По законам Дунданя. Что творилось в Приморье после Бохая

фото: предоставил Ю. Уфимцев |  По законам Дунданя. Что творилось в Приморье после Бохая
фото: предоставил Ю. Уфимцев

В 926 г. монгольские кочевники – кидани завоевали государство Бохай, в состав которого в качестве нескольких провинций входило и Приморье.

После завоевания Бохая и приобретения 103 городских поселений кидани приступили к управлению новыми территориями, разделив Бохай на несколько частей.

Территория современного Приморья была передана киданьскому правящему клану Елюй в качестве жалованных земель. Для управления ими киданьский император Абаоцзи создал на территории, примыкающей к морю, автономное, подконтрольное центральной власти государство – Восточное Дань (Дундань), передав его своему старшему сыну Туюю.

В апреле 926 г. Бохай был официально переименован в Дундань. В честь образования нового государства была объявлена амнистия всех преступников, кроме тех, кто заслуживал смертной казни. Государство получило самостоятельность, но должно было поставлять в метрополию 50 тыс. отрезков тонкой ткани, 100 тыс. рулонов грубой ткани и 1 тыс. лошадей ежегодно.

Наследный принц Елюй Туюй получил от императора ханское платье и шапку. Так как его мать имела титул Владыки Земли, а отец – Владыки Неба, то Туюю был дан титул Владыки Людей. Девизом нового государства был избран девиз «Гань лу» – «Благословление небес».

Как и Бохай, Дундань имел несколько столиц. Верхней столицей был определен город Тяньфу (ныне Муданьцзян), откуда и происходило управление северной частью Приморья. Южной частью управляли из столицы Хуньчуня.

Система управления новым государством была оставлена старая, бохайская, с постоянным усилением элементов китайского администрирования, так как Туюй был поклонником Китая и его культуры. Двое из премьер-министров были киданями, а двое – представителями бывшей бохайской знати.

В правительственном аппарате, как и раньше в Бохае, оставалось сто чиновников. Существование их нельзя было назвать безоблачным. Они всегда могли поплатиться за свое бездействие, как это случилось, например, когда император «велел наказать палками, по сто ударов каждому из двух министров, за то, что они стали корыстолюбивы и жестоки; заключил их в монгольскую юрту и сохранил, сказав: «Будем стрелять в них стрелами дьявола».

По законам государства Кидань преступников, приговоренных к смерти, ставили по направлению движения войск. Группа воинов выстрелами из луков убивала всех этих приговоренных к смерти людей. Это и называли «стрелами дьявола».

Первое время сам хан Абаоцзи находился вместе с сыном Туюем в Дундане, помогая ему в организации дел нового семейного удела. И время это было насыщенным.

Во-первых, это было время получения от завоеванных народов Бохая уверений в преданности новым правителям. И они не заставили себя ждать. «В этой же луне хану Тай-цзу предоставили дань мохэские племена вэймо и тели». «Хан угощал обедами дунданьских чиновников, награждал и одинаково, и принимая во внимание степени чинов».

Заложив основу управления, хан отбыл в столицу империи. «Когда Туюй вместе со всеми дунданьскими чиновниками провожал хана Тай-цзу, тот сказал ему на прощание: «Это место рядом с морем. Это не то место, где я могу жить долго. Покидая тебя, повелеваю управлять, показывая моему народу милостивое расположение. Если восточными землями будешь управлять ты, то о чем мне беспокоиться?»

И Туюй, «плача, остался в этой стране», на прощание написав посвященную отцу печальную песню. Им, действительно, никогда уже не придется встретиться при жизни…

Туюй приступил к полноправному правлению. «Следует сказать, что, когда Туюй управлял государством Дундань, то есть бывшим государством Бохай, у него также были дворцы, он носил головной убор с двенадцатью свешивающимися кистями из яшмы. На всех его одеждах были нарисованы изображения дракона, и он правил, отдавая указы и распоряжения. Он самостоятельно снимал и назначал всех чиновников в Бохае, начиная с правого и левого государственных советников и великого советника двора. Киданьскому государству ежегодно платилась только дань в размере пятидесяти тысяч кусков тонкого полотна, ста тысяч кусков грубого полотна и одной тысячи лошадей», – гласят хроники.

Тем временем по дороге домой из Дунданя хан Тай-цзу тяжело заболел и умер. Императрица приняла на себя управление и стала решать государственные дела.

В государстве киданей – Ляо – встал вопрос о наследнике. По традиции им должен был стать старший сын, но мать любила младшего, считая его более жестким и подходящим для должности, чем старшего, в основном предпочитавшего писать картины, сочинять стихи и предаваться мирским утехам. Поэтому младшего сделала правителем всей империи, а старшего оставила правителем Дунданя.

Действительно, Туюй любил читать книги и не любил заниматься охотой. Когда он управлял государством Дундань, он приказал собрать слитки золота и тайно поехал в Ючжоу для покупки книг. Нагрузив телеги книгами в количестве нескольких десятков тысяч цзюаней, он вернулся с ними обратно. Им была устроена библиотека на горе Иулюй, на здании которой висела доска с надписью «Ванхайтан» – «библиотека любования морем».

Старший сын Туюй был обижен и, собрав несколько сотен воинов, решил уйти в Китай, но был остановлен войсками матери на границе и вновь отправлен править в Дундань.

Напряженность в отношениях братьев усиливалась. Младший всегда ощущал опасность для своего положения, зреющую на далеких и трудно контролируемых землях побережья Японского моря, и приказал перенести северную столицу Дунданя, вместе со ставкой его правителя, поближе к своей столице. Началось переселение дунданьцев – бывших бохайцев – на юг.

При переселении многие восставали и уходили в Корею и к независимому народу чжурчжэням. Хан империи переименовал старый город Ляоян, где был создан округ Дунпин, в Южную столицу и приказал Туюю переносить туда свою ставку с севера, приставив к нему соглядатаев и отправив войска для контроля над переселением. Верхняя столица Дунданя полностью ликвидировалась, и ее жители также переселялись вглубь. Вскоре она опустела. Началась вторая волна переселения и из Приморья.

Почти полностью опустел крупный город в Чугуевском районе – Кокшаровское городище. В последние годы существования Бохая там было начато грандиозное строительство административных и культовых зданий, но не было закончено по причине вторжения киданей. Стены зданий были возведены, а вот крыши еще не наложены. По причине переселения его жителей вглубь континента в 930 г. там не осталось мастеровых, и когда в пустующий город начали постепенно заселяться вновь пришедшие из окрестностей, они не имели навыков производства черепицы и принялись делать ее вручную. Опыт не удался, и они покрыли крыши деревом, что сделало Кокшаровское городище единственным средневековым поселением в Приморье с деревянными крышами.

Переселяли жителей Дунданя целыми уездами, семьями, опустошая и приморскую провинцию. Всего было переселено 470 тыс. человек. К тому же 150 тыс. бежало в Корею, не желая переселяться к киданям.

Туюй, который тоже должен был отправиться в новую столицу, посчитал, что добром это все равно не кончится, и решил покинуть Дундань совсем. Взяв свою фаворитку, наложницу леди Гао, 40 соратников, коллекцию книг, он в 930 г. погрузился на корабль и отплыл в Китай.

Китайский император, считавшийся названным кровным братом его отца, принял Туюя и сделал военным губернатором одного из регионов под именем Дунданьский Мухуа, а сам он взял китайское имя Ли Цзаньхуа.

«Ли Цзаньхуа предавался праздности, заботясь лишь о собственных удовольствиях, и не принимал участия в делах управления, – писали хроникеры. – Несмотря на это, император Китая Мин-цзун хвалил Ли Цзаньхуа, и, хотя тот часто совершал незаконные действия, не обращал на это внимания»: все же он был родным братом хана могущественной соседней империи Ляо.

«Мин-цзун дал в жены Ли Цзаньхуа наложницу предыдущего китайского императора по фамилии Ся. Ли Цзаньхуа любил пить человеческую кровь, а поэтому колол служанкам плечи и сосал кровь из ран. За небольшие провинности он вырывал служанкам и слугам глаза, отрезал куски мяса или жег огнем. Жена Ся не могла вынести жестокости Ли Цзаньхуа и подала императору доклад с просьбой разрешить ей развестись и стать монахиней».

Однако в самом Китае вскоре произошел переворот, поддержанный извне киданями. И когда кидани в 937 г. вторглись в Китай, его император, поняв тщетность обороны, приказал всем собраться в башне и совершить массовое самоубийство самосожжением. Но Дунданьский Мухуа отказался. Тогда император «послал евнуха Цинь Цзиминя и начальника охраны императорского города Ли Яньшэня убить Ли Цзаньхуа. Ли Цзаньхуа был убит в своем доме».

После взятия столицы сын бывшего правителя Дунданя Уюй отправился туда, чтобы найти кости отца. Кидани забрали тело своего беглого сородича и увезли на родину.

После бегства Туюя из Дунданя, в первой луне 931 г., хан Тай-цзун отправился в Южную столицу, и бывшая жена Туюя, урожденная Сяо, вместе с амбанями своего государства Дундань встретилась с ханом Тай-цзуном. Тот подтвердил ее полномочия и поручил ей дальше управлять бывшими владениями мужа.

Королева Сяо, ласковая, но решительная, продолжила правление Дунданем вместе с сыном Уюем, который через 20 лет стал очередным, третьим императором киданей и перезахоронил отца на горе Иулюй.

Большинство бывших бохайцев к тому времени уже подчинились киданям и продолжали подносить дары. «В 938 г., в четвертой луне, народ нюйчжи предоставил дань луками и стрелами».

В 947 г., во второй луне, хан Тай-цзун, уже захвативший немало китайских земель, переименовал расширившееся государство Ляо в государство Да Ляо – Великое Ляо, изменив и наименование эры своего правления на Да-тун – Великое Единение. Он начал переформатировать страну на китайский манер администрирования и управления, но не успел – скончался. На престол всей империи был возведен сын первого правителя Дунданя, Туюя, – Елюй Уюй, получивший имя «император Ши-цзун».

В отличие от своего отца, Уюй отлично стрелял из лука и очень любил охоту. К тому времени мать Уюя уже как семь лет отошла в иной мир, и Уюй правил в Дундане самолично. Став императором, он ликвидировал самостоятельность Дунданя и в восьмой луне 947 г. передал его управление, уже как непосредственной территории государства Великое Ляо, своему дяде, которого сделал председателем верховного военного совета. История полунезависимого государства, существовавшего на территории Приморья с 926 г. по 947 г., закончилась.

Юрий УФИМЦЕВ

 

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Ха-ха-ха............. 1 месяц назад
2 2
Опять очередной вброс дерьма, не вентилятор по заказухе......... Не было ни какого ""Бохая"" от слова ни когда...... Как и не было Ни какого "" древнего Китая""...... Хватит перевирать историю Древней РУСИ..... Так называемый Китай ( В дословном переводе - Дикари, за Стеной) до сих пор живёт в почти в каменном веке, а то, что им сей час называют и показывают - это Чинай - Синай ( производное этих названий , разшифруете сами) ..... который создан искусственно...... типа цивилизации биороботов..... в которую и пытаются превратить всех ВАС...... сотрут - уничтожат , Людей - Человеков, напечатают биороботов ( что впрочем сейчас и происходит ( замещение)) .............................................................вот они то и пытаются навязать типа Свою ""историю" и оправдать свою появление..................................................................................................................
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ