Между фантастикой и реальностью. Как в Древнем Китае видели Приморье

фото: ru.wikipedia.org |  Между фантастикой и реальностью. Как в Древнем Китае видели Приморье
фото: ru.wikipedia.org

Информация о Приморье в китайском трактате «Каталог гор и морей» на первый взгляд кажется фантастической, но есть там и другие сведения – зарисовки той далекой реальности.

«Каталог гор и морей» – анонимный литературный памятник, сложный по стилю и содержанию, представляет собой свод самостоятельных сочинений, основанных на длительной традиции. Эта традиция включает в себя разновременные пласты положительных знаний, мифологии, верований, а значит, любая попытка точно датировать памятник обречена на неудачу. Именно поэтому можно говорить лишь о примерном времени оформления отдельных книг, древности закрепленной в них традиции и памятника в целом.

По содержанию и стилю «Каталог гор и морей» распадается на две резко отличные друг от друга части: первую, называемую в литературе «Каталог гор», или «Каталог пяти сокровенных гор» («Шань цзин» или «У цзан цзин» – первые пять цзюаней), и вторую – «Каталог морей» («Хай цзин» – 13 остальных цзюаней).

Основным содержанием первой части, составляющей по объему примерно две трети всего трактата, является описание континентального Китая (подробнее об ареале будет сказано ниже) с элементами зоогеографии, ботанической географии, народной медицины, народных верований и мифологии. Во второй части в виде лапидарных перечней и отдельных фрагментов даются сведения о землях и народах, которые, согласно цинь-ханьской синоцентрической концепции, находились на окраинных землях и за пределами обитаемого мира. Эти сведения, по большей части мифологического характера, содержат фрагменты мифов о предках, героях и их генеалогии.

Приморье попало в раздел «Восточного Заморья» и «Заброшенных Земель Востока». По мнению создателей трактата, на этих землях возвышалось множество неприступных гор с устрашающими названиями типа «Холм свирепых Ли», где живет «дух Прямовосседающий (Чжэнчэн), с человеческим лицом, туловищем змеи и красными, расположенными один над другим глазами. Когда он закроет глаза, наступает тьма, откроет – появляется свет. Не ест, не спит, не дышит. Он дарует ветер и дождь. Он освещает Великую Тьму. Его зовут Дракон-Светильник. Где находился Небесный сундук Правителя Северной Звезды…»

На территории Восточного Заморья располагались Гайго – Спрятанная страна, Байминго – Страна белых людей; жили племена восточных варваров – сушени, воцзюй и илоу. «В Великой пустыне находится гора под названием Бусян (Чанбайшань). Там расположено царство рода Сушэнь. Там есть вонючее насекомое фэйчжи с четырьмя крыльями. Может летать. Есть фэйчжи водяная, горная, рыбья. Там водится животное со звериной головой и змеиным туловищем, называется циньчун. В Царстве Ратных – Лаоминго – к северу от него (Царства Волосатых) – люди чернокожие. Их еще называют «народ Просвещенных». У его жителей лица, глаза, руки и ноги совершенно черные. Там водятся птицы с двумя головами». (Согласно современным толкованиям «Каталога гор и морей», Царство Ратных находилось в районе притока Большой Уссурки – Арму).

«Каталог гор и морей» впервые упоминается в «Исторических записках» Сыма Цяня (145–87 гг. до н. э.). Название трактата также помещено в географический раздел первой древнекитайской библиографии – «Записи об искусствах и письменности» в «Истории Ранних Хань» Бань Гу (32–92 гг. н. э.). Согласно традиции, «Каталог» был выгравирован на священных сосудах помощником мифического покорителя потопа и устроителя земли Великого Юя – Бо И.

По мифологической версии, Великий Юй, борясь с потопом, прошел землю из края в край, передвигая горы, рассекая их, чтобы дать сток вод в море. «Некогда Юй, – повествуют древние памятники, – усмиряя воды потопа, прорыл русла рек и давал им проход через землю четырех варваров и девяти областей. Он дал названия тремстам горам, провел русла трех тысяч больших рек, а скольких малых – и не счесть».

Император Китая Шунь за все заслуги сделал Юя своим преемником, хотя у того от рождения не было даже матери – он сразу вышел из тела отца. «Все, что покрывает земля, находится во Вселенной, внутри четырех морей, освещается Солнцем и Луной, управляется планетами и звездами, приводится в порядок четырьмя временами года, а наиболее важное – двенадцатилетним циклом. Вещи, чудесно рожденные духами, различны по форме: одни рано умирают, другие долго живут. Только мудрый способен постичь их закон». Юй – постиг.

В «Каталоге», наполненном описанием 503 мистических существ, населяющих Поднебесную, можно выделить и населявших именно Приморье. Вот они:

– в бассейне озера Ханка, возле Турьего Рога, обитала «рыба Хуа, напоминающая обычную, но с крыльями, как у птицы. Когда она погружается в воду или показывается из нее, сверкает свет. Крик ее подобен утиному. Появление ее – к большой засухе в Поднебесной». Хуа – не что иное, как рыба-конь, вид серебристого пятнистого карпа с большим спинным плавником, похожим на крыло.

– в бассейне реки Большая Уссурка встречался Фэй. «Еще в двухстах ли к востоку высится гора Великая. На ней много золота и нефрита, воскового дерева. В тех местах есть животное, похожее на быка, но с белой головой, одним глазом и змеиным хвостом. Оно называется Фэй. Если оно входит в воду, та высыхает, ступит по траве – та увянет. Когда оно появится, в Поднебесной начнется большой мор». Восковое дерево Чжэн, отмеченное в трактате, – это амурская маслина, бирючина.

– «стекающая с горы река Гоу [Большая Уссурка] направляется на север и впадает в реку Лао [Уссури]. В ней много рыбы Цю. Рыба Цю похожа на карпа, но с большой головой. Если съесть ее мясо, кожа человека не покрывается бородавками». Цю – это толстолобик, достигающий 85 кг веса. Отсюда рыбу Цю впоследствии поставляли на стол императорам в далекий Китай.

Согласно «Каталогу», на территории Приморья обитало несколько видов птиц, имевших человеческие части тела. Птицы эти не считались сакральными, а утилитарно ловились местным населением для употребления в пищу как снадобье от различных болезней. Например, паньмао – птица с человеческой головой: «Съевший ее не будет страдать от жары».

Вот несколько свидетельств жителей Владивостока, сталкивавшихся с такими животными уже в наше время: «Мы как-то давно на льду гоняли – тренировочный заезд. На первом круге смотрим – человек сел в самом опасном месте вылета в повороте, успела подумать – «во дурак»; на втором круге поняли, что странный этот человек-то, даже посигналили ему; на третьем круге прям в прохождении поворота улетела эта огромная птица, до сих пор ее размах крыльев помню, была очень похожа на человека, хотя можно, конечно, и на скорость списать…»

«Мне женьшеньщик Матюха из Партизанского района, буквально живший в тайге, рассказывал, что в самой глухомани, на Шкотовском плато, встретил как-то раз огромную птицу, похожую на сову, только метра два с половиной ростом. Лицо у нее было женское, клюва нет – обычный бабский рот, глаза с бровями, лапы – большущие, черные, с когтями. Сидит на ветке и на тропу смотрит. Чуть в штаны не наделал. Присел и – задом-задом – потихоньку спрятался за дерево. Ну и ходу, ходу. Говорит, жути натерпелся тогда по полной. Неприятная птичка. Не понравилась она ему».

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»


Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram


 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ