Приморье — жертва тайфунов

Как тропические циклоны разрушали регион
Давление в центре тайфуна «Эмма» на момент его максимальной силы составило 697 мм рт. ст., ветер в порывах достигал 69 м/с. Ближе к Приморью скорость ветра упала примерно до 35–40 м/с. Это был самый сильный по ветру тайфун за всю историю метеонаблюдений. Все реки, берущие начало в южной части Сихотэ-Алиня, вышли из берегов, затопив большие территории; вероятно, именно тогда Амур возле Хабаровска поднялся до отметки 7,2 м. |  Приморье — жертва тайфунов
Давление в центре тайфуна «Эмма» на момент его максимальной силы составило 697 мм рт. ст., ветер в порывах достигал 69 м/с. Ближе к Приморью скорость ветра упала примерно до 35–40 м/с. Это был самый сильный по ветру тайфун за всю историю метеонаблюдений. Все реки, берущие начало в южной части Сихотэ-Алиня, вышли из берегов, затопив большие территории; вероятно, именно тогда Амур возле Хабаровска поднялся до отметки 7,2 м.

Лето в Приморье — это пора тайфунов. Тропические циклоны каждый год посещают край, нанося огромный ущерб его инфраструктуре и сельскому хозяйству. Так происходит сегодня, так было раньше.

«На обратном пути мы разговорились о страшных бурях на море, которые северные китайцы называют «да-фын», а южные — «тайфун». Обыкновенно они зарождаются в Южнокитайском море, идут по кривой через южные Японские острова, иногда захватывают Корею и Владивосток, редко заходят к Сахалину и в Охотское море, — писал исследователь Владимир Арсеньев. — Ураганы эти ужасны: они разрушают города, топят суда и всегда сопровождаются человеческими жертвами».

«Не было видно ни зги»

Тайфуны и в древности причиняли ущерб местным мореходам. «Когда посланные для преследования Гуна войска Ван Ци дошли до крайних их восточных пределов (т. е. в Приморье), он спросил у одного старика, живут ли люди к Востоку, за морем, — гласят «Записки о Трех царствах» III века нашей эры. — И старик ответил, что однажды люди этой страны, отправившиеся на лодках для рыбной ловли, попали в сильный ветер и в течение нескольких десятков дней носились по волнам… И еще рассказывают, что однажды нашли холщовое одеяние, принесенное морским течением; оно напоминало одежду людей Срединного государства, но рукава имели длину в три чжана. Однажды нашли также разбитое судно, которое прибило волнами к морскому берегу, и человека, у которого на шее было еще второе лицо, и взяли его живым, но языка он не понимал, пищи не принимал и умер».

Но не только легенды рассказывают о страшных тайфунах в Приморье. Их описание имеется практически у каждого исследователя нашего края. Например, отец писателя Даниила Хармса, будучи капитаном речного парохода, так описывал наводнение на реке Уссури в 1896-м: «В ночь на 7 августа разразилась страшная буря. Волна поднялась на Уссури, как на море. Большие деревья выворачивались из земли с корнем, а кустарник стлался, как трава. Над рекой образовалась как бы пелена из воды от верхушек волн, сорванных яростным ветром. В то же время было ясное небо, и температура доходила до 36°. Эта буря была следствием тайфуна, проходившего на 150 миль южнее Владивостока. Она произвела ужасные бедствия в Уссурийском крае, особенно в долине реки Суйфун (ныне река Раздольная). Залиты были села Никольское, Раздольное, Полтавское, смыто было много домов, скота, хлеба и сена, испорчены были телеграф, полотно железной дороги, мосты, а главное — погибло много людей».

Ровно через 20 лет Владимир Арсеньев так описывал наводнение на реке Таежной: «Наутро, 10 августа, я проснулся от сильного шума. Дождь лил как из ведра. Сильные порывы ветра потрясали фанзу до основания. В природе творилось что-то невероятное. И дождь, и туман, и тучи — все это перемешалось между собою. Огромные кедры качались из стороны в сторону и имели такой вид, словно терпели муку и жаловались на свою судьбу.

Выражение «разверзлись все хляби небесные» как нельзя более подходило к тому хаосу, который теперь царил на земле. Полосы дождя, точно волны, двигались по воздуху и проходили сквозь лес. Вслед за моментами затишья буря как будто хотела наверстать потерянное и неистовствовала еще больше. Ливень хлестал по лицу и не позволял открыть глаз. Не было видно ни зги. В абсолютной тьме казалось, будто вместе с ветром неслись в бездну деревья, сопки и вода в реке, и все это вместе с дождем образовало одну сплошную, с чудовищной быстротой движущуюся массу.

Наконец стало светать. При дневном свете мы не узнали того места, где была фанза; от нее не осталось и следа. Весь лес был в воде. В это время дождь как будто немного стих. Но это был только небольшой перерыв. Опять появился густой туман; он быстро поднялся кверху, и вслед за тем снова хлынул сильнейший ливень.

Такого дождя я не помню ни до, ни после этого. Ближайшие горы и лес скрылись за стеной воды. Вдруг раздались крики. Опасность появилась с той стороны, откуда мы ее вовсе не ожидали. По ущелью, при устье которого мы расположились, шла вода. На наше счастье, одна сторона распадка была глубже. Вода устремилась туда и очень скоро промыла глубокую рытвину.

На реку было страшно смотреть. От быстро бегущей воды кружилась голова. Казалось, что берег с такой же быстротой двигался в противоположную сторону. Вся долина от гор и до гор была залита водой. Русло реки определялось только стремительным течением. По воде плыл мелкий мусор и крупные коряжины; они словно спасались бегством от того ничем не поправимого несчастья, которое случилось там, где-то в горах. Подмытые в корнях лесные великаны падали в реку, увлекая за собою глыбы земли и растущий на ней молодняк. Тотчас этот бурелом подхватывался водой и уносился дальше. Словно разъяренный зверь, река металась в своих берегах. Бешеными прыжками стремилась вода по долине».

Стихийные последствия

Чтобы как-то обуздать «зверя», древние люди применяли довольно специфические методы. В тех же «Записках о Трех царствах» говорится, что на востоке от Приморья «есть один остров, где жили люди, но язык их был непонятен. По их обычаю каждый год в седьмом месяце брали девушку и топили в море, принося в жертву.

В самом Приморье никто жертвы тайфунам не приносил, но вот сами тайфуны регулярно забирали жертвы себе. На территории Приморского края акватория Японского моря и прилегающие местности с 1951 г. по 2010 г. подвергались воздействию тропических циклонов около 150 раз.

Самый сильный тайфун 3-й категории в Приморье был 10–11 сентября 1956 г. — «Эмма-5612». Скорость ветра достигала 162 км/час. Основной ущерб был причинен соседней японской Окинаве. 11 американских морпехов как раз купались, когда вода стала уходить и их стало тащить в море. С берега заметили и выслали суда. Но было уже поздно. Все моряки утонули.

Всего погибло 77 человек. Много кораблей затонуло в Корее. В Пусане на берег выбросило суда и начался пожар, который, впрочем, тут же загасился дождем, принесенным тайфуном. Погиб американский самолет «Боинг — РБ 50» с экипажем в 16 человек, вылетевшим на исследования тайфуна в Японском море с Окинавы в сторону Кореи. 11 октября считается «днем смерти» тайфуна в Приморье.

Среди других разрушительных тайфунов — тайфун «Ирвинг» 1979 г. Это снесенные мосты, десятки километров размытых дорог, утонувшие суда, разрушенная инфраструктура городов и поселков. Тайфун «Джуди» 1989 г. — погибли 15 человек, дожди прервали железнодорожное сообщение по Транссибу. Было затоплено 120 тыс. гектаров земли, включая 109 населенных пунктов. Стихия повредила около 2 тыс. домов, было размыто 2,6 тыс. мостов и 1,3 тыс. км дорог, пострадало 70 км линий электропередачи, 600 км телефонных сетей, утонуло 75 тыс. голов крупного рогатого скота. Тайфун «Мелисса» 1994 г. — 11 человек погибли, 28 тыс. — пострадали.

В 2000 г. Приморский край подвергся наводнениям четырежды, получив ущерб в 1 млрд руб. Было разрушено 63 дамбы. В августе 2001?г. от наводнения, вызванного тайфуном, пострадало 14 районов Приморья. Погибло 11 человек. Наиболее сильно пострадал пригород Владивостока. Опасаясь прорыва дамбы, на Седанкинском водохранилище открыли шлюзы. Хлынувший в реку Седанку поток смыл сотни домов. Разрушив автомобильный мост, река ударила по железнодорожному и вынесла его в Амурский залив. Два бронетранспортера морской пехоты ушли под воду… Местные власти признали, что справиться с последствиями стихии не смогут.

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ