2021-07-12T11:28:25+10:00 2021-07-12T11:28:25+10:00

Как СССР хотел заработать на китайцах

фото: ru.wikipedia.org |  Как СССР хотел заработать на китайцах
фото: ru.wikipedia.org

В ноябре 1928 г. в СССР был принят курс на индустриализацию и провозглашена первая пятилетка – время «великого перелома». Одним из приоритетных направлений нового курса стало развитие существующих и строительство новых железных дорог на Дальнем Востоке России. Для изыскания средств на это дело правительство решило заранее прибегнуть к займу, как у своих граждан, так и у ближайших соседей.

Великий перелом

С 1928-го до начала 90-х годов одним из основных способов поиска средств на развитие советской промышленности стал выпуск долговых ценных бумаг – облигаций. Владелец облигации получал от эмитента не только ее номинальную стоимость деньгами, но и фиксированный процент прибыли. Процент указывался на купоне, который отрывался и предъявлялся к оплате в указанный на нем срок.

Каждая семья в СССР имела такие бумаги – их покупка считалась делом патриотичным. Практически с каждой зарплаты гражданин СССР часть дохода вкладывал в гособлигации. В среднем каждый житель СССР отдавал на это дело две – три месячных зарплаты в год! На 1 октября 1928 г. люди заняли государству около 1300 млн руб. Однако для выполнения первого пятилетнего плана требовались не только рубли, но и валюта.

В 1928 г. СССР решил выпустить и разместить в Англии и США облигационный заем на сумму в 30 млн долларов США. Заем выпускался под обеспечение в виде доходов и имущества советских железных дорог. В США партнерами Государственного банка СССР по продаже облигаций займа являлись такие банковские структуры, как The Chase National Bank of Manhattan, The Amalgamated Bank of Chicago, The Bank of Italy in San Francisco.

Банки продавали американским гражданам советские облигации в виде платежных поручений, а также должны были выплачивать проценты. При этом сами бумаги доставлялись конечным покупателям по почте из СССР. Такая схема была придумана для того, чтобы обойти государственный контроль – между СССР и США тогда отсутствовали дипломатические отношения, и по этой причине СССР не имел права напрямую предлагать к покупке на территории США свои облигации.

Только за одну неделю функционирования такой схемы СССР удалось продать в США облигаций на 100 тыс. долларов. После чего Госдеп США запретил американским банкам заниматься подобной деятельностью.

Тогда за деньгами решено было обратиться к ближайшим соседям – китайцам.

В июне 1928 г. вышло постановление ЦИК СССР, СНК СССР «О выпуске Уссурийской железной дорогой (УссурЖД) облигационного займа». А для удорожания этих акций ЦИК и СНК через месяц выпустили постановление «О предоставлении Уссурийской железной дороге права требовать оплаты в иностранной валюте железнодорожных тарифов и портовых сборов по транзитным перевозкам».

Предполагалось, что одними из основных покупателей облигаций станут китайцы. Как местные, так и находящиеся по ту сторону границы. Деньги были нужны на развитие Уссурийской железной дороги в свете «великого перелома».

Дорога в будущее

Первую пятилетку население СССР восприняло с энтузиазмом. Миллионы людей самоотверженно, почти вручную, строили сотни заводов, электростанций, прокладывали железные дороги, метро. Страна работала в три смены.

В пятилетнем плане развития Дальнего Востока было намечено строительство железной дороги широкой колеи от Шкотово до Сучана (Партизанска) и далее до Находки. Сучанскую ветку постоянно размывало в период дождей, и она надолго выходила из строя. С ростом добычи угля железнодорожники фактически не справлялись с перевозками, на подъемниках образовывались пробки из вагонеток. Сучанская ветка входила в состав Уссурийской ЖД, а сама УссурЖД находилась в ведении уполномоченного НКПС на Дальнем Востоке.

Ведущим консультантом в управлении УссурЖД являлся председатель общественного комитета по развитию железных дорог Далькрайисполкома Владимир Арсеньев, который еще в 1924 г. направил в Совнарком записку «Колонизационные перспективы и строительство новых железных линий на Дальнем Востоке», а в 1927 г. в Хабаровске выступил с докладом «Транспорт Дальнего Востока, состояние железных дорог и эволюция их в перспективе развития экономики края».

Арсеньев высказался за целесообразность строительства железных дорог Хабаровск – Советская Гавань и Большой Невер – Советская Гавань с ответвлением на Николаевск-на-Амуре, а также морского порта в Советской Гавани. Предложения были приняты, и он был отправлен в экспедицию по местам предполагаемой ветки.

Как и все в то время, Арсеньев работал самозабвенно, с энтузиазмом: «Все члены экспедиции проявили мужество и стойкость в преодолении грозных природных стихий в условиях полного бездорожья и последствий скудного обеспечения экспедиции продовольствием и техническим оборудованием».

По итогам работы с ноября 1927-го по февраль 1928 г. Арсеньев сделал более 20 докладов и сообщений. На совместном заседании Далькрайплана и правления УссурЖД он выступил с программным докладом «О двух вариантах трассы проектируемой железной дороги Хабаровск – Советская Гавань». Доклад был одобрен руководством дороги, Крайпланом, советскими и партийными органами, а затем и НКПС. Частично на реализацию плана Арсеньева и должны были пойти деньги от продажи облигаций УссурЖД.

Бумаги прошлого

1 августа УссурЖД и Госбанком СССР в Дальневосточном крае были напечатаны облигации шестого целевого внутреннего займа, выручка от продажи которых должна была пойти на нужды дороги. Владелец же получал право на получение годового дохода в 8% в виде фиксированного процента в форме оплаты купонов.

Облигаций было выпущено на сумму 30 млн руб. со сроком погашения четыре года. Они были хорошего качества печати, на бумаге с водяными знаками и номиналом в 25, 50, 100, 500, 1000 руб. Каждая имела восемь купонов с различными датами погашения: с 1 сентября 1931 г., с 1 сентября 1932 г.

От всех остальных облигаций СССР они имели одно отличие – русский и английский тексты были продублированы по-китайски! Предполагалось, что именно китайцы станут основными покупателями этих бумаг.

Во-первых, СССР рассматривал покупателей в полосе отчуждения КВЖД, находившейся в совместном управлении с Китаем, а во-вторых, на самом советском Дальнем Востоке также проживало немало китайцев, причем небедных. Так, в 1926 г. их насчитывалось 71,6 тыс.

Гознак напечатал образцы облигаций и уже планировал ввести их в продажу, но в дело вмешалась политика.

В Китае в это время шла гражданская война между севером и югом. Империалист Чан Кайши произвел антикоммунистический переворот на юге Китая и захватил его север. 1 января 1929 г. он поднял флаг в Маньчжурии, летом захватил КВЖД. СССР разорвал отношения с Китаем, и все китайцы стали считаться шпионами.

Китайский консул в Уссурийске докладывал: «С тех пор как коммунистов изгнали с юга, с местными китайцами обращаются все хуже. В декабре прошлого года в нашем городе было арестовано много китайских торговцев».

Китайцы стали покидать Приморье, и продажа каких-либо бумаг им стала расцениваться не менее как вредительство. Только с июня по август 1929 г. из Владивостока выехало 1080 человек. Чтобы восстановить статус-кво, СССР ввел войска в северо-восточный Китай и путем обширных военных действий очистил дорогу от захватчиков. 24 декабря 1929 г. в Хабаровске был подписан протокол, восстанавливающий прежнее состояние. Но было ясно, что никакие китайцы теперь не купили бы никаких облигаций, и они остались невыпущенными.

Кроме того, уже к началу 1929 г. появились явные признаки недоверия своего населения и нежелания граждан участвовать в финансировании государственных программ индустриализации. С середины 1930 г. население практически перестало добровольно покупать облигации госзаймов. Да и к 1933 г. уровень рыночных цен уже был в 12 раз выше, чем в 1928-м, – проценты купонов не могли угнаться за инфляцией. В 1936 г. облигации с доходом 8% были насильственно обменяны на 3%, погашение которых было отсрочено на 20 лет!

В горниле индустриализации погиб и Владимир Арсеньев. Будучи начальником Бюро экономических изысканий Уссурийской железной дороги, он отправился в очередную экспедицию, заболел воспалением легких, в тяжелом состоянии был доставлен во Владивосток, где 4 сентября 1930 г. скончался.

На остатках бумаги с водяными знаками так и не увидевшего свет займа УссурЖД Всероссийским обществом борьбы с алкоголизмом были напечатаны и выпущены лотерейные билеты беспроигрышного книгорозыгрыша «Книга вместо водки». Но оставшиеся в хранилищах облигации УссурЖД все же нашли своего потребителя.

В апреле 2013 г. в Вюрцбуре, в Германии, состоялся 29-й аукцион антикварных ценных бумаг. Лотом № 397 являлась облигация УссурЖД в 50 руб. с «великолепной виньеткой с кораблем и паровозом [причалы ВМТП во Владивостоке], на русском, английском и китайском языках. Абсолютная редкость!» Стартовая цена продаваемой акции составила 2800 евро.

Лот был выставлен неким докто­ром Гельмутом Фишером, который, согласно каталогу, «во время своего пребывания в Минске, в Алматы и в Ташкенте увлекся коллекционированием российских бумаг. Еще до того как в России появились коллекционеры антикварных ценных бумаг, он приобрел на местных блошиных рынках, у российских торговцев, на международных аукционах и через Интернет множество ценных бумаг, встречающихся сегодня лишь весьма редко или не встречающихся вовсе».

Последней являлась и облигация УссурЖД, полный комплект которых хранится в музее Гознака в Москве.

Юрий УФИМЦЕВ

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ