2021-07-13T11:26:51+10:00 2021-07-13T11:26:51+10:00

Сергей Лавров: «Ни о какой изоляции России речи не идет»

primorsky.ru |  Сергей Лавров: «Ни о какой изоляции России речи не идет»
primorsky.ru

На прошлой неделе глава МИД РФ Сергей Лавров неожиданно посетил Владивосток и выступил с лекцией перед студентами ДВФУ. Самые интересные его мысли – в материале делового еженедельника «Конкурент».

О внешней политике России

«Мир сегодня глобализируется, и в этих условиях перспективы развития страны как никогда тесно связаны с внешней политикой России. Ее цель – обеспечить развитие страны. Чем успешнее будет курс на укрепление российской экономической и в целом государственной самостоятельности, тем увереннее мы можем действовать на международной арене, тем эффективнее сможем извлекать преимущества из общения с зарубежными партнерами. Здесь прямая взаимная связь, обеспечивающая результативность работы, если к этому подходить честно и профессионально.

Не во всем мире с удовольствием воспринимают развитие России тем курсом, который был определен и сейчас реализуется. Не всем по душе, что мы давно и навсегда преодолели трудности тех самых «лихих» 90-х и эффективно решаем проблемы, которые накапливались годами, если не десятилетиями. Занимаясь этим внутри страны, одновременно укрепляем свои международные позиции.

Наше величайшее завоевание – сохранение гражданского мира, консолидация общества вокруг нравственных ценностей народов России, уважения памяти предков, их подвигов в защиту свободы и независимости Родины, воспитания молодежи в духе преемственности поколений».

О грядущих выборах в Госдуму

«Западные коллеги этого и не скрывают: многие из них предпочли бы иметь дело со слабой Россией, лишенной ориентиров, готовой на любые уступки. Мы видим попытки чуть ли не ежедневно повлиять на нашу внутреннюю и внешнюю политику. Набор инструментов, который западные коллеги применяют, достаточно широк. Это и военные провокации, как это было недавно у берегов Крыма с кораблями НАТО. Они, кстати, направляются сюда, в Южно-Китайское море, поэтому размах их амбиций не знает границ. В этом же ряду нелегитимные экономические санкции, похищение наших граждан за рубежом с предъявлением претензий, которые должны регулироваться международными договорами, но ими Запад пренебрегает, и масштабные информационные атаки.

Можно предположить, что накануне грядущих выборов в Государственную думу будут новые попытки расшатать, дестабилизировать ситуацию, спровоцировать какие-то протестные выступления, желательно насильственные, как Запад любит это делать. Наверное, потом будет развернута кампания по непризнанию итогов наших выборов. Такие планы есть, и нам о них известно. Но ориентироваться мы будем прежде всего на мнение и позицию нашего народа, который сам в состоянии оценить действия власти и высказать свое мнение о том, как он хочет дальше развивать свою страну.

Хочу со всей ответственностью сказать, что сценарий, вынашиваемый Западом, не пройдет. Об этом неоднократно говорил президент Российской Федерации. В последний раз он предупредил тех, кто пытается с нами разговаривать таким образом, в своем Послании Федеральному собранию, предупредив, что организаторы любых провокаций против нас будут об этом жалеть».

Об обновленной Конституции

«Новые формулировки Конституции устанавливают приоритет нашего Основного закона над международным правом. О чем идет речь?

Многие, в том числе у нас, в России, пытаются обвинять нас в некоем правовом нигилизме, в попытке уйти от принципов и норм сотрудничества на мировой арене. Ничего подобного. Мы полностью уважаем международное право, конвенции и договоры, но исключительно в том виде, в котором Россия к ним присоединилась. Если Россия присоединяется к международному договору, это делается через ратификацию Федеральным собранием, в Государственной думе, в Совете Федерации, затем это поступает на подпись к президенту, если требуется, с мнением Конституционного суда. И когда такая ратификация состоялась, этот международный договор становится частью нашего законодательства, в полном соответствии с Конституцией.

Но когда созданный тем или иным договором межправительственный, межгосударственный орган начинает принимать решения, выдвигать нам претензии на основе неких процедур, которые не записаны в самом договоре и нарушают его суть, тогда мы оставляем за собой право не выполнять такого рода решения. Подчеркну еще раз: они являются нелегитимными, прямо противоречат самому договору, положение которого такие вот межгосударственные структуры якобы хотят воплощать в жизнь.

Любому непредвзятому человеку понятно, что ни о какой изоляции России (о чем пытаются твердить наши западные коллеги) речи не идет. Более того, ряды наших друзей постоянно пополняются, хотя США и их союзники активно пытаются этому помешать.

Особенно активны наши западные коллеги здесь, в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где расположены основные новые мировые центры экономического развития и политического влияния. Имею в виду наших подлинно стратегических партнеров – Китай и Индию, которые активно, последовательно укрепляют свой политический, экономический, технологический суверенитет, свою культурно-цивилизационную самобытность.

Сейчас в дискуссиях между ЕАЭС и КНР идет обсуждение проектов, которые смогут стать каркасом Большого Евразийского партнерства. Имею в виду экономические коридоры, которые помогут оживить регион, поднять целые отрасли. Уже скоро это можно будет увидеть по мере создания «коридора» Россия – Монголия – Китай.

«Большая Евразия» – это и сеть соглашений о либерализации, о свободной торговле. Такие документы уже подписаны ЕАЭС с Вьетнамом, Сингапуром, Ираном, Сербией. Начинаются переговоры с Индией и Индонезией. ЕАЭС подписал соглашение с КНР, что является шагом к сопряжению процессов, намечаемых и реализуемых в ЕАЭС с китайским проектом «Один пояс – один путь».

О ситуации в АТР

«АТР стал ареной жесткой геополитической борьбы. Запад продвигает здесь не принципы, на которых зиждется ООН, которые универсально одобрены всеми странами, а свои правила в виде того, что наши американские коллеги называют «Индо-Тихоокеанские стратегии», призванные размыть центральную роль АСЕАН в региональной архитектуре, вовлечь сюда НАТО, выстроить коалицию по сдерживанию Китая. Россию не зовут в эти новые форматы.

Такой курс прямо противоречит задачам мира и сотрудничества в регионе. Он не отвечает интересам развития нашей страны, формированию условий для укрепления и роста российского Дальнего Востока. Принципиально важно, чтобы все здоровые политические силы в нашем окружении выстраивали свои действия, исходя из коренных интересов своих стран, а не желания подыграть западным лидерам, ведущим собственную конфронтационную политику. Говорили об этом откровенно в Индонезии, в Лаосе, на встрече с десятью министрами иностранных дел стран АСЕАН. Нам, как и любой нормальной стране, нужны не потрясения в АТР, а создание атмосферы доверия и сотрудничества – как максимально благоприятных условий для дальнейшего подъема этого важного региона России».

О японском выборе

«Периодически японские коллеги вносят в ООН резолюции памяти жертв Хиросимы и Нагасаки. Ни в одной из этих резолюций не отмечается, что сотни тысяч мирных граждан Хиросимы и Нагасаки пострадали в результате применения США ядерного оружия. Сказано просто: «ядерное нападение на Хиросиму и Нагасаки». Опросы общественного мнения, особенно среди молодежи, в школах и университетах Японии, показывают, что многие молодые люди думают, что это сделал Советский Союз.

Постоянная жесткая критика того, что СССР якобы неправомерно вступил в войну на Тихом океане, ассоциируется и перекликается с темой Хиросимы и Нагасаки, ядерного нападения. Но наши попытки записать в этих резолюциях, кто же все-таки скинул эти бомбы, японские друзья со свойственной им вежливостью отводят. «Не будем ворошить прошлое» – примерно такой подход.

Мы тоже не хотим ворошить прошлое. У нас есть пословица: «Кто старое помянет, тому глаз вон». Но есть и другая поговорка: «Иван, не помнящий родства». Мы должны помнить все, но не должны делать из этого проблемы сегодняшнего дня, как пытаются западные оппоненты. Это не наш выбор, но мы будем жестко вести с ними полемику.

В прошлом году президент Владимир Путин написал специальную статью по поводу попыток пересмотреть, переписать историю Второй мировой войны. Сейчас похожая кампания активно и агрессивно развернута Западом с тем, чтобы перевернуть с ног на голову гносеологию украинского конфликта. В. В. Путин собирается изложить свой взгляд на историю Украины, украинцев, русских, белорусов в очередной статье.

К сожалению, эти устремления оправдать своих подопечных, как это происходит в данном случае с Киевом, который «вертит» своими западными кураторами как хочет (по крайней мере, в Европе, американцев слушается), будут с нами надолго. Попытки подменить минские договоренности, их суть некими новыми шагами, которые почему-то «должна» делать Россия, отказ разговаривать с Донбассом (киевские власти категорически не хотят этого делать) – все это переписывание даже не истории, а международного права. Когда минские договоренности были одобрены в Совете Безопасности ООН, они обрели силу международно-правового документа.

К слову, японские коллеги постоянно говорят о своем желании максимально быстро двигаться к заключению мирного договора, который они, правда, видят исключительно в форме решения «территориальной проблемы». Для нас ее не существует. Но мирный договор неплохо было бы подписать. Хотя мы и так живем с Японией в полном мире, с полноценными дипломатическими отношениями, регулярными контактами по линии созданных механизмов двустороннего сотрудничества. Формальное отсутствие мирного договора в его классическом понимании ничему не мешает.

Предложили японским коллегам заключить мирный договор, нацеленный в будущее, который будет комплексно обеспечивать наше взаимодействие в экономике, гуманитарной сфере, внешней политике. То есть договор, нацеленный на формирование партнерства. Просто написать, что мы «больше не воюем», сейчас смешно. У них есть наши предложения, они над ними думают. Среди прочего мы обозначаем, причем на бумаге, с изложением конкретных факторов, наши озабоченности по поводу не самого союза с США, а в отношении того, на что он нацелен.

Японское руководство заявляет, что главный военный союзник Токио – это США, и при этом они будут размещать на своей территории различные установки противоракетной обороны. Американцы хотели бы разместить в Японии и Южной Корее ракеты средней и меньшей дальности, запрещенные ДРСМД, из которого Вашингтон вышел. Также Токио заявляет, что США – главный защитник и опора Японии. Сами США, размещая в том числе свои ударные вооружения на японской территории, заявляют, что Россия является «враждебным государством» по отношению к Соединенным Штатам.

Если говорится, что это – наш главный союзник, а у этого союзника есть враг, это не может не вызывать озабоченность с точки зрения японской политики. Политика США нам известна. Но Япония, которая многократно заверяла нас, что никогда не позволит размещать на своей территории вооружения, представляющие угрозу для России, сейчас это делает».

О Китае

«Китай – наш ведущий стратегический партнер. Мы полностью решили территориальные вопросы. Не отягощенные какими-либо остатками прошлого, развиваем позитивную повестку дня.

И мы, и Китай выступаем за полное уважение международного права, прежде всего Устава ООН. Не согласны с линией Запада, которая напористо продвигается, вместо международного права пытается навязать всем правила, на которые должен опираться миропорядок. Эти правила не являются универсальными. Они разрабатываются западниками и затем презентуются как истина в последней инстанции».

О дипломатической «кухне»

«Так же, как и в любой другой жизненной ситуации, дипломаты дружат. Но не со всеми одинаково. С кем-то отношения просто формальные, ровные. Обсуждаешь, даже договариваешься о чем-то. Но иногда есть личная симпатия, и она накладывается на профессиональное общение.

Что касается одежды… Бывают встречи, когда ты приезжаешь вечером, завтра переговоры, и твой партнер приглашает тебя на ужин, или ты его приглашаешь, чтобы просто «размяться» и поговорить без протокола. Это может быть и «рубашка/пиджак», и даже «джинсы/свитер», если это совсем неформальный ужин. Но когда официальные переговоры, галстук надеваем. Хотя и не всегда.

Что касается «застегнут на все пуговицы», в переносном смысле, то здесь у всех свои манеры, методы продвижения внешней политики. У нас в истории были примеры, когда человек не раскрывался. Много дипломатов в сталинские, а потом хрущевские, брежневские времена действовали именно так, что надо строго, никогда не давать повода для улыбок. Сейчас это устарело. Да и тогда, думаю, это было не очень эффективно. Наибольшие результаты, даже в дни «холодной войны» достигались, когда люди «растапливали лед» через личное общение. Это была знаменитая черта посла СССР в США А. Ф. Добрынина, который личным обаянием в период Карибского кризиса обеспечивал постоянное общение с американцами и взаимное осознание того, что мы уже у последней черты, и надо и нам, и им сделать шаг назад.

Всегда выступаю за общение с юмором там, где это уместно. А юмор бывает уместен даже в ходе обсуждения самых серьезных вещей, как, собственно, и в обычной жизни. Открытость всегда приветствуется, но не граничащая с простодушием. Оно в дипломатии не помогает».

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ