Алексей Ширшов: «Основные мостовые переходы устояли»

фото: К. Сергеев |  «Основные мостовые переходы устояли»
фото: К. Сергеев

Сентябрь выдался для Приморья необычайно дождливым, поэтому дорожникам прибавилась к обычной работе ликвидация последствий половодий рек. Генеральный директор АО «Примавтодор» Алексей Ширшов, впрочем, отмечает, что плановые мероприятия по ремонту будут выполнены в намеченные сроки.

– Алексей Николаевич, какие дороги после осадков конца августа – сентября в критичном состоянии, где идут восстановительные работы?

– За короткий период времени Приморье посетили три тайфуна: «Бави», «Майсак» и «Хайшен». Эти удары непогоды подступали один за другим. Едва восстановив дороги после одного тайфуна, мы сталкивались с разрушениями, наносимыми вторым и третьим. Сейчас прошли мощные осадки в центральной части Сихотэ-Алиня, мы боремся с последствиями ливней, которые возникли 15 сентября.

Отмечено около 130 локальных разрушений на 50 автомобильных дорогах. От переливов особенно пострадали Хасанский, Пограничный, Ханкайский районы, Уссурийский городской округ. Значительные переливы отмечены в Анучинском, Красноармейском, Ольгинском районах. То есть последствия стихии сказались практически на всей территории края.

Больше разрушений на горных территориях, меньше – на равнинных. Восстанавливаем дороги, монтируем трубы для недопущения затопления дорог и населенных пунктов.

После трех тайфунов мы повсюду восстановили движение. Однако новые осадки 15 и 16 сентября все еще оставляют без сообщения некоторые села в Анучинском районе: Еловка, Муравейка, Веселое, Скворцово, Ауровка, Ясная Поляна, Гродеково, Шекляево. На позапрошлой неделе восстановили сообщение на Дворянку, там было разрушено три трубы и два моста, почти 10 дней в село проехать было невозможно.

Ситуация меняется постоянно, когда вода сходит вниз по течению реки (Арсеньевка), могут быть отрезаны от сообщения другие населенные пункты. Мы ведем мониторинг, знаем, где и чего ожидать. К сожалению, это не значит, что бедствие можно предотвратить.

– Из метеопрогнозов известно, что вскоре край будет снова заливать, а дороги, понятно, размывать. Нельзя ли подождать прохождения тайфунов, чтобы не делать одну и ту же работу дважды или трижды?

– Ремонт производился на аварийных участках, где были промоины до двух-трех метров и в темное время суток возможны ДТП и жертвы. Мы не можем оставить села отрезанными от остального мира, обязаны обеспечить жителям транспортную доступность, подвоз продуктов, медикаментов, проезд автомашин скорой помощи. Например, на днях был случай, когда мы еще не успели восстановить сообщение, а понадобилось вывезти из изолированного села женщину с ребенком. Надо отдать должное службам МЧС, которые оперативно наладили переправу.

– Какое количество сил задействовано предприятием в процессе восстановления размытых дорог? За счет каких средств производятся аварийные работы?

– Максимально одновременно бывает занято около 550 человек, 300 единиц техники по Приморью, в некоторые периоды меньше.

Деньги поступают из резервного фонда губернатора Приморского края и средств министерства ГО и ЧС в рамках госпрограммы «Защита населения и территории от чрезвычайных ситуаций, обеспечение пожарной безопасности и безопасности людей на водных объектах Приморского края» на 2020–2027 гг. Конкретный объем ассигнований, который потребуется на ликвидацию, станет понятен, когда уйдет вода и можно будет подсчитать. Ясно будет, сколько необходимо на восстановление труб, дорожной одежды, мостовых переходов. Пока мы выполнили первоочередные мероприятия, восстановили проезды. После точного расчета ущерба оформим сметы расходов на восстановление, подадим в правительство ПК заявку о выделении средств на приведение дорог в нормативное состояние.

– Вероятно, в нынешнем году закончить ремонтные работы уже не получится по срокам?

– Почему же? Есть задача восстановить дороги до параметров, в которых они находились. Кроме того, по ряду мест разрушений губернатор дал поручение сделать лучший водопропуск. Там установим вместо одной трубы две, или одну, но с большим диаметром, чтобы их не вымывало, не разрушалось дорожное полотно. К 20 декабря, а то и раньше, с данными работами мы справимся. Поскольку в основном разрушены гравийные дороги, от температурного режима эти работы не зависят.

– Стало уже нехорошей традицией слышать об обвале того или иного моста в Приморье. Насколько от стихии пострадали мостовые сооружения?

– В нынешнем году, несмотря на три тайфуна, пострадало только четыре небольших моста. В Чугуевском районе по дороге на Пшеницыно на старом мостике провалился один пролет, но его восстановили быстрее чем за сутки. Два моста на Дворянку устояли, были размыты подходы к мостам, которые также были восстановлены. К мосту в Ольгинском районе в процессе половодья размывало подходы, туда вышли дорожники и не дали ему разрушиться. Так что 2020 г. обошелся без больших разрушений мостов, основные мостовые переходы устояли.

– На ваш взгляд, поможет ли решить проблему наводнений программа противопаводковых мероприятий, которая реализуется в Приморье?

– «Примавтодор» в том числе является инициатором этого проекта, потому что никто лучше нас не знает, где происходят переливы, размывы, прекращение транспортного сообщения. Притом что противопаводковые мероприятия – это не только укреплять дороги, увеличивать насыпи, повышать водопропускную способность искусственных сооружений. Работа комплексная: надо в том числе регулировать русла рек. Мосты и дороги строились в основном в 1960–70 годы. Зачастую русла рек изменились, где-то мост стоит сухой, а вода бьет в дорожную насыпь. Можно, конечно, построить мост в новом месте, а эффективнее – провести расчистку русла и пустить реку по прежнему пути.

Важно учитывать конкретные гидрологические условия, координировать свои действия с местными жителями. Допустим, в Ханкайском районе с 1960 г. стояла под дорожным полотном труба, которая спокойно справлялась с водоотведением, дорога прекрасная, никогда раньше не размывалась.

В нынешнем году дорогу начало переливать. Оказывается, мелиораторы, не согласовав вопрос с министерством транспорта и дорожного хозяйства, перенаправили воду по другому каналу, и она пошла через дорогу. С другой стороны, в некоторых случаях, если мы проложим трубы для отвода, спасая дорогу, вода может пойти в село или залить чьи-то поля. В этом случае лучше прочистить русло, чтобы вода уходила естественным путем. Допустим, трассу Екатериновка – Новая Сила в Партизанском районе заливает каждый паводок, бывает, что проезда нет вообще. Выяснилось, что русло реки заилено.

– Наверняка в связи с тем, что пришлось большие силы кинуть на ликвидацию последствий, «Примавтодором» отложены плановые работы?

– Да, но только на срок ликвидации последствий. Кроме того, череда неблагоприятных погодных условий не позволяла работать с асфальтом. Все работы, предусмотренные на год, сдвинуты, однако будут выполнены. Возможно, мы нарушим сроки исполнения некоторых контрактов, но однозначно сделаем запланированное в нынешнем году.

– С чем связано, что прошлое руководство укрупняло филиалы «Примавтодора», а сейчас происходит их воссоздание?

– Объединение филиалов проходило несколько лет назад. Мотивация была у тогдашнего руководства «Примавтодора» такая: сократить непроизводственный персонал, менеджмент. Результаты неоднозначные. Какие-то укрупненные филиалы успешно работают, а кое-где сработал человеческий фактор: потеряли управляемость, пострадало содержание дорог. Знаете, каждый второй глава района ходатайствует о том, чтобы, как и раньше, у них работал полноценный филиал нашей компании. Да, людей нужно больше. Но на территории главам муниципальных образований работать гораздо проще, когда там есть филиал.

Губернатор поставил задачу: восстановить ряд филиалов там, где находились участки. Это отдаленный Тернейский район, которому сложно взаимодействовать с Кавалеровским филиалом, это Дальнегорск – достаточно большой по приморским меркам город, это Чугуевский район, где большая протяженность дорог и само по себе муниципальное образование территориально крупное.

– На протяжении десятилетий руководство края предпринимает попытки улучшить обеспечение «Примавтодора». Какие проблемы сейчас испытывает предприятие?

– То самое укрупнение филиалов привело к дефициту квалифицированных кадров. Когда опытным, образованным людям предлагали переходить на нижестоящие должности, они просто увольнялись с предприятия. А хорошие дорожники – штучный товар на рынке труда.

Долгое время не закупалась новая техника. Когда пришел новый губернатор, выяснилось: автопарк большой, но машины в основном старше 20 лет. Представляете, сколько ресурсов приходится тратить на ремонт? Кроме того, современные требования к ремонту дорог не позволяют использовать устаревшую технику. Губернатор принял решение о докапитализации «Примавтодора», о закупке техники. Недавно в лизинг закупили десять экскаваторов, пять катков, два асфальтоукладчика, они уже поступают на предприятие. Изначально мы ориентировались на машины российского производства, однако оперативно их поставить в нынешних «коронавирусных» условиях отечественные производители не могут. В то же время простаивать у «Примавтодора» возможности нет, импортная техника на территории края есть в наличии.

Финансовое положение «Примавтодора» не идеально. На начало 2019 г., когда меня назначили директором, задолженность предприятия составляла 1,15 млрд рублей только перед банками. Действовали возобновляемые кредитные линии, при этом «Примавтодор» выплачивал проценты, до 100 млн в год, а сам долг не погашался. Мы достигли с банками соглашений о реструктуризации и понемногу выходим из долговой ямы: уменьшается как остаток долга, так, соответственно, и суммы, выплачиваемые по процентам.


Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram


 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ