План Ленина и мрачные дни Приморья

фото: ru.wikipedia.org |  План Ленина и мрачные дни Приморья
фото: ru.wikipedia.org

100 лет назад Приморье вошло в Дальневосточную республику (ДВР) и пробыло в ее составе 158 дней.

К началу 1920 г. Первая мировая война уже закончилась, и все ее участники объявили о постепенном выводе своих войск. Но на Дальнем Востоке все еще продолжалась Гражданская война, и японцы объявили о выходе последними.

Совет управляющих

Красные войска наступали с запада и в освобожденных ими от белых городах и селах создавали новые органы управления – советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, состоявшие преимущественно из большевиков. Их лозунгом был немедленный вывод японцев.

Однако японцы не спешили, и в Москве понимали, что это может привести к конфликту, а, как справедливо отмечал Владимир Ленин, новая РСФСР не смогла бы справиться с находящимися на Дальнем востоке России 120 тыс. японских штыков и потерпела бы поражение.

Тогда решили между РСФСР и японцами создать так называемый красный буфер – не социалистическое, не советское государство, которое бы не вступало в конфликт с японцами, а дождалось бы их ухода и вернулось в состав РСФСР. Во все концы Дальнего Востока с разъяснением этой стратегии направились эмиссары центра. В то время в Приморье у власти находилось независимое правительство Приморской областной земской управы во главе с учителем Медведевым.

В марте 1920 г. во Владивосток прибыл член Сибревкома Виленский, который привез директиву Ленина о необходимости создания автономной независимой ДВР из Приморья, Хабаровска, Благовещенска, Читы и Камчатки. Если в городе была власть управы, то на местах, в селах власть находилась в руках советов, и последние не хотели никаких республик, а желали прямого присоединения к РСФСР под лозунгом «Вся власть Советам!».

В состав земского правительства также входили большевики Лазо и Сибирцев, не принявшие ленинскую декларацию, а активно выступавшие за изгнание японцев, за передачу власти советам и вхождение Приморья в РСФСР напрямую. Они начали работу по созданию боевых и партизанских отрядов, намечая антияпонское восстание. Это шло не только вразрез с планом Ленина на создание государства-буфера, но и с планами самих японцев. Они узнали о планах большевиков, на всякий случай обнесли Тигровую сопку колючей проволокой, а по углам центральных перекрестков на крышах расставили пулеметы.

1 апреля из Владивостока ушли американцы, чехи, французы. Японцы остались одни. Лазо счел это возможностью одержать реванш и начал готовиться к восстанию. Но в ночь на 5 апреля Лазо и Сибирцев были неожиданно арестованы японцами и расстреляны. После чего японцы ввели военное положение. Однако вскоре власть управы была восстановлена как совет управляющих ведомствами. Совет был разнопартийный. Например, в качестве управляющего промышленностью и торговлей был избран предприниматель Бриннер, а финансов – торговец Циммерман.

Часть народного государства

Тем временем в Улан-Удэ собрались представители всех регионов Дальнего Востока, за исключением Приморья, и провозгласили создание ДВР. А в марте ДВР уже установила границы с РСФСР, оставив Камчатку за последней. Приморцы прибыли в Улан-Удэ только в декабре и также проголосовали за присоединение. Однако по возвращении полномочия делегации были признаны недействительными, и правительство Приморья воздержалось от вхождения в ДВР.

В Приморье опять начались дебаты о вхождении или автономности, причем стали возобладать настроения сбросить японцев в море немедленно. Большевикам пришлось провести немалую работу агитаторами, присланными из центра, чтобы все же переломить ситуацию. 12 декабря 1920 г. Приморская земская управа сложила полномочия, а 19-го было образовано Приморское областное управление ДВР во главе с коммунистом В. Г. Антоновым в качестве административной единицы ДВР.

Большевик Василий Антонов когда-то бежал из ссылки в Италию, откуда прибыл во Владивосток в начале революции. Вскоре он стал председателем краевого бюро большевиков и редактором газеты «Красное знамя». Теперь он стал главой дэвээровского Приморья.

К этому времени войска белой армии, под ударами Красной бежавшие через Китай в Приморье, сосредоточились на станции Суйфэньхэ. Новое правительство ДВР начало переговоры о возвращении их через Китай обратно в Россию. Усилиями китайцев белых удалось разоружить, но возвращаться они не собирались.

Власть договорилась с японцами о расселении этих двух десятков тысяч беженцев в Уссурийске, Гродеково и Раздольном, при условии, что они не будут вмешиваться во внутренние дела новой республики.

Однако в ночь на 31 марта 1921 г. белые каппелевцы полковника Глудкина захватили владивостокский вокзал, Русско-Азиатский банк и гостиницу «Версаль» под штаб. Правда, большевикам удалось быстро собрать силы милиции, комсомольцев и рабочих и разогнать мятежников.

Ранее, 9 января 1921 г., начались выборы в Учредительное собрание ДВР, проходившие и в Приморье. Большевики везде заняли половину мест, причем получив ключевые силовые и финансовые должности. Приморье легитимно стало частью независимого народного государства с населением в 1,5 млн, состоящим из 950 000 русских, 350 000 украинцев, 100 000 корейцев и 50 000 китайцев.

История вхождения

Новой власти в Приморье досталась разрушенная экономика, несколько тонн серебряных монет в хранилищах Госбанка и огромное количество военных грузов, скопившихся на складах еще со времен Первой мировой войны.

Часть денег сразу же отправили для оплаты труда госслужащим в Уссурийск. Но отправку серебра дальше японцы запретили. Чтобы выправить положение, власти начали продавать грузы – скопившиеся на складах тысячи тонн натриевой селитры, колючей проволоки, цинка, меди, стального троса, цикриновой кислоты. В крепости хранилось огромное количество латунных гильз и капсюлей.

«Но общая депрессия товарного рынка лишала возможности произвести продажу товаров, – писали современники. – Что касается грузов, принадлежащих казне, то приходится отметить, что государство вынуждено было ликвидировать их, продавая по сравнению с военными покупными ценами с убытком от 30 до 70%». И все же отмечалось, что основным доходом власти ДВР являлась невыплата содержания своим служащим.

В Харбине скопилось 17 эшелонов ценностей, угнанных из России, и большой парк железнодорожных вагонов. Для их реализации из Владивостока также отправились представители новой власти ДВР. Делегация ДВР отправилась из Владивостока и в США – для обсуждения вопроса предоставления иностранцам концессий на Дальнем Востоке.

По Конституции ДВР, несмотря на то, что находилась под контролем РСФСР и большевиков, являлась буржуазно-демократической республикой с многопартийной системой и свободой политических взглядов. 20 марта 1921 г. во Владивостоке официально состоялся I Съезд несоциалистических организаций Дальнего Востока, который был призван объединить различные группировки на платформе борьбы с коммунизмом.

Всего на съезде присутствовало около 300 делегатов от 53 организаций кадетско-монархической ориентации типа Комитета спасения Дальнего Востока, Торгово-промышленной палаты, Биржевого комитета, Союза домовладельцев Владивостока, Союза рыбопромышленников. Председателем съезда был избран известный на Дальнем Востоке предприниматель и общественный деятель, юрист С. Меркулов. Конечной целью деятельности съезда было восстановление «Единой, Великой и Свободной России». Съезд высказался также за продление японского присутствия в крае.

Образованный Национально-революционный комитет во главе с колчаковско-каппелевскими генералами Д. Лебедевым и П. Глебовым, а также полковником семеновской ориентации П. Глудкиным постановил «свергнуть власть насильников и коммунистов и передать ее Совету съезда несоциалистических организаций Дальнего Востока». Военные стали стекаться во Владивосток из Гродеково, Уссурийска и Китая.

В 11 часов утра 26 мая белогвардейское восстание началось. Переворотчики напали на тюрьму, вокзал, штаб войск, здание морского штаба и другие важнейшие городские пункты.

«Один из защитников дэвээровского флага взобрался на крышу и, скрываясь за трубой, расстреливал нападающих каппелевцев в течение нескольких часов, счастливо избегая пуль противника, – вспоминал очевидец. – Правительство земской управы во главе с Антоновым, поддерживаемое грузчиками, матросней и небольшими группами партизан, спустившихся с сопок, сосредоточилось в казармах Гнилого угла, где и вело продолжительную борьбу, кажется, весь день. Но уже часов в 12 дня было ясно, что меркуловское выступление удалось и мы вновь очутились под властью национального правительства. Русский, красный с синим углом, флаг сменил повсюду дэвээровский».

«К 10 часам утра бои прекратились, – вспоминал работник конторы закупочно-транспортного бюро Сучанских копей во Владивостоке Элеш. – Только еще долго продолжались одиночные выстрелы с балкона дома № 3 на Полтавской улице, где помещался дивизион народной охраны. К моменту выступления белых в этом помещении находились 13 бойцов и командир дивизиона Казаков. Горсточка храбрецов решительно приняла бой. Случайной пулей, попавшей рикошетом в грудь, в самом начале боя Казаков был убит».

Национально-революционный комитет белых, взявший власть, передал ее Съезду несоциалистических организаций Дальнего Востока. Было образовано Временное приамурское правительство во главе с Меркуловым.

Руководством ДВР местной милиции и ополчению было отдано приказание рассеяться и уходить в сопки к партизанам.

Так закончилась история вхождения Приморья в ДВР.

Юрий УФИМЦЕВ

 

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ