Как флот ушел из Владивостока и не вернулся

фото: ru.wikipedia.org |  Как флот ушел из Владивостока и не вернулся
фото: ru.wikipedia.org

События и последствия Первой мировой войны безвозвратно изменили судьбы миллионов людей и целых наций: с карты мира исчезли четыре империи. Приморье, хотя и расположенное далеко от центрального фронта, тем не менее было вовлечено в дело обороны страны, поставляя на фронт людей и военную технику.

«Будь мы действительно сильны, война не отразилась бы на нас, она велась далеко отсюда, и мы за время ее должны были разбогатеть, работая на нужды метрополии. Но вся Россия оказалась настолько слабой, что все заготовленное здесь для войны с Японией и Китаем пришлось перебросить на германский фронт», — писала дальневосточная газета «Наше слово» в статье «Уроки прошлого».

Приказом коменданта Владивостокской крепости было введено военное положение: «Всем судам загранплавания. Каждое судно, идущее во Владивосток, должно заходить на о. Аскольд, где будет осматриваться дежурным миноносцем. Запрещаю следование судов всех наименований в районе крепости в тумане, от заката до восхода солнца, и приближаться к берегам крепости ближе трех миль. Судно, не выполняющее указанных правил, признается враждебным, и по нему будет открыт огонь».

На входе во Владивосток был выставлен корабельный дозор, и вскоре появился первый трофей: эсминец «Грозовой» задержал идущий во Владивосток пароход «Специя» Гамбургско-Американской компании. Судно конфисковали и включили в состав Сибирской флотилии как транспорт «Сучан». Вскоре, груженный старыми разряженными минами, «Сучан» вышел в рейс на Англию.

Английский рейс

«Так как плавание предстояло далекое и небезопасное, я, с разрешения капитана, выехал на сутки к родным, которые по-прежнему жили на станции Евгеньевка. Отец, старый солдат, дослужившийся до «высокого» звания фельдфебеля еще при Александре Третьем, был полон воинственного задора, уверял, что наша армия через три-четыре месяца наголову разгромит Вильгельма, возьмет Берлин, открыто радовался, что его сын должен участвовать в войне за веру, царя и отечество. Только мать, как всякая мать, всплакнула, обнимая меня на прощанье, — вспоминал штурман «Сучана». — Плавание тропиками в это время года всегда спокойно, у нас оно было таким до Суэца. В порту Суэц на «Сучан» вместе с лоцманом прибыли представители командования союзных войск, охраняющих Суэцкий канал, и предложили капитану обложить мешками с песком командный мостик и полубак по правому борту в районе брашпиля, так как иногда турки обстреливают проходящие пароходы. Вечером в районе Исмаилии решено было стать на якорь. По носу «Сучана» стоял английский легкий крейсер «Клио», а по корме — какой-то французский военный корабль.

В быстро наступающих сумерках обе эти серые громады, выделявшиеся на фоне коричневых склонов берега, казалось, надежно защищали наше судно. Неожиданно силуэты кораблей словно осветились изнутри. Блеснули вспышки артиллерийских залпов. По воде прокатился гул. Мы высыпали на палубу и увидели, что на берегу яркими точками вспыхивают выстрелы.

— Да это турки! — произнес кто-то рядом.

И действительно, цепи турецкой пехоты, рассыпавшись по холмам, вели огонь по стоящим у берега кораблям союзников.

— Вот те и на, окрестили нас мусульмане!

Над стоящими на палубе, посвистывая, пролетали пули. Было видно, как на берегу на турецкие цепи пошли в атаку охранявшие канал австралийские и индийские части. Мне не верилось, что то, что мы видели, и есть война. Далеко, среди разрывов, мелькали малюсенькие фигурки солдат. Корабли посылали туда тонны металла. Все это напоминало скорее какой-то фильм, а не сражение, и никак не укладывалось в голове, что там, на берегу, гибнут люди, льется кровь, что идет война.

Ночью наступила тишина, только изредка где-то за черными далекими холмами, как отблески зарниц, вспыхивали малиновые блики. К утру все уже было спокойно. «Сучан» снялся с якоря и продолжал рейс. В конце апреля, в теплый солнечный день, будучи уже в Ливерпуле, мы наблюдали выход из порта океанского лайнера «Лузитания». Белоснежный гигант медленно выводили из гавани четыре буксира. На причалах играла музыка. Большая толпа людей провожала в Америку своих близких. Мы с восхищением смотрели на этот огромный пароход, и каждый думал: наступит ли такое время, когда и Россия будет иметь такие суда? Но 7 мая весь мир облетела грустная весть: у южного побережья Ирландии на обратном пути из США немецкой подводной лодкой U-20 была потоплена «Лузитания», погибло около тысячи двухсот человек.

Мы видели, как по трапам спускались оставшиеся в живых пассажиры и члены экипажа. Вид их был ужасен. Мне хорошо запомнилась одна молодая, но совершенно седая женщина с забинтованной рукой. На ней было когда-то роскошное, а теперь висящее лохмотьями перепачканное платье. Блуждающим, почти бессмысленным взглядом она смотрела на окружающих и нервно вздрагивала при малейшем шуме. Обожженные, обгоревшие, израненные люди. Мы все были потрясены, поняли, что война — это прежде всего страшное горе для народов воюющих стран, бедствие для всего человечества».

Увиденное стало причиной того, что стармех и десять членов машинной команды «Сучана» дезертировали в английском порту…

В 1916 г. «Сучан», занимавшийся перевозками между портами США, Англии и России, приняв 6800 тонн снарядов и взрывчатки, вышел из Нью-Йорка в Архангельск. На обратном пути в сентябре, в районе мыса Нордкап, в 30 милях от берега он был остановлен немецкой подводной лодкой U-48. Так как на судне не было орудий для защиты от вражеского нападения, капитан выполнил требование немцев: спустил спасательные боты и со всем экипажем покинул «Сучан», рассчитывая, что немцы потопят судно. Однако немцы топить судно не стали: ознакомившись с документами, они поняли, что судно немецкое, и норвежскими шхерами провели его в Германию.

Экипаж «Сучана» был помещен в лагерь для военнопленных, где пережил страшный голод. Многие члены команды умерли от истощения и болезней.

В сентябре 1917 г. британская подводная лодка Е-19 возвращалась из похода и заметила в море маленькую лодку. В ней находились два человека, полумертвых от голода и жажды. Это были рядовой 33-го пехотного полка и старшина с парохода «Сучан». В июне 1917 г. эти русские бежали из лагеря для военнопленных возле Данцига и через два месяца вышли к берегу Балтики возле Кольберга. Там они намеревались украсть парусник и переправиться на Борнхольм. Попутного ветра им пришлось ждать две недели, после чего они вышли в плавание. Е-19 доставила их в Ханко.

Шведское дно

На фронт были отправлены почти все орудия Владивостокской крепости. Были сняты с нее и отправлены на запад все канатные дороги. На Восточном фронте они помогли русским в боях в условиях горной местности. Ушли из Владивостока подводные лодки Сибирской флотилии. На ближайшие полтора десятка лет русский подплав, некогда составлявший 70% всего подводного флота России, попросту исчез из истории Дальнего Востока.

Ушла на войну и подводная лодка «Сом» — первая российская подводная лодка, принявшая бой во время Русско-японской войны.

В 1914 г. «Сом» срочно погрузили на железнодорожную платформу и вместе с командой отправили в Одессу, где лодка несла дозорную службу на дальних подступах к порту вплоть до 1915 г. С середины 1915 г. «Сом» служил на Балтике.

10 мая 1916 г. в 4 часа утра «Сом», осуществлявший патрулирование в Алданском море, погиб при подводном столкновении со шведским пароходом «Онгерманланд». Подводная лодка была намеренно протаранена шведским пароходом, для того чтобы избежать досмотра груза. Российские подлодки тогда досматривали все иностранные корабли на предмет возможной транспортировки груза в Германию, считавшегося военной контрабандой. В лодке погибло 18 человек.

«Сом» был обнаружен в июле 2015 г. шведской поисковой командой дайверов на дне в территориальных водах Швеции, в полутора морских милях от берега. Информацию о находке передали в Министерство обороны Швеции, которое подтвердило обнаружение подлодки. Министр обороны РФ Сергей Шойгу выступил с предложением организовать совместно со шведами экспедицию на место гибели подлодки. Лодка, лежащая на глубине 40 м, довольно хорошо сохранилась, и рассматривалась возможность ее подъема на поверхность. Однако местные шведские власти отказали в разрешении на подъем исторического корабля.

Юрий УФИМЦЕВ

Комментарии (3)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Сергей 6 дней назад
1 0
Юрий, ВСЕ твои публикации очень хороши. без шуток, серьезно. продолжай в том же духе.
Автор 1 неделю назад
0 0
А разве другие мои публикации не интересны? ))))
Г 1 неделю назад
0 0
Хоть что интересное опубликовали...
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...