2021-09-24T08:34:54+10:00 2021-09-24T08:34:54+10:00

Первый депутат Госдумы от Приморья: «Таможня как чума, которая травит все»

фото: ru.wikipedia.org |  Первый депутат Госдумы от Приморья: «Таможня как чума, которая травит все»
фото: ru.wikipedia.org

Конец прошлой недели и начало этой ознаменовались выборами в различные уровни законодательной власти России. Избирательному процессу в этом году исполнилось уже 115 лет, но чаяния и наказы приморских избирателей порой остаются все теми же: рост цен, таможенные пошлины, вспомоществование при переселении, дороги…

Российская Государственная дума была образована в 1906 г., просуществовала до самой революции 1917 г. и имела четыре созыва. Каждый регион России был представлен там своими депутатами. Приморье не успело выдвинуть своего депутата в первый созыв и направило своего представителя с опозданием. В связи с досрочным роспуском 2-й думы первым депутатом сразу же Госдумы третьего созыва от Приморья в 1907 г. стал Андрей Иванович Шило.

Родился он в 1865 г. в казачьей семье Полтавской губернии. Образование получил домашнее и с детства занялся хлебопашеством. В 1893 г., увлеченный переселенческой волной, Шило отправился в Приамурскую область кружным морским путем – из Одессы во Владивосток; здесь он обосновался в селе Григорьевка, что близ города Никольск-Уссурийского в Южно-Уссурийском уезде.

На новой родине будущему депутату жилось нелегко, и ему пришлось испробовать здесь много самых разнородных профессий. Был он рассыльным при телеграфной конторе во Владивостоке, затем служил волостным писарем в Григорьевке. Работал и на местных железных дорогах – десятником по постройке искусственных сооружений. А потом опять занял место волостного писаря в Григорьевке, здесь же он исполнял обязанности по приему и выдаче простой и денежной почтовой корреспонденции. Напряженная работа, постоянные передвижения в разнонациональной среде Дальнего Востока сблизили Шило с местной прогрессивной интеллигенцией.

Особенно его интересовал крестьянский союз, возникший тогда и в Приморской области. Он принял участие в местном крестьянском съезде. В 1906 г. Шило за это участие был арестован – его продержали полтора месяца в арестных помещениях при комендантском управлении Никольск-Уссурийского и выпустили. Шило пришлось уйти с места в волости, он занялся скупкой племенного молочного скота в Поволжье и перепродажей его в Приморской области, затем открыл мясную лавку в Никольск-Уссурийском.

На выборах 1907 г. Шило был выбран членом Государственной думы от Приморской области как беспартийный прогрессист. В думе он примкнул к Трудовой и Сибирской группе депутатов.

Андрей Иванович очень живо интересовался всеми кардинальными дальневосточными вопросами: переселенческими, железнодорожными, рыбопромышленными, вопросами порто-франко и заселения края корейцами и китайцами. По всем ним он много работал в специальных подкомиссиях и комиссиях думы, выступая с соответствующими речами и в пленарных думских заседаниях.

В думе Шило считали одним из лучших «крестьянских» ораторов и ценили его осведомленность в делах дальневосточной окраины. Особенно много энергии и страсти проявил Шило в борьбе против законопроекта о закрытии дальневосточного порто-франко – беспошлинного ввоза иностранных индустриальных товаров в Уссурийский край.

Шило ежегодно летними месяцами бывал в Приморской области, чтобы углублять свое знакомство с краем, главным образом – с его новосельными и рыбопромышленными районами.

«Скорейшее и планомернейшее заселение Дальнего Востока есть основной вопрос всей нашей общегосударственной политики в Азии, – говорил в одном из своих выступлений Шило. – Ибо только прочным внедрением в крае русского крестьянского населения можно удержать его, этот богатый край, в руках нашего государства. Ныне, когда Восточная Азия превращена судьбами мировой истории в пороховой погреб, готовый ежемгновенно взорваться, переселение на восток должно непременно достигнуть возможно большего напряжения в количественном и качественном отношении.

Качественная сторона оседания переселенцев на побережьях океана, на берегах Уссури и Амура определяется прежде всего и главным образом: дешевизной продуктов потребления, орудий крестьянского рабочего инвентаря и построечного материала. Вся экономическая, а в частности таможенная политика государства должна строиться в направлении этих положений. Опыт действий таможен в 1900–1903 гг. показал, что закрытие порто-франко взвинчивает цены на предметы крестьянского обихода и разоряет крестьянство. Мы, пережившие эти годы, прочно осевшие в крае переселенцы, не можем без ужаса подумать о возможном возвращении в наш край таможенных учреждений. Возвышение цен при таможне заставляет нас покупать негодный российский топор и пилу, бросая чудные американские инструменты, ухудшая успехи своей борьбы с амурской тайгой. Мы покупали и при порто-франко московскую мануфактуру, т. к. она прочнее иностранной, но по закрытии порто-франко цены на русские ситцы высоко взбиваются в гору – мы сокращаем покупки.

Мелкая галантерея, бумага, обувь тоже повышаются в цене. Мы кроем крыши оцинкованным американским железом, ибо наши дожди второй половины лета проникают и сквозь солому, и сквозь гонт, и сквозь тес. При таможнях мы не могли уже ставить железные крыши и имели удовольствие видеть на шкуре своих детей и собственной, что такое антигигиеническая сырость. Земли у нас тяжелые для поднятия: плуги, уборочные машины нам крайне нужны, их пропускали к нам беспошлинно, и по закрытии порто-франко они повысились в цене, ибо таможня как чума, которая травит все. Перенести таможенную тяжесть нелегко было нам, старожилам, но еще труднее пришлось от этой тяжести переселенцам-новоселам.

В Южно-Уссурийском уезде, где я живу и работаю в земледелии уже 17 лет, никогда не поднимались так цены, как в текущем 1907 г., исключая разве военное время; в мае пуд крестьянской муки стоил у нас 80 коп., в ноябре – 1 руб. 50 коп.; полурабочих быков пара стоила в мае 150 руб., а в ноябре – 175 руб.; цена полурабочей лошади поднялась со 100 до 150 руб. С общей точки зрения это повышение цен вредно для дела колонизации, а следовательно, в будущем и для нас, старожилов, ибо от развития края мы можем лишь выиграть. Не пятаком сейчас выиграть, а рублем по прочному оседанию новоселов. От общего расцвета края.

Уже сейчас, по моему расчету, а я человек бывалый в крае, знаю его с разных сторон, наименьшая выдача ссуды новоселам должна бы быть в 400 руб. Что же станет, когда жизнь будет удорожаться с двух сторон: 1) с одной стороны, будет действовать повышение процентного отношения переселенцев к населению осевшему; 2) с другой – таможня. Тогда успехи заселения сойдут на нет.

Нельзя разом достичь целей: помочь колонизации и помочь российской промышленности и торговле. Нужно выбрать одну цель и только ее держаться. План общей колонизации не должен быть нарушаем. На известное число лет при условии заграждения таможней Приамурья и Забайкалья со стороны Сибири порто-франко должно быть оставлено на нашем Дальнем Востоке, если, конечно, признано будет необходимым держать его в руках России».

Приморцы знали своего депутата и обращались к нему с насущными проблемами. Так, переселенцы села Ракитного Иманского участка писали депутату: «Согласно циркуляру мы, в числе 83 человек, не имеющих хлеба для еды и посева, выехали в Иман [ныне – Дальнереченск] 2 марта и узнали, что пособие будет выдано 9 марта. Девятого объявлено на десятое, а десятого сказано: нет ничего, отправляйтесь домой. Мы оказались в безвыходном положении, прожили по харчевням Имана последнее, ожидая пособия восемь дней. За долг, за харчи снимают с нас кожухи и сермяги, коих и так по одной на плечах. Причин, по которым отказано нам в пособии, не объясняют, просто гонят вон. Слезно молим прийти нам на помощь. И приказать выдать нам пособие на пропитание и посев, без чего семьи наши ждет голодная смерть». Деньги Шило выбил.

Особую озабоченность у депутата вызывало состояние приморских дорог, мешавшее делу заселения края. «Там как делается: отмеряется 5 аршин ширины, делаются по бокам две маленькие канавки – и вот вам дорога. Говорят тамошние администраторы новоселам: если вы хотите ездить по хорошим дорогам, то можете их сами сделать. По ним же можно ездить только зимою, а летом по тому направлению только вороны летают», – информировал думу приморский депутат.

Шило активно ратовал за введение земского самоуправления, всеобщего обучения, улучшение медицинского обслуживания в крае. Подписи депутата от Приморья стоят под законопроектами «Об изменении законов о взимании и отправлении земельных и натуральных повинностей крестьян», «О наделении безземельных и малоземельных крестьян землей», «Об обеспечении отдыха торгово-промышленных служащих», «Об изменении Положения о выборах в Госдуму», «Правила приема в высшие учебные заведения», «Об отмене смертной казни».

Свою деятельность на законодательном поприще Андрей Шило закончил вместе с очередным созывом Государственной думы. После этого следы его теряются, а его личное дело, хранящееся в Российском государственном историческом архиве, обрывается октябрем 1911 г. и фразой: «Факты, связанные с дальнейшей жизнью А. И. Шило, неизвестны».

Юрий УФИМЦЕВ

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
ОПГ ЕР 1 месяц назад
0 0
Первый анекдот опубликованный в журнале "Сатирикон" после создания думы. Ты где работаешь, я депутат государственной думы.- Как не стыдно, такой здоровый, мог бы и работать. Украл мешок пшеницы , поехал этапом на каторгу на Сахалин, украл железную дорогу и попал в госдуму.А это 1906-1908 года. Сейчас украли всю страну и всё ворье в думке.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ