«К каждому относятся с любовью»

Московский медик рассказал о работе приморского инфекционного госпиталя
фото: предоставил Д. Файзулин |  «К каждому относятся с любовью»
фото: предоставил Д. Файзулин

Сейчас инфекционные госпитали работают в крупных населенных пунктах Приморского края. Медики региона ежедневно вместе с пациентами борются с коронавирусом. В регионе продолжается прирост новых больных, а также действует до сих пор режим повышенной готовности. Справиться с ростом заболеваемости COVID-19 приморским медикам помогают и приезжие врачи из разных уголков России.

Как готовят к работе в инфекционном госпитале, в чем особенность течения коронавируса в Приморском крае, где лучше соблюдают требования режима повышенной готовности, рассказал кандидат медицинских наук, врач высшей категории, торакальный хирург Денис Файзулин, приехавший помогать медикам Приморья из Москвы.

– Денис Радмирович, в каких инфекционных госпиталях России вам довелось поработать?

– С приходом коронавируса в Россию несколько нарушилась работа всех наших учреждений. Я решил взять отпуск за свой счет. Первым госпиталем, в котором мне довелось поработать, стала Бронницкая больница. Здесь я работал в реанимации.

Я застал самый пик заболеваемости. Бывали времена, когда в больнице не было свободных мест. Госпиталь был ориентирован на тяжелобольных пациентов. Работа была очень напряженной, было большое количество смертельных случаев. Отчасти это было обусловлено большим количеством пожилых людей, заразившихся коронавирусом. Это было то время, когда вспышки COVID-19 возникали в интернатах для престарелых людей.

Позже, после увольнения, я узнал, что помощь необходима и медикам на Камчатке. Решил отправиться туда. Отмечу, что всем врачам, кто поехал в Петропавловск-Камчатский, оплатили и дорогу, и проживание, и питание. На Камчатке, в краевой больнице, на базе которой и был организован наш инфекционный госпиталь, я работал на протяжении одного месяца. После чего планировал отправиться домой. Однако получил информацию, что помощь запросили медики Благовещенска и Находки.

– Почему вы решили поехать в гос­питаль в Приморье?

– Самое важное и самое главное – это помощь людям. Этот аспект важен для любого врача, я думаю. Но есть и второстепенные факторы. Поймите, из-за пандемии коронавируса наша основная работа в Москве была приостановлена, все операции отменили, как и все консультации. Сидеть без работы не хотелось. И потом, медперсоналу в госпиталях хорошо платят. В Приморье я не был никогда. Вот и решил совместить приятное с полезным.

– Есть какая-то специальная подготовка для допуска в «красную зону»?

– Конечно. Есть специальная подготовка не только для «красной зоны», но и для работы в инфекционном госпитале в целом. Для того чтобы начать работу в инфекционном госпитале, нужно пройти обучение, длительность которого составляла 36 часов.

Курс проходит в онлайн-формате. Такое обучение предоставляли многие вузы. По завершении курса врач получает сертификат, которым может пользоваться в дальнейшем при работе в инфекционных госпиталях.

Для прохода в «красную зону» тоже нужна специальная подготовка. Ее проводят в каждом госпитале, где работают с больными коронавирусом.

Для работы в «красной зоне» необходимо получить инструктаж, во время которого показывают, как снимать и надевать средства индивидуальной защиты. Это комбинезон, респиратор, очки, бахилы, перчатки. Причем последние рекомендуют надевать в количестве трех пар. И, конечно, бахилы на обувь. Кроме того, необходимо знать правила входа в «красную зону», обработки и последовательности снятия средств индивидуальной защиты при выходе из нее.

Но в этих правилах ничего сложного нет. Можно все запомнить за один раз. Хотя в Москве, например, нам подсказывали, как нужно раздеваться после «красной зоны», в Бронницкой больнице помогали одеваться и заклеивать негерметичные места на стыках скотчем, на Камчатке друг другу помогали врачи.

– Есть ли какие-то особые для Приморья проявления коронавируса?

– Когда мы приехали в Находку, пик заболеваемости был уже пройден. Преимущественно встречались легкие и средние формы течения заболевания. Хотя, конечно, тяжелые случаи тоже были, и некоторые из них заканчивались фатально.

Специфическое лечение коронавируса пока в практической медицине отсутствует. Существуют схемы, которыми можно облегчить течение заболевания и попытаться избежать тяжелых осложнений.

– Как вы можете оценить организацию работы нашего приморского COVID-госпиталя по сравнению с другими госпиталями России?

– Я не увидел грубых нарушений в организации работы врачей в Приморском крае. Было единственное неудобство в первые дни нашей работы – некомфортные средства индивидуальной защиты. Но эту проблему быстро устранили.

В остальном организация работы хорошая. Удовлетворительное обеспечение лекарствами. Что особо запомнилось, так это отношение медперсонала к больным. Они очень заинтересованы в выздоровлении пациентов. О больных медперсонал заботится очень трепетно, к каждому относятся с любовью. В этом плане отношение врачей к своим пациентам в Приморье мне очень понравилось.

В Находке я работал под руководством Юлии Шевчук. Она достаточно строго контролировала назначение препаратов и следила, чтобы лекарства и исследования назначались в соответствии с рекомендациями. И это хороший подход, на мой взгляд. Во-первых, это дисциплинировало врачей. Во-вторых, все пациенты получили лечение в полном объеме.

И это, на мой взгляд, в тяжести течения заболеваний сыграло большую роль. Я очень ей благодарен за порядок, который отмечается в гос­питале в Находке. Кроме того, под ее руководством работалось очень спокойно. Она хорошо умеет ладить как с докторами, так и с пациентами. За счет этого организация работы была на достаточно высоком уровне.

Еще одно различие, которое мне запомнилось, это подход к перестройке больниц в инфекционные госпитали. Так, например, в Бронницкой больнице к этому вопросу подошли основательно, вход в «красную зону», туалеты, душевые, комната для переодевания были сделаны капитально. На Камчатке и в Находке ситуация была несколько иной. Это хорошо было видно на примере устройств шлюзов «красной зоны»: если в Москве и в подмосковных Бронницах они были кирпичные, в Находке и на Камчатке просто пластиковые. Хотя и такой вариант, конечно, допустим.

Были и различия в уровне смертности. В Бронницкой больнице я застал самый пик заболеваемости среди пожилых граждан. И количество смертей от коронавируса там в то время было очень большим. Высокая смертность была и на Камчатке. В Находке этот показатель в разы ниже. За все время моей работы в Приморье в нашем госпитале погибли всего трое пациентов.

– На ваш взгляд, насколько хорошо в Приморье, в частности в Находке, люди соблюдают защитные меры?

– Начнем с того, что на Дальнем Востоке в целом, а в частности на Камчатке и в Находке многие граждане не верят в существование коронавируса. Люди считают, что все это происки правительства. Я могу судить об этом по таксистам, продавцам в магазинах, людям, работающим в сфере обслуживания, на рынке, то есть по тем, с кем мне приходилось сталкиваться.

Большинство из людей не верят в существование этого заболевания и считают, что смертность обусловлена обычными пневмониями, а статистика просто притянута за уши.

В связи с таким отношением от нас не требовали особого соблюдения требований режима повышенной готовности. Требовали это только в автобусах и крупных супермаркетах. Однажды на Камчатке я забыл взять с собой маску, и меня не пустили в автобус. Но это был единичный случай.

Если сравнивать с Москвой, то могу сказать, что в столице тоже есть много людей, которые не соблюдают требования режима. Хотя от себя хочу сказать, что маска, хоть и не задерживает вирус, но все же уменьшает вероятность заражения, просто потому, что меньше распространяется выдыхаемый воздух.

Если честно, существенной разницы в соблюдении защитных мер в Москве и на Дальнем Востоке я не заметил. Люди, не соблюдающие требования режима, есть везде. В Москве только строже с обслуживанием в магазинах. Без маски вам откажут в обслуживании на кассе. Но люди надевают маску прямо перед кассой.

– Какой совет как врач вы можете дать приморцам, все еще не верящим в опасность коронавируса?

– Известно, что сейчас специфического лечения от коронавируса нет. Вакцины, а их несколько видов, пока только проходят испытания. Я, конечно, надеюсь, что эти испытания будут полноценными.

Но пока вакцина к нам не пришла, соблюдать элементарные правила все же необходимо. В первую очередь избегать мест, где присутствует скученность граждан. Учитывая, что этот вирус еще мутирует, необходимо избегать организации проведения мероприятий, связанных со скоплением людей. Этим простым правилом можно обезопасить и себя, и тех, кто посещает такие мероприятия. Я сейчас говорю о праздновании дней рождения, вечеринках.

В отношении «неверящих» могу сказать одно: сейчас идет массовая обработка людей в плане того, что государство нас обманывает. Поэтому людей сложно переубедить, и в связи с этим дать какой-то совет я затрудняюсь. Могу посоветовать хотя бы носить маску. Это не сложно. Береженого, как говорят, бог бережет.

– Как считаете, как скоро закончится пандемия и что нужно сделать, чтобы приблизить ее конец?

– Здесь я ответить не смогу. Это вопрос к эпидемиологам. Как правило, я оказываю помощь тем, кто уже заболел. Я знаю, как проводить профилактику, но это не влияет на окончание пандемии. Могу только сказать, что ускорить этот процесс можно. Если каждый будет аккуратнее. При первых признаках недомогания следует обращаться за медицинской помощью. Сейчас инфекционные госпитали функционируют. Кроме того, на данный момент они не полностью загружены.

Если человек, заболевший коронавирусом, уезжает в больницу, шансы на то, что он кого-то заразит, значительно уменьшаются. Хотя легкие формы можно лечить дома, и это позволяют нам рекомендации Роспотребнадзора, но, на мой взгляд, рисковать не стоит, и лучше все равно обращаться за помощью к медикам.


Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram


 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ