Экспорт против импорта: экономическая реальность ДФО за 20 лет

фото KONKURENT | Экспорт против импорта: экономическая реальность ДФО за 20 лет
фото KONKURENT

Хитрость, искусство дипломатии, способность заставить считаться с собой — все это во внешней политике имеет пределы. Все, что может ужасать или восхищать «партнеров», определяется ресурсами, которые обеспечивает экономика. Какова экономическая реальность ДФО в разрезе ВЭД и как она изменилась за 20 лет?

По данным Дальневосточного таможенного управления, в 2018 г. объем экспорта субъектов Дальнего Востока (не считая недавно включенные в состав округа Забайкалье и Бурятию) составил $28,214 млрд. Из них две трети — это минеральные продукты (17,2 млрд) и топливо (16,4 млрд). Примерно по 10% составляют продовольствие и сельскохозяйственное сырье, по 5% — продукция машиностроения и древесина.

Экспорт

Простое сопоставление со структурой ВЭД 20-летней давности не будет обладать научной достоверностью, поскольку и курс доллара, и стоимость товаров в 2002 г. были другими, чем сегодня. Тем не менее некоторые тенденции в представленных цифрах можно увидеть. Например, стоимость тонны нефти изменилась с $139 в 2002?г. до $562 в 2018-м, угля — с $34,2 до $91, рыбы и морепродуктов — с $931 до $2133. Очевидно, на рост стоимости повлияли не только колебания цен на мировых рынках, но и изменение состава товарной категории, причем этот процесс не всегда связан с углублением переработки добытого сырья: например, к 2018 г. в общем объеме угля увеличилась доля дорогостоящих каменных и битуминозных углей, тогда как в 2002-м вывозили в основном дешевый бурый уголь для китайских котельных. Подобное замещение произошло и в других товарных категориях.

Преобладание сырой нефти в современной структуре дальневосточного экспорта обусловлено деятельностью двух магистральных нефтепроводов — ВСТО-1 и ВСТО-2, запущенных в 2009–2012 гг., по которым она идет в Китай и через нефтепорт Козьмино в страны АТР. Сжиженный природный газ (СПГ) пока поставляется с Сахалина, но после запуска в конце 2019 г. газопровода «Сила Сибири» и его ответвления в Китай в районе Благовещенска к статье экспорта добавится еще 38 млрд куб. м природного газа в год. Часть этого объема будет поступать с Чаяндинского месторождения в Якутии, часть — с Сахалина и часть — из Ковыктинского месторождения в Иркутской области, так что весь этот экспортный газовый коктейль нельзя будет считать чисто дальневосточным.

Уголь традиционно занимает в товарной структуре экспорта ДФО почетное место, его объемы за последние годы существенно выросли в связи с ростом спроса на каменный и битуминозный угли не только в КНР, где угольная электрогенерация является основной, но и в Японии и Республике Корея, в которых угли используются в химической промышленности. Часть угля, проходящего через региональные пункты пропуска, не местного происхождения — это продукция забайкальских и кузбасских месторождений.

Древесины вывозится по-прежнему много, в основном в Китай, и по большей части необработанной. Следует отметить, что основной объем круглого леса, проходящий через главные железнодорожные ворота региона в КНР — станцию Гродеково, — не местного, а сибирского происхождения, местная же древесина вывозится в виде бруса, производимого китайцами на собственных лесопилках. Такая практика появилась после повышения в России в 2012 г. вывозных пошлин на круглый лес, которое, по идее, должно было стимулировать развитие глубокой переработки древесины на территории страны, но привело пока только к переносу китайских мощностей по грубой обработке древесного сырья в приграничные районы Приморья, Хабаровского края, Амурской области и ЕАО. Китайцы регистрируют свои лесопилки на местных жителей, пилят лес (часто добытый незаконно «черными лесорубами») и с минимальными пошлинами вывозят его в провинцию Хэйлунцзян, где за последние десятилетия построен целый кластер из десятков деревообрабатывающих заводов, работающих на российском сырье.

Что касается ведущих стран — получателей экспорта, то, как ни странно, первым в списке оказался не Китай, а Республика Корея, куда субъектами ДФО было направлено товаров на общую сумму $9 млрд. Следом идет Китай ($6,44 млрд), которому совсем немного уступает Япония ($6,21 млрд). Очевидно, что КНР является лидером по объему ввозимых из ДФО товаров, но не по стоимости, в силу структуры импорта, в котором преобладают сырая нефть, круглый лес, уголь и мороженый минтай — в полном соответствии с китайской доктриной использования Дальнего Востока в качестве поставщика больших партий дешевого сырья. В пятерке лидеров довольно неожиданно оказалась Бельгия — очевидно, за счет продаваемых на Антверпенской алмазной бирже якутских алмазов, которых в прошлом году было экспортировано на 2,1 млрд — они составляют почти четверть стоимости «минеральных продуктов».

Импорт

Общий объем импорта в макрорегионе за минувший год составил $6,28 млрд — в четыре раза меньше экспорта. В структуре импорта с большим отрывом преобладает дорогостоящая продукция машиностроения (48%), далее в списке завозимых товаров следуют продовольствие (17%), продукция химической промышленности (11%) и изделия из металлов (7%), одежда и обувь (6%).

За год в регион было завезено: наземных транспортных средств на $437 млн; плавсредств на $213 млн; изделий из черных металлов на $374 млн; пластмасс и изделий из них на $273 млн; компьютеров и периферии на $196 млн; телефонов на $132 млн; резиновых изделий, в основном покрышек и камер, на $173 млн; мяса и мясопродуктов 78 тыс. тонн, на $204 млн; фруктов 200 тыс. тонн, на $209 млн; овощей 249 тыс. тонн, на $184 млн.

Среди стран-экпортеров совершенно предсказуемо ведущее место с большим отрывом занимает Китай (53%), значительно меньше везут из Кореи (9%) и Японии (8%), США (7%), Европа представлена Германией (2%) и рядом других стран, доля каждой из которых — менее 1%.

Итог

Импортные и экспортные данные представляют собой «среднюю температуру по больнице», тогда как у некоторых субъектов ДФО сформировался специфический набор стран-контрагентов: если у Приморья почти весь экспорт/импорт связан с «большой азиатской тройкой» (Китай, Япония, Южная Корея), то в Республике Саха (Якутия) на первом месте среди экпортеров находятся США, откуда поступила половина всех товаров, затем следуют Ангола и Польша (примерно по 30%), а КНР занимает только 4-е место. Среди экспортеров Якутии на первом месте также не АТР: Бельгия, Индия, ОАЭ (все трое — крупные покупатели алмазов), Китай, Корея и Япония.

Как бы то ни было, за прошедшие годы существенно изменились объемы и состав грузов, провозимых через дальневосточные границы. Грузооборот по весу увеличился почти втрое: экспорт — с 22 до 67 млн тонн, импорт — существенно меньше, с 2 до 2,7 млн тонн. Зато в стоимостном выражении потоки выросли многократно: если в 2002 г. экспорт составил около $3 млрд, то в 2018-м — $28 млрд, импорт, соответственно, — около $1,5 и $6,2 млрд. Заметен кратный рост экспорта по отношению к импорту, обусловленный закреплением сырьевой специализации Дальнего Востока по отношению к странам АТР за счет развития добывающей индустрии региона и строительства мощной инфраструктуры сырьевого транзита — нефте- и газопроводов, модернизации Транссиба, морских портов и автомобильных подъездных путей к границе. Таким образом, реализуется установка правительства на экспортную ориентацию региона по отношению к АТР.

Принципиальных изменений в структуре экспорта не произошло: как и в 2002 г., из региона вывозится нефть, уголь, лес и рыба, но в других пропорциях — стало больше нефти (33%), угля (11%) и рыбы (11%), снизилась доля древесины (4,6% против 23% в 1999-м). Кроме того, в списке товаров появились газ (16%), алмазы (14%) и продукты питания (7%). Доля металлов (в основном речь идет о металлоломе) уменьшилась с 7% в 1999 г. до 1%; снижение объясняется внутренним спросом на этот вид сырья со стороны завода «Амурметалл» и его лоббированием запретительных мер по вывозу лома на экспорт. Видна явная тенденция повышения стоимости товаров, включая уголь и древесину (о причинах подорожания последней сказано выше). Таким образом, можно говорить о качественном и количественном росте экспорта, но в его основе остается сырье минерального, растительного и животного происхождения, или, реже, первые переделы продукции.

То есть с точки зрения ВЭД Дальний Восток перестал быть регионом приграничной торговли, реализующим на китайском рынке ресурсы, срубленные, выловленные и выкопанные в собственных промысловых угодьях. Эта часть экспорта не исчезла, но ее доля заметно уменьшилась за счет транзитных потоков сырья и первых переделов продукции из других регионов, не имеющих непосредственного выхода в АТР — в первую очередь из Сибири. Заметно увеличились стоимость, объемы и ассортимент вывозимых товаров, в том числе и за счет появления новых для региона категорий. Вместе с тем доля продуктов глубокой переработки в экспорте по-прежнему крайне мала.

Данные импортных операций представляют собой картину понятную, но заставляющую задуматься: в регион массово завозятся не только товары народного потребления и продукция машиностроения, не производимые отечественной промышленностью, но и то, что регион вполне может сделать сам, хотя бы частично: продукты питания, изделия химпрома и металл.

Но когда перебираешь, кубик за кубиком, все то, что составляет существо приморской экономики, становится ясно: она на перекрестке. Перед ней острые, может быть, отчаянные вызовы, частью — внешние, частью — внутренние, сложившиеся в результате ее эволюции за четверть века как не слишком удачного экономического проекта. На эти вызовы нужно дать убедительные ответы.

КОММЕНТАРИЙ

Денис Суслов, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Института экономических исследований ДВО РАН: «Состояние и динамика внешней торговли на Дальнем Востоке ничем не отличаются от того, что происходит в целом в российской экономике. Тенденции такие же. Только в целом по России кризис во внешней торговле начался в 2014 г., а на Дальнем Востоке — в 2015 г. Это объясняется различием товарной структуры экспорта.

Для Дальнего Востока основной статьей является экспорт углеводородов и угля (63,8% — в 2010 г., 61,5% — в 2015 г., 58,3% — в 2018 г.), тогда как в целом по России в структуре экспорта углеводороды занимают около 40%. И, конечно, когда в 2015 г. произошло резкое падение цен на нефть и газ, началось снижение объемов дальневосточного экспорта в стоимостном выражении. В 2017 г. наметилась положительная динамика развития внешнеторговой сферы региона, которая распространилась и на 2018 г., устойчивость этой тенденции покажет уже текущий год.

Таким образом, негативные тенденции во внешнеторговой активности Дальнего Востока в 2015–2016 гг. окончательно удалось преодолеть в последние два года. Если в кризисный период падение цен на нефть, девальвация рубля, зарубежные санкции, рецессия в экономике страны привели к резкому спаду внешнеторговой активности в регионе, то в 2017–2018 гг., наоборот, улучшение внешней конъюнктуры рынков и общеэкономической ситуации, вместе с укреплением рубля и стабилизацией валютных курсов, привело к значительному улучшению внешнеторговой активности.

Так, внешнеторговый оборот Дальнего Востока составил 34474,9 млн долларов США, что на 5949,7 млн долларов США больше, чем в 2017 г. (на 20,9%), при этом экспорт увеличился на 5946,6 млн долларов США (на 26,7%), до 28188,7 млн долларов, а импорт увеличился на 3,1 млн долларов США (на 0,1%) — до 6286,2 млн долларов. При этом положительное сальдо в объеме 21,9 млрд долларов существенно превысило докризисный уровень 2013 г.

Особенностью внешней торговли Дальнего Востока является ее ориентированность на страны Азиатско-Тихоокеанского региона, и в первую очередь страны Северо-Восточной Азии (на КНР, Республику Корея и Японию). Доля этих стран во внешнеторговом обороте региона в 2018 г. составила 75,8% (2015 г. — 76,7%, 2016 г. — 69%), в экспорте — 77% (80,9 и 72,5% соответственно), импорте — 70,4% (72,6 и 57,8%). Благодаря такой ориентированности и улучшению внешней экономической конъюнктуры вместе со стабилизацией обменных курсов внешнеторговая активность Дальнего Востока повысилась в 2017–2018 гг. Таким образом, в среднесрочной перспективе формирование объемов и структуры внешней торговли Дальнего Востока будет зависеть от структуры и динамики внешнего спроса со стороны этих стран, а также от экономической ситуации в основных отраслях, обеспечивающих экспортные поставки, и расширения спроса на импортируемую продукцию».

 

Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
приморье | Отправлено: 21 марта 2019, 11:43
Данные по импорту занижены в сотни раз.Весь краевой бюджет за год уходит на закупку импорта в Китае.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ