Юрий Солозобов: «Начальник должен руководить»

Глава экспедиторской компании о кадрах, дорогах и ответственности
"Конкурент" | «Начальник должен руководить»
"Конкурент"
Анкета
Солозобов Юрий Александрович, 49 лет.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: село Работки Горьковской области.
КЕМ ХОТЕЛ БЫТЬ В ДЕТСТВЕ: речником, как отец.
ОБРАЗОВАНИЕ: Институт иностранных языков (г. Горький), факультет английской и французской филологии (1974 г.); Академия внешней торговли (г. Москва).
КАРЬЕРА: инспектор Находкинской конторы "Союзвнештранс" (1974-75 гг.), инспектор, начальник отдела, заместитель директора конторы "СВТ" в Порту Восточном, с 1981 г. - директор. С 1991 г. - генеральный директор правопреемника конторы "Союзвнештранс" - ООО "СВТ-Восточный".
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, двое детей. Супруга работает в вычислительном центре Восточного порта. Сын - аспирант Санкт-Петербургского кораблестроительного института, дочь - студентка восточного факультета Санкт-Петербургского университета.
ХОББИ: лыжи зимние и водные, виндсерфинг, большой теннис.
СРЕДСТВО ОТ СТРЕССОВ: природа.
МЕЧТА: побывать в Париже и поговорить по-французски.

Юрий Солозобов приехал на Дальний Восток за романтикой 26 лет назад. Вместе с друзьями работал в геологоразведке в районе Дальнереченска. Однако очень скоро перебрался ближе к морю в Находкинскую контору предприятия "Союзвнештранс". Оказалось, что это на всю жизнь. Сегодня генеральный директор "СВТ-Восточный" не мыслит своего существования без любимой работы и красивейших мест, что окружают поселок Врангель. 

- Юрий Александрович, доводилось слышать, что в начале 80-х годов, когда в поселок Врангель съезжались молодые специалисты со всей страны, здесь было довольно весело.

- Тогда просто возраст был такой. Веселились, радовались жизни. До 12 часов ночи работали, а потом в общежитии собирались, картошку жарили, песни пели под гитару, мечтали. Думали: будем жить и работать вместе. Но потом начали разъезжаться - одному квартирку маленькую дали, другому...

- Вы уже считаете себя дальневосточником?

- Большая часть жизни прожита здесь. Уже и климат приморский для меня родной. Как-то спустя пять лет вырвался к родителям на лыжах покататься - чувствую, что-то не то. Привык к ветрам и туманам.

- Образование помогает вам в работе?

- Знание английского я использую постоянно, а вот французский, к сожалению, не востребован. Не могу сказать, что образование я выбирал сознательно. Школу закончил с медалью и, честно говоря, мне было без разницы, куда идти. На пляже с товарищем обсуждали эту проблему, и он предложил: "Пойдем в иняз, будем по заграницам ездить". А у меня в школе немецкий язык очень хорошо шел, и поэтому я согласился. Подали документы, я поступил, а он нет. Как сейчас помню, 1 августа 1968 года сдал на пятерку немецкий и поступил.

- Профессия экспедитор звучит совсем даже не романтично. Ваша работа никогда не казалась вам скучной?

- Видите ли, еще в советские времена у нас принято было писать о потомственных сталеварах, моряках, шахтерах. О тех, кто добывает себе на пропитание тяжелым физическим трудом. И в то же время всегда был перекос в отношении к инженерному и бумажному труду. Если кто копается в документах, тот обязательно бездельник. А между тем экспедитор - это такая же специальность, как и многие другие. Как слесарь или водитель. Здесь тоже требуются определенные знания и навыки, а кроме того - связи и контакты.

- Тогда обрисуйте, пожалуйста, функцию вашего предприятия в транспортной цепочке.

- Грубо говоря, это обслуживание перевалки грузов с одного вида транспорта на другой (скажем, с морского на железнодорожный в импорте и наоборот - в экспорте). Все оформление полностью лежит на экспедиторе. Во-первых, это получение всех разнарядок, поручений и инструкций непосредственно от экспортера и импортера. Это расчет и выставление счетов, получение платежей и расчет с местными транспортными предприятиями. Это соблюдение таможенных формальностей, которые очень сложны. На нас лежат и функции своеобразного толкача (мы всячески стремимся ускорить организацию отгрузки). И, конечно же, передача всех видов информации по продвижению грузов. Все вышеперечисленное относится к функциям локального агента.

 А есть еще функции интермодального оператора. Когда мы сами какой-то груз берем. Допустим, обращается к нам какой-то экспортер и говорит: "Ребята, довезите груз до Нью-Йорка". Но это можно сделать по-разному. Можно - через Санкт-Петербург, оттуда есть прямая линия. Можно - через Корею до Сиэтла и поездом через всю Америку с западного побережья на восточное. А можно - через Панамский канал. На тот же Тайвань можно доставить груз через Гонконг, через Бостон или через Японию. Мы предлагаем нашему экспортеру самый экономичный вариант.

Как говорил мой учитель и президент концерна "Союзвнештранс" Василий Жимкин, экспедитор - это архитектор транспорта. И это действительно так. Многие несут очень большие потери только из-за того, что не знают очевидных вещей. А подсказать некому. 

Ну, допустим, что вы экспортер, вы не знаете ни тарифов, ни других специфических особенностей. Как вы будете доставлять груз? Вы скажете: "Везите, как лучше". А кому лучше? Тому, кто повезет? Он, конечно, повезет так, как ему лучше. А экспедитор в отличие от транспортных предприятий защищает интересы грузовладельцев, своих работодателей.

- Есть ли в порту Восточном конкуренция среди экспедиторских контор?

- Конкуренция есть и, к сожалению, мы не всегда находимся с конкурентами в равных условиях. Потому что из имущества у многих ручка и листок бумаги на арендованном столе. У всех по-разному. Кто-то просто работает на транспортных поставках. Урвал, прожил день, слава богу. Завтра не получилось - жаль.

Мы же все, что у нас было (еще и в долги влезли) инвестировали в собственное развитие. Построили два склада. Один уже порту отдали, сейчас офис при складе на втором контейнерном комплексе тоже передаем порту. У самих офис остался, автосервис рядышком. Поэтому и живем сейчас не так, как хотелось бы.

Мы смеемся между собой, что "СВТ" стал кузницей кадров для всех конкурентов. Практически во всех компаниях, которые есть в Восточном, примерно четверть персонала составляют наши воспитанники.

- Почему люди уходят?

- Мы не можем конкурировать с мелкими компаниями по зарплате. У нас сравнительно низкие оклады. Слишком много затрат. Если бы мы арендовали где-нибудь помещение, купил бы я себе ручку - и никакой головной боли. Все бы проедали, а на том месте, где у нас сейчас офисное здание и красивый скверик, было бы болото и квакали лягушки. Дело в разном подходе. Мы считаем, что пришли всерьез и надолго. И как бы нас не общипывали конкуренты, мы сохраним свою работу и себе на кусок хлеба заработаем.

- У "СВТ-Восточный" сегодня есть несколько дочерних компаний. Как скоро вы пришли к тому, что необходимо развивать и другие направления деятельности?

- В первую очередь я был озабочен созданием рабочих мест для тех людей, которым уже не находилось места на головном предприятии. Потом процесс пошел, и сегодня у нас есть судовой агент различных морских компаний (российских и зарубежных) в порту Восточном - "Ориста", специализированная фирма по работе с Китаем "Чайна-экспресс", компания под крупнейшего корейского клиента - "Ист экспресс". Совместно с Восточным портом создали компанию по экспедированию навалочных углей - "Балк-Восточный". А предприятие "Вил-Сервис", которое сейчас обеспечивает автоперевозки контейнеризированных и мелкопартионных грузов, изначально было создано для обслуживания собственного автотранспорта. Кроме того, у нас есть еще и свой лицензированный таможенный брокер, который так и называется -  "Восточный брокер". Все эти фирмы с нами, естественно, соприкасаются, но у каждого своя специфика. Кому-то мы помогаем, а от кого-то уже сами ждем помощи - некоторые компании стали довольно мощными.

- На ваш взгляд, что должен представлять собой руководитель как личность?

- Сложно сказать. Наше ошибочное советское представление о начальниках заключается в том, что он должен быть всех умнее, лучше всех соображать, в политике разбираться, в музыке и так далее. Нет, начальник должен руководить. Как менеджер ты классный, но это не значит, что у тебя превосходная реактивность мышления, есть какие-то энциклопедические знания и ты чрезвычайно интересен окружающим. Я терпеть не могу телевизионные передачи из цикла "Интересный собеседник". Очень часто бывает, что бесспорно яркая и выдающаяся в своей области личность в кадре двух слов связать не может. Каждый должен заниматься своим делом: кто-то красиво и интересно говорит, кто-то выполняет порученную ему работу, а кто-то руководит.  

- Согласно административному делению, поселок Врангель входит в состав города Находка. Каковы взаимоотношения старшего и младшего брата?

- К сожалению, мы находимся на задворках. Вы только на нашу дорогу посмотрите. Сюда возят иностранные делегации, отдыхать на базу в бухту Шепалова ездит вся Находка, а хорошей дороги как не было, так и нет. Глава поселковой администрации при всем желании многого сделать не может. Финансовых ресурсов у него нет.  

- Ваше отношение к идее свободной экономической зоны?

- Я сразу сказал, что никакой зоны здесь не будет. В стране нет денег, и никому не позволят жировать без налогов и пошлин. С самого начала у меня не было сомнений в том, что все это только словами и закончится. Идея хорошая, но только теоретически.

- Получается, что вы практически в равной степени поработали и при советской системе, и при новой. Вам тяжело было перестраиваться?

- Очень тяжело. В первую очередь, потому, что как-то мгновенно вступили в силу волчьи законы. А я их принять не могу. Например, сокращать штаты так и не научился. Коммунистические убеждения сидят во мне очень крепко.

Хотя, с другой стороны, я прекрасно понимаю, что экономическая наука требует очень жестких рыночных инструментов. Я предлагал своим работницам (коллектив у нас практически полностью состоит из женщин) подыскать себе молодого энергичного руководителя, но они отказались. Это не поза, к себе же всегда критически относишься. Чувствуешь, что по многим вещам уступаешь. Знания приходили через шишки. Оглядываясь назад, понимаю, что многое можно было сделать более эффективно, качественно. Поэтому соглашаешься с американским подходом. Менеджмент надо готовить. Меня не шокирует введение внешнего управления. Я абсолютно согласен с тем, что в некоторые моменты и в некоторых ситуациях это объективно должно оздоровлять. Если бы в отдельные периоды, особо сложные для "СВТ-Восточный", меня отодвинули и поставили другого человека - более подготовленного, с другими знаниями, умениями и прочим, я бы возражать не стал. 

- Но все-таки ваше предприятие осталось на плаву. За счет чего?

- Сыграл свою роль тот факт, что на восточном рынке очень не любят резких движений. Доверие к партнеру формируется годами, но если ты его заслужил, то можешь быть уверен: восточные партнеры десятки раз подумают, прежде чем начать работать с кем-либо другим. Рисковать не хочет никто. А у меня к моменту наступления рыночных отношений определенный авторитет на этом рынке был уже заработан, и никому ничего доказывать не пришлось.

- Вы сказали, что коллектив у вас в основном женский. Это не создает дополнительных трудностей?

- Трудности есть всегда, но в нашем конкретном случае лучше женщин никто с задачей не справится. Ведь работа с документами требует внимания и кропотливости. К нам приходили неплохие ребята, но все они не выдерживали и переходили в другие сферы деятельности, где добивались успехов. Люди же разные, кому-то нравится копаться в документах, переписку вести, кто-то требует живого общения. Поэтому не у всех получается.

А в плане трудовой дисциплины сегодня стало гораздо проще: хочешь зарабатывать - работай. Сейчас я любуюсь на некоторых женщин в нашем коллективе. Вроде бы и возраст уже не юный, но как они вгрызаются в работу! Хватают, борются с конкурентами: и понукать не надо. Люди прекрасно понимают, что если они лишатся этой работы, то останутся без куска хлеба. Поэтому сейчас любо-дорого смотреть на этих милых дам, которых раньше невозможно было уговорить поработать сверхурочно. Сейчас наоборот, многих с работы не выгонишь. Система оплаты почасовая. Люди свой табель сами контролируют и ведут.

- Сейчас уже ощущаете себя бизнесменом?

- Ну а кем же еще? Чувствую ответственность - надо народ прокормить. Кормить только одного себя скучно и неинтересно. А вот настоящее дело приносит моральное удовлетворение. Не так давно я свел нашего крупнейшего экспортера с японским поставщиком. Все организовал, утряс, согласовал, и сейчас будет закупка техники. Выигрывают от этого все: и наш экспортер, и порт Восточный, через который будет проходить груз. Понимаете, все эти Канары, которые у нас неизбежно ассоциируются с образом удачливого бизнесмена, - это наносное. Адский труд почти без выходных - вот это ближе к истине.

- Ваше самое характерное качество?

- Упрямство. Некоторые дела я доводил-таки до логического завершения лет через 5 после первоначального обсуждения.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ