Пиратская доля белогвардейцев. Морские проблемы Китая решали русские

фото: предоставлено Ю. Уфимцевым |  Пиратская доля белогвардейцев. Морские проблемы Китая решали русские
фото: предоставлено Ю. Уфимцевым

После Октябрьской революции 1917 г. в соседнем с Россией Китае осело более 250 тыс. россиян. Основное, что они могли делать, это воевать и служить.

В то время насущной проблемой вдоль южного побережья Китая являлось пиратство. Чтобы противостоять этому, иностранным сообществом Китая была набрана Антипиратская служба, чьи работники курсировали на пароходах вдоль берега и по рекам, впадающим в море. Крупные океанские суда, ходившие из бирманского Рангуна на север Китая, обращались за охраной к своим государствам или же нанимали свою собственную охрану. Здесь и нашлось место россиянам.

Как вспоминали американцы, служившие на судах речного патруля, воевавшего с пиратами на реке Янцзы и базировавшегося в Шанхае, «29 русских кораблей, некоторые из которых были величиной не более портового буксира, прибыли из Владивостока вместе с 10 300 военными и их семьями. Они уезжали из дома, вероятно, навсегда, и все пространство на кораблях было забито гитарами, гармошками, часами, самоварами, водкой и фотоальбомами. Хорошо образованным и воспитанным, им пришлось вступить в конкуренцию с простыми кули, готовыми работать только для того, чтобы просто существовать. 600 русских офицеров служили в оплачиваемых подразделениях Волонтерского корпуса Шанхая, работали шоферами, механиками, водителями автобусов, трамвайными контролерами, охранниками у богатых китайцев, получая от 30 до 60 долларов в месяц».

Русские служили хорошо. Если сначала их набирали в общие антипиратские отряды, то в 1930 г. уже была создана специальная русская группа Антипиратской охраны, действовавшая от Гонконга до Вэйхая.

«В 20–30-е пиратские банды были организованы наподобие капиталистических предприятий. Прежде всего, составлялся основной капитал. Затем на деньги участников предприятия «дирекция» нанимала шайку бандитов и выискивала будущую жертву, – писал польский публицист Яцек Маховский. – Главарь банды и его помощники собирали сведения о намеченном ими для ограбления судне, командном составе и матросах.

Если предварительная разведка давала положительные результаты, то пираты пробирались на судно в качестве пассажиров и частично как члены команды. После этого нужно было доставить на борт оружие и боеприпасы. В Шанхае, Гонконге и Сингапуре портовая полиция скрупулезно просматривала багаж китайских пассажиров, однако в небольших портах, где сотни китайцев толпились на тесных молах и набережных, не было никакой возможности тщательно проверить каждый узел».

Одному сотруднику немецкой газеты удалось познакомиться в Гонконге с китайскими пиратами, войти к ним в доверие, принять участие в плавании в течение трех недель и рассказать о своих наблюдениях на страницах «Шанхайской зари» в мае 1930 г. Им оказался Алеко Лилиус.

Будучи уроженцем Санкт-Петербурга, после революции Лилиус уехал в Финляндию, стал подданным США и нашел себя в авантюрных путешествиях и свободной журналистике. Задавшись целью написать о китайских пиратах, он запасся информацией, фотографиями и картами по проблеме у секретаря губернатора Гонконга и действительно добрался до пиратов, результатом чего стала его книга «Под парусом с китайскими пиратами», вышедшая в 1932 г. Она повествует о его жизни среди пиратов у Лай Чой Сань (Лай Кэйшен) – королевы пиратов Макао, имевшей «12 вооруженных джонок, кучу денег и слово, считавшееся законом».

В файлах, предоставленных ему губернаторством, фиксировались нападения в среднем на три судна под европейскими флагами в год в течение десяти лет. Как оказалось, все пиратские организации имели разведку и точно знали расположение охраны и товара на кораблях.

В 1930 г. британские военные власти отказались сопровождать суда и возложили обязанности охраны на полицию Гонконга. В это время администрации дочерней ливерпульской компании, оперировавшей на Янцзы, – «Чайна Навигейшн» и китайской правительственной «Чайна Мерчантс» обратились к гонконгским властям с просьбой дать им вооруженную европейскую охрану. И по инициативе начальника гонконгской полиции Уолфа такая антипиратская охрана была создана – в виде особого подразделения, куда вошло 100 человек из Пенджаба, Вэйхайвэя и белоэмигрантского российского сообщества Китая. Они должны были обслуживать тех коммерсантов, которые бы за это платили. Индийцы Пенджаба и шаньдунцы Вэйхайвэя в основном обслуживали британский регистр, а русские – канадские суда.

Чтобы привлечь в охрану профессионалов, власти Гонконга в свою очередь обратились в Шанхайский волонтерский корпус, образованный еще в 1854 г. иностранными резидентами Шанхая для своей защиты, с ходатайством откомандировать в Гонконг 20 человек. Командир корпуса полковник Орпен-Пальмер перевел группу чинов русского отряда на службу в антипиратскую охрану иностранных пароходов, курсировавших между Гонконгом и северными портами Китая.

Основой состава охраны стали 32 русских эмигранта, служивших в шанхайской муниципальной полиции. Задачей службы являлось несение охраны на пароходах компаний «Батерфильд энд Суайр» и «Канадиан пасифик». Как правило, на больших судах охрана состояла из двух русских сержантов и восьми констеблей под руководством начальника охраны – англичанина. На более мелких судах она включала русского сержанта, вооруженного револьвером, русского констебля и шесть–семь китайцев, вооруженных винтовками.

Каждой охранной группе передавался пулемет. Контракт на службу в антипиратской охране подписывался на три года, после чего служащему полагался трехмесячный отпуск с сохранением содержания. Оклад чинов охраны составлял 95 гонконгских долларов в месяц у констеблей и 120 долларов у сержантов. Сверх того, охранники получали полный комплект обмундирования, квартиру и прибавки за каждый сданный экзамен по китайскому языку. В свободное от рейсов время русская охрана несла полицейскую службу на пристанях и по осмотру китайских пароходов и джонок. В составе антипиратской охранной службы находились: сержанты Бяков, Баровенко, Чернев, Грейт, Русаков; констебли Иванченко, Лушпин и другие.

Первая антипиратская группа охраны в составе британского сержанта и 14 русских отплыла из Гонконга 10 июля 1930 г. на почтовом судне «Императрица Канады» на Шанхай.

Когда пиратство начало сходить на нет, русских, «командированных» из Шанхая, оставили в Гонконге и перевели в полицию этой колонии. Двенадцать из них получили британское гражданство и были интернированы во время Второй мировой войны после захвата Гонконга японцами. После войны некоторые из них еще служили в Морской полиции, в общей сложности имея стаж выслуги по 25 лет.

Все жертвы россиян были не напрасными. Благодаря усилиям Антипиратских подразделений пиратство сошло на нет: если в начале 20-х нападения случались почти каждую неделю, то в начале 30-х их было зафиксировано всего два. Вклад россиян в дело борьбы с пиратами отмечен сегодня на официальном сайте Полицейских сил правительства специального административного района Гонконг такими словами: «В море были такие серьезные проблемы, как пираты и похитители судов, что было создано специальное подразделение, в основном из русских белоэмигрантов, которое было размещено на прибрежных судах для предотвращения пиратства».

Юрий УФИМЦЕВ

Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Иванов Сергей Парфирьевич 1 месяц назад
0 0
Из за красножопой сволоты и еврейкой банды террористов Империя потеряла своих лучших сыновей и дочерей. Пусть тварь потрошеная перевернется в стеклянном гробу 150 раз.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ