Почему «молочники» не спешат работать сообща

фото KONKURENT |  Почему «молочники» не спешат работать сообща
фото KONKURENT

Последние три года в Приморье реализуется программа господдержки сельскохозяйственных перерабатывающих кооперативов, которые занимаются переработкой молока, закупленного у местных фермеров, и производством молочных продуктов. Гранты выделяются на строительство производственных объектов, приобретение техники и оборудования. Однако процесс кооперации идет с пробуксовкой.

В Приморье единицы аграриев, способных профинансировать либо привлечь кредиты под серьезное производство. Чтобы построить ферму на 600 голов КРС, потребуется 500 млн руб. либо залоговое имущество на 800 млн.

Виктор Марченко, основатель ГК «Зеленые листья»: «Землевладельцам не хватает собственных инвестиций, новой техники; переработчикам — инвестиций и сырого молока; производителям сырого молока — инвестиций, земель, кормов. Отдельные участники рынка испытывают дефицит собственного капитала, залогового имущества, сельскохозяйственных земель, компетенций переработки, рынка сбыта. Всем вместе не хватает государственной организующей помощи.

В этом смысле развитие молочного животноводства в МСП имеет наибольшую перспективу только в кооперации и партнерстве: «инвестор — производитель — переработчик — землевладелец». Этого добиться сложно, но возможно и весьма перспективно. Выигрывают все. Инвестор получает от государства льготы и субсидии при кредитовании, переработчик — инвестиции в технологии и постоянную сырьевую базу, владелец земли — ее гарантированное и эффективное использование».

Юрий Минкин, директор Арсеньевского молочного комбината: «СХПК — добровольное объединение, как производителей, так и переработчиков. Пока кооперативов в Приморье не много, но есть тенденция к развитию этого направления. Как правило, эти объединения занимаются как сбором молока, так и переработкой. У кооперативов отсутствуют многие затраты, которые есть у крупных производств, зато есть льготы. Экономические условия более выгодные, соответственно, себестоимость продукции ниже».

Андрей Пахомов, генеральный директор ООО «Провиант»: «Наши сдатчики объединены в кооператив «Промилк», их около 50. «Провиант» — такой же член кооператива. Молоко собираем в Уссурийске, Михайловском, Октябрьском районах. Если «по пути», заберем даже и 5–10 литров сырья. Покупаем молоко по хорошей цене, помогаем членам кооператива с кормами, транспортировкой. Для членов СХПК сейчас в Приморье много преференций: по покупке техники, животных, по строительству».

Производство молока субсидируется государством и привлекательно для вложений. Коровы могут покупаться по лизингу. Льготная процентная ставка — до 2,5% (т. е. меньше инфляции) годовых на 15 лет. Причем за каждую купленную голову возвращаются субсидии. Из 100% средств инвестор может вернуть себе по разным программам субсидирования 20–30%. Проблема в том, что пока аграрии не слишком стремятся работать сообща.

На сегодняшний день в ведении предприятий сельскохозяйственной кооперации находится около 10% посевных площадей, 9% поголовья крупного рогатого скота. На долю сельхозкооперативов приходится около 10% краевого валового производства сельского хозяйства. Николай Симаков, руководитель СХППСК «Лучегорское молоко»: «Фермеры пока не очень заинтересованы вступать в кооперативы, им нравится работать самостоятельно. Слишком много нюансов, все-таки молочка — сложная тема, капиталоемкая».

«Очевидно, переработчикам выгоднее иметь свою землю, выращивать корма, иметь свое дойное стадо — так они получают большую стабильность, лучшее качество и большую прибыль, — говорит Виктор Марченко. — Иначе предприятие попадает в ценовую «вилку» между растущими желаниями высокой цены от поставщиков сырого молока и низкой ценой, которую хотят получить торговые компании. В начале 2000-х большая часть конечной цены в каждой бутылке молока на прилавке формировалась переработчиком, а цены для населения были ниже. Сегодня доля завода стала намного меньше, притом доля торговли в конечной цене и сама конечная цена выросли».

Участники рынка уверяют, что стоимость сырья в конечной цене молочной продукции не выше 30–40%. Молоко закупается по 25–30 руб. за литр, продается в рознице по 80–100. Еще более существенна разница, если речь идет о производстве сыра, как в случае ООО «Провиант». Твердые сорта продаются по 500 руб. за килограмм и дороже. Но и для крестьянина возможность сдавать молоко по стабильной цене зимой и летом (когда его больше всего) — хорошая возможность. Но разрубить традиционную схему, по которой предприятия работают на сыром молоке, которое закупается у перекупщиков, пока толком не удается.

«На нашем предприятии никогда не было проблем с приемкой местного молока, — говорит Юрий Минкин. — Тем, кто к нам обращался, не отказывали. Молока по-прежнему не хватает, мы могли бы нарастить прием на 60%. Раньше мы принимали молоко на месте, теперь собираемся ездить за ним по территориям».

Дефицит сырья испытывает также предприятие, имеющее собственное поголовье (самое крупное в Приморье) — «Грин Агро». «Наш молокозавод в Артеме работает только на нашем же молоке, хотя его не хватает катастрофически, — говорит генеральный директор «Грин Агро» Александр Беккер. — Но и качество сырья, которое готовы поставлять на комбинат местные сельхозпроизводители, не подходит под наши стандарты категорически. В первую очередь по чистоте, обсемененности бактериями. Пару лет назад заключили с тремя хозяйствами договоры, они молоко привозили. Через раз продукция не проходила входной контроль. Такая работа нас не устроила, поскольку никакого планового хозяйства не получается. Притом рынок сырого молока дефицитный, каждый молокозавод стремится его принять. Когда указывали производителю, что его молоко некондиционное, тот говорил: «Без проблем», разворачивал машину и ехал на другое предприятие».

Впрочем, переработчики считают, что при индустриальном подходе можно получить хорошее молоко. В условиях пастбищного содержания, кормления зимой сеном (если оно качественное и вовремя заготовлено) содержание белка в молоке выше, это более ценный продукт. «Качество зависит от многих факторов, прежде всего от кормления, — отметил один из переработчиков. — Есть два вида подхода к кормлению: первый — домашний (луговой, пастбищный), второй — промышленный, или индустриальный (корова в стойле или на привязи, всю жизнь под крышей). Два типа кормления дают разницу в продуктивности и качестве молока. Многое зависит от культуры кормления, содержания».

«Частников — производителей сырого молока становится меньше, — указывает Виктор Марченко. — Поголовье коров в частном секторе не растет. Влияние частных производителей сырого молока на переработчиков становится почти монопольным. Повлиять на оставшихся фермеров-поставщиков в плане требования снизить цену сложно. Они найдут, куда и кому продать — на всех переработчиков молока не хватает. Можно, конечно, заключать с ними долгосрочные контракты, и по хорошей для поставщиков цене. Но эти договоры ничем и никем не защищены. В случае нарушения обязательств по поставке что можно взыскать с частного лица?»

 

Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
ЕСХН 4 недели назад
1 0
страшная вещь эти субсидии на частные дворы: в партизанском районе пара армян рисует на бумаге тучные стада - вписывает туда всех этих хромых и убогих старух по одной-две коровы со двора, да и ворует все эти субсидии. сбор молока у этих старух эт просто ужас, хз когда надоено, с навозом и бактериями льется в одну бочку - дальше только пастер.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ