В Приморье марикультура уходит на финансовое дно

фото KONKURENT |  В Приморье марикультура уходит на финансовое дно
фото KONKURENT

В трудном финансовом положении оказались десятки марикультурных компаний. Почти все хозяйства в 2020 г. не выполнили планы по сбору урожая, но при этом статистические данные о количестве выращенной продукции почему-то ползут вверх.

По информации регионального агентства по рыболовству, в первом полугодии 2020 г. на «морских огородах» в подзоне Приморье вырастили более 45 тыс. тонн гребешка, мидии, трепанга и морской капусты. Рост к аналогичному периоду 2019-го составил почти 18 тыс. тонн.

Цифра выращенного урожая настолько некорректная, что полностью искажает реальную картину производства продукции в этом отраслевом сегменте. Статистику подают хозяйства, и она вбивается в форму отчетности «ПР Аквакультура», в графу «Выращенные». Но есть еще другая форма бланков — «РППР Аквакультура», в ней указывают объем реализованной продукции. В этой графе, как правило, среднегодовой показатель не более 1300 тонн.

Эксперты давно говорят о необходимости обнуления «бумажно-выращенного» урожая. По их словам, форма отчетности не предусматривает внесение корректировки из-за гибели гидробионтов, как это, например, произошло в прошедшем году. Из-за многочисленных тайфунов в 2020 г. марифермеры не перешагнули рубеж даже в 1 тыс. тонн реализованной продукции.

Как рассказывает генеральный директор «Зарубинской базы флота» Виктор Жуков, в этом году компания потеряла около 40 тонн товарной продукции: «Мощный тайфун «Майсак» нанес колоссальный ущерб. Почти на всех участках, расположенных вне закрытых бухт, были смыты хребтины с садками и коллекторы для сбора молоди. Пострадали даже бетонные якоря, которыми удерживают порядки. У нас смыто оборудования на сумму более 10 млн рублей. Но если потерю товарной продукции и оборудования можно частично компенсировать, то потерю спата компенсировать невозможно. На наших коллекторах погибло 90% спата гребешка. В планах предприятия было собрать и высадить 9 млн молоди. Собрали и высадили всего 500 тыс. Фактически финансовые убытки от тайфуна этого года компания вторично получит в 2024 г. из-за провала в цикле выращивания».

Между тем Приморье ежегодно сталкивается с тайфунами, резким опреснением воды и другими неблагоприятными гидрологическими условиями. Руководители и собственники предприятий уверены, что необходимо на государственном уровне разрабатывать программы обязательного страхования. Пока же природные катаклизмы убивают не только урожай, они останавливают инвесторов от миллиардных вложений. Кроме того, отпугивает инвесторов и неработающий механизм выделения участков под строительство объектов марикультуры на береговой полосе.

Проблема выделения земельных участков в ближайшие годы может стать основным барьером для развития марихозяйств. Средний показатель в 1300 тонн поднятой из воды продукции невозможно увеличить без строительства заводов около участков. Марифермеры не раз просили власти выдавать земельные участки рядом с рыбоводными, и в 2019 г. в законодательство были внесены поправки, которые позволяли хозяйствам получать участки на берегу без торгов.

Но нашлись очередные барьеры. По природоохранному законодательству есть 20-метровая береговая полоса и 500-метровая защитная зона, которая не дает пользователям на этих территориях строить даже элементарную инфраструктуру для обслуживания участка, не говоря о заводских мощностях для получения молоди и переработки выращенной продукции. В итоге поправки приняты, но порядок предоставления земельных участков вне аукционов не был проработан.

Председатель Дальневосточного союза предприятий марикультуры Роман Витязев обратил внимание на то, что пользователи ждут от регулятора решения вопроса, связанного с минимальным объемом выращивания товарной продукции в соответствии с договором пользования РВУ. По нормам предприятия должны выдавать в год тонну с гектара при пастбищном выращивании, три — при индустриальном, что в принципе невозможно, и это подтверждает отраслевая наука.

Как следствие хозяйства, планируя деятельность, не отдают приоритет долгосрочным инвестициям в валютоемкие объекты, а выбирают, например, ламинарию. Малозатратная при выращивании, она дает большую по объему товарную массу. Тем самым компании страхуются от расторжения договора. Но, выращивая капусту, предприятия не зарабатывают на развитие.

При этом стоимость килограмма основных видов гребешка и трепанга росла. Пик роста цен наблюдался в прошлом году, когда цена за раковину живого гребешка доходила до 6–7 долларов. В прошлом году на логистику поставок в КНР повлиял коронавирус. В начале и середине 2020-го введенные на пунктах пропуска ограничения по количеству машин, въезжающих на территорию Китая, приводили к угрозам потери качества товара при транспортировке. Ведь живой гребешок едет в специальных акваконтейнерах, но, когда машины стояли сутками в очереди, продукция портилась. При этом цена снижалась, и предприятиям стало невыгодно доставать гребешок из воды, чтобы продавать его дешево.

Осенью возникла другая проблема: на продукции все время стали обнаруживать фрагменты коронавируса, из-за чего часть ее браковали. Кроме того, изменилась процедура декларирования.

В этом году к трудностям добавится еще нерешенная проблема, связанная с требованиями прохождения экологической экспертизы. Проходить ее должны не только хозяйства марикультуры, но и рыбаки, занимающиеся добычей неодуемых видов рыбы. Но к ним претензий нет у контролирующих структур Приморского края, а вот марикультурщиков за ее отсутствие «прессуют».

Больше всего страдают хозяйства, ведущие постоянную борьбу с браконьерами, которые наиболее активны в Хасанском районе. Здесь весь прошлый сезон шла настоящая война с поджогами катерных стоянок и нападениями на людей. В этом году борьба за эти акватории вряд ли прекратится.

Удивительно, что в этих баталиях участвуют, казалось бы, давно ушедшие в «прошлое» персонажи. Например, речь идет об известном «автомобильном» дельце Николае Черентаеве, позиционирующего себя как руководителя Приморского отделения общественной организации «Национальный общественный комитет по противодействию коррупции». Хотя у общественности есть большие сомнения, что он таковым в действительности  является. Согласно выписке ЕГРЮЛ, филиала АНО в Приморье нет. Но поскольку филиал все же ведет бурную деятельность в регионе, то Минюст сейчас проверяет — насколько это законно и кто такой на самом деле Черентаев. Вместе с тем в 2011–2012 гг. многие приморские СМИ писали, что громкое название организации позволило Черентаеву вести успешный «теневой» бизнес по оформлению автомобилей.

В частности, как сообщалось, Черентаев якобы оформил более 880 машин, из них на 653 была произведена замена агрегатов. В этой информационной войне вскрылась также история с изъятием у него автомобиля Toyota Land Cruiser Prado, который был в угоне и имел признаки подделки документов. В отношении руководителя АНО «Национальный общественный комитет по противодействию коррупции» в Приморье даже было возбуждено уголовное дело по ст. 326 п. 1 УК РФ «Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства». Были вскрыты и другие «темные» дела Черентаева.

Чем закончилась борьба правительства с конструкторами и распилами — известно. Правительство запретило постановку на учет проблемных автомобилей, а тысячи автомобилистов, которые оформляли автомобили по «серым» схемам, лишились имущества. После наведения порядка с оформлением автомобилей из Японии.

Но сегодня Черентаев, видимо, нашел новую нишу. От его имени поступают письма с жалобами на хозяйства марикультуры в Минвостокразвития, Росрыболовство и правительство Приморского края. Активность жалобщика совпала с кампанией по выдворению марикультурного бизнеса со своих морских огородов. Пул интересантов требовал, чтобы на участках, которые государство официально сдало в аренду бизнесу на 25 лет, предприниматели прекратили выращивать гребешка, трепанга, мидии и устрицы. Так как эти участки находятся в границах ООПТ, а в них якобы запрещена любая хозяйственная деятельность.

Марикультурный бизнес считает, что конечные интересанты изгнания его с акваторий — это браконьерские группировки, которые активно добывают на юге Приморья гребешка и трепанга.

Все же, несмотря на трудности, предприниматели продолжают работать, надеясь, что их усилия будут поддержаны государством. Ведь, по словам генерального директора компании «Биобанк» Александра Колесникова, каждое марикультурное хозяйство — это не только коммерческий проект, но и поддержание на плаву отдаленных населенных пунктов, расположенных рядом с участками: «Приморский гребешок по качеству лучший в стране, так как он выращивается в холодной воде. И для мощного прорыва нужны деньги, поэтому отрасли необходимо беспроцентное кредитование в рамках программы развития аквакультуры».

 

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ