание школы напоминает скорее пионерский лагерь — яркие краски, вокруг зелень. На переменах дети катаются на качелях, играют в саду. Обо всем, что произошло за день в школе, я узнаю из мобильного приложения — учителя после каждого урока присылают мне комментарии. 

ВСЕ ДЕТИ В ШКОЛЬНОЙ ФОРМЕ, но она яркая, и нет этого ощущения из детства, что все «под одну гребенку». Учителя обращаются к детям только по имени (когда я училась в школе, я вообще не помню, чтобы кто-то из старших вспоминал, как меня зовут, только фамилия имела значение) и на равных. Дети зовут их по именам — «мистер Рамсден» или «тичер Шерил», например. Учителям здесь от 30 до 40 лет и они действительно любят детей. Главное, на мой взгляд, что отличает школу, где училась я, от той, где учится моя дочь, — это свобода. Дети не боятся учителей, не боятся чего-то не понять или не услышать. Им нравится получать хорошие оценки, и это и есть главная мотивация. Лучший ученик по итогам недели получает какой-то бонус от школы: бесплатный поход в кафе или в кино.

ЕСЛИ ЖЕ УЧЕНИКИ ОТКРОВЕННО ПЛОХО ВЕДУТ СЕБЯ, им просто устраивают «тайм-аут»: отправляют в пустой класс посидеть в одиночестве. И это всегда срабатывает! Кроме того, несмотря на плотное расписание уроков, у школьников достаточно времени на отдых, игры и ланч.

ГЛАВНЫЙ ПЛЮС тех школ, с которыми мы имеем дело в Таиланде, на мой взгляд, — это всестороннее развитие ребенка и хороший старт ко взрослой жизни. Несмотря на достаточное мягкое отношение к детям, в школе удерживают жесткую дисциплину. Я вижу, как мой ребенок из совсем крошечной девочки шаг за шагом превращается во взрослого человека, способного думать, принимать решения и нести ответственность за них.

КОММЕНТАРИЙ

Рената Кукрякова, владелица студии ногтевого сервиса Rouge в ТРЦ «Малый ГУМ»: «Вопрос образования ребенка встал, когда мы решили переехать в Таиланд. Мы жили в южной части острова Пхукет, школу выбирали, чтобы относительно близко была от дома. Предпочтение отдали британской школе Palm House School. Дочка пошла в школу в возрасте шести лет во второй класс, так как по британской системе обучения дети идут в первый класс в возрасте пяти лет. Мой ребенок знал азы английского: вежливые слова, названия животных, предметы и тому подобное. Параллельно дочка занималась с репетитором по русскому языку, литературе и математике, чтобы быть на уровне своих сверстников. Основная цель была ребенка научить свободно владеть английским языком, поэтому вариант школы при посольстве РФ не рассматривался.

По иностранной школе дочка скучает до сих пор! Эта была одна семья, очень уважительное отношение к детям, как к маленьким личностям. Сначала дочке было сложно. Весь процесс обучения на английском языке, преподаватели — британцы и дети со всего мира! Но адаптация прошла достаточно быстро. Сейчас дочка, попадая в англоязычную среду, совершенно не стесняясь знакомится с детьми, ведет активную коммуникацию на английском языке со взрослыми.

Главным отличием тайской от среднестатистической российской школы я нахожу вот что: когда твой ребенок с удовольствием идет в школу с утра и очень переживает, что разочарует учителя, если не сделает домашнюю работу. Детей очень здорово мотивировали и вовлекали в учебный процесс. Ну а если вы хотите, чтобы ваш ребенок знал английский язык, думал на этом языке, свободно общался, то необходимо учиться в англоязычной школе, так как никакая российская школа этого не даст. Но будьте готовы к тому, что, когда дети учатся в английской школе, они начинают терять интерес к родному языку. И с этим надо работать».


КАК У НАС

Не надо сокрушаться

\"\"В каком положении сегодня российская государственная школа? Об этом говорит Елена Артеменко, директор МБОУ «Гимназия № 1 г. Владивостока»: «Однозначного определения ситуации в школьном образовании дать невозможно. Школы находятся на совершенно разных стадиях развития: одни переживают период необычайного подъема и успеха, другие вступают в режим стабильного функционирования, третьи, к сожалению, находятся в состоянии упадка. 

Нынешнее поколение школьников не хуже и не лучше предшествующих, оно просто другое. Все наши попытки сравнений будут неправомерны, поскольку за последние два десятилетия мир стремительно изменился во всех отношениях, а следовательно, нынешнее поколение — это дети совсем другой формации, ценностной, экономической, политической и т. д. Они более мобильны, целеустремленны, прагматичны, воспитаны в контексте культуры пользователей, им в меньшей степени свойственно качество коллективизма. При этом они амбициозны и претендуют на исключительность, неповторимость. Но это мы, взрослые, — родители и педагоги, наше общество — сделали их такими, они родились в мире, созданном нами, а не кем-то другим. А значит, нам нужно не сокрушаться по поводу того, что нынешнее поколение «хуже, чем прежде», а постараться сохранить в воспитательных системах семьи и школы то лучшее, что мы считаем ценным.

Современной школе, несомненно, сложно взаимодействовать с родителями учеников. Сегодня школа перестала быть единственным источником знаний, а как следствие, у родителей возникает иллюзия, что без учителя и школы можно обойтись. Современный термин «образовательная услуга» тоже предопределяет определенный тип взаимоотношений с родителями по принципу «обязаны предоставить». Думается, главная причина сложностей в отношениях с родителями заключается в том, что в обществе в целом место школы как ключевого фактора формирования и становления личности человека провозглашено, но не осознано большинством. Понятие «качественное образование» многими сводится к высоким баллам ЕГЭ. А ведь задача школы не в том, чтобы «натаскать» к экзаменам и подготовить к поступлению в вуз, а в том, чтобы подготовить к жизни. А это возможно только при совместной деятельности родителей, педагогов, а с определенного возраста и самих учащихся. А значит, основное воспитание не просто в семье или в школе, а в союзе мудрых взрослых, заботящихся о будущем не только нынешних детей, но и внуков, правнуков и последующих поколений».

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ