2021-10-08T10:26:05+10:00 2021-10-08T10:26:05+10:00

Японский разбой. Как закончилась самая длинная пиратская история Тихого океана

фото: предоставил Ю. Уфимцев |  Японский разбой. Как закончилась самая длинная пиратская история Тихого океана
фото: предоставил Ю. Уфимцев

80 лет назад недоучившийся студент Рикиитиро Эдзурэ решил отомстить за расстрел японцев во время так называемого Николаевского инцидента. Чем закончилась данная операция?

Во времена интервенции на Дальнем Востоке одним из мест сосредоточения войск Японии на российской территории являлся город Николаевск-на-Амуре. Здесь проживало около 6000 русских и размещалось около 1000 японцев. Среди русских было 300 человек, ранее служивших в рядах белой гвардии.

В январе 1920 г. в Николаевск под руководством Якова Тряпицына вошли партизаны в количестве 3000 человек. По договору между Японией и существовавшей в то время Дальневосточной республикой (ДВР) японцы не принимали участия в Гражданской войне русских и соблюдали нейтралитет. Партизаны арестовали 300 белогвардейцев и зажиточных жителей Николаевска. Затем Тряпицын потребовал разоружения японцев. Те отказались. Завязалась перестрелка, вылившаяся в четырехдневные бои. В результате все японцы в количестве 834 человек были уничтожены. Формирование победивших партизан было преобразовано в армейскую часть ДВР. События, произошедшие в Николаевске, вошли в историю как «Николаевский инцидент».

Недоучившийся студент, сержант императорских войск Японии, мастер боевых искусств с 10-м даном айкидо 34-летний Рикиитиро Эдзурэ решил отомстить за это. Так как инцидент наделал много шума в Японии, ему удалось собрать достаточно много денежных пожертвований, чтобы снарядить экспедицию мести. На собранные деньги он арендовал 740-тонное судно «Дайки Мару» и стал зазывать на него народ под предлогом экспедиции за золотом в Охотское море.

– Все вместе давайте отправимся на охоту за золотом в Охотское море! – выступал Эдзурэ на многочисленных митингах.

На его призыв откликнулись 60 человек, включая безработных и студентов. 26 сентября 1922 г. судно вышло из порта Отару и 1 октября подошло к Александровск-Сахалинскому. Там капитан собрал команду на палубе и, размахивая пистолетом, дал новую вводную:

– Мы вынуждены оставить поиски золота в Охотском море из-за невозможности прохода сквозь дрейфующие льды, поэтому мы сменим курс на Николаевск-на-Амуре, – вы все хорошо знаете этот порт по «Николаевскому инциденту»!

9 октября, достигнув Николаевска, пираты взяли на абордаж несколько судов: одно моторное, одно парусное и джонку местных китайцев.

Читинская газета «Дальневосточный путь» писала в декабре 1922-го: «Капитан дальплавания Камдрон подал в Губревком заявление, что он имеет сведения о том, что японский пиратский пароход «Такимару» во главе с японцами Эдзура и Танака около Сахалина потопил русскую шхуну «Вега» и катер «Анна», предварительно ограбив и перебив команду. Эти сведения подтверждает капитан шхуны «Альфа» Мел, пришедший во Владивосток 29 октября. Капитану Камдрону известен Танака в его преступной деятельности на Камчатке в бытность переводчиком на военном транспорте «Сайто».

12 русских членов экипажей этих судов были взяты в плен. Четыре китайца и кореец были заперты в каюте, остальные – в трюме. 22–23 октября все захваченные 17 членов экипажей были казнены. Их связанными клали лицом на палубе, делали контрольный выстрел, после чего отрубали головы мечами.

Вернувшись в Отару, пираты разгрузились, получили по 150 иен награды от Рикиитиро Эдзурэ и, прослушав напутственную речь капитана, разбрелись кто куда.

Члены экипажа Микизо Танака и Танэмацу Кикучи «не могли вынести своей вины» и явились в полицию с повинной. Полиция начала расследование, и на складе в Вакканай было обнаружено большое количество оружия и боеприпасов. По показаниям сдавшихся, была дана разыскная ориентировка на остальных.

В результате Эдзурэ был немедленно объявлен в розыск по всей стране. В это время он остановился в Кофукане, гостинице с горячими источниками в Симоте Инамура Саппоро-гун, со своей любовницей Намашу Уме и Фусакичи Исикавой, сотрудником. 12 декабря, узнав о преследовании, он пытался бежать, но на вокзале был опознан и связан «без особого сопротивления».

Власти Японии начали суд над участниками рейда именно как над пиратами.

Иркутская газета «Власть труда» в октябре 1924 г. в рубрике «На Дальнем Востоке» писала: «Начался суд над так называемыми 33 пиратами, которые под предводительством некоего Эдзуры убили в 1921 г. русских рыбаков близ Николаевска. На суде Эдзура заявил, что он через бывшего офицера морской службы получил 50 тыс. иен, и что для этого отряда в Александровске-на-Сахалине местным военным командованием по распоряжению чиновника военного министерства капитана Хашимото было заготовлено оружие. Однако, когда он прибыл в Александровск, в дело вмешалось Министерство иностранных дел, вследствие чего оружие ему не было выдано. По словам Эдзуры, он сотрудничал с русскими офицерами – белогвардейцами, которые предлагали совместно с Японией учредить республику, в которую вошли бы Охотск, Сахалин и Приморская область.

На суде, по сообщению «Иомиури», арестованный глава пиратов показал, что, желая отомстить русским за «Николаевское дело», считал необходимым присоединить к переселенной Японии Приморье, Охотск и Камчатку, и что, возмущенный решением правительства эвакуировать Сибирь, он отправился на север помогать русским белым».

Еще ранее, в декабре 1922 г., также сообщалось, что японские пираты действуют с согласия военного министра: «Захваченный приморскими властями японский пират Эдзуре на допросе заявил, что действовал с согласия военного министра Яманаси и начальника департамента полиции, что дало ему возможность покинуть порт. Последние, однако, свою связь с пиратом отрицают. Как указывает газета «Кокумин», тот факт, что у Эдзуре были найдены винтовки кавалерийского образца, заставляет предполагать об участии японских военных властей в поставках оружия в Сибирь и на Сахалин. Существует предположение, что убийства служащих русского промышленника Караева на Камчатке есть также дело рук Эдзуре».

Тогда, летом 1921 г., японские рабочие на предприятии российского промышленника из Владивостока Караева убили всех русских работников, администрацию поселка, а затем «на пароходе «Владиво-мару» выехали на родину, увозя следующие товары Караева: 5 ящиков винчестеров, 53 шкуры лисиц, 24 медвежины, 50 песцов молодых и старых, оленьих шкур в количестве 250 штук, палаток высшего образца 40, 15 штук кухлянок, корякских шапок. Большое количество золотых колец, часов, костюмов, золотые зубы с убитого полковника и много другого домашнего скарба».

«Кто содействовал разбойникам» – под таким заголовком вышла читинская газета «Дальневосточный путь»: «По поводу действия японских разбойников в сахалинских водах «Кокумин» пишет: «Странно, что пираты покинули Токийский залив, имея две пушки, 200 винтовок и 50 карабинов, не будучи замеченными полицией. В устье Амура за пиратами следило японское военное судно, которое также ничего не заметило. Неужели оно умышленно упустило пиратов?» – спрашивает «Кокумин». По мнению газеты, посещение товминдела Ханихара управления полиции с целью выяснения этого дела свидетельствует о возможности дипломатических последствий этого инцидента».

На суде Эдзурэ оправдывался тем, что пытался поднять национальный дух японцев, приниженный «Николаевским инцидентом», чтобы успокоить души японцев, взял меч правосудия.

Судебное разбирательство продолжалось три года. 27 февраля 1925 г. Рикиитиро Эдзурэ был приговорен к 12 годам тюрьмы. Другие пираты были приговорены к разным наказаниям: от штрафа в 500 иен до 12 лет тюрьмы. В 1933 г. Эдзурэ был помилован. Находясь в тюрьме, он написал руководство борьбы на палках, которое переиздается до сих пор.

По освобождении Эдзурэ был опять арестован по так называемому делу золотых слитков судна «Анна Лозанна». Он оказался замешанным в одном мошенническом мероприятии. Суть его состояла в том, что некие японцы собрали у 16 000 человек 360 000 иен под идею сбора средств на подъем 25 млн долларов золотых монет с российского военного корабля «Анна Лозанна», якобы затонувшего у побережья острова Кунашир во время Русско-японской войны. На самом деле никаких изысканий они не производили, тратили деньги на собственные нужды и просто выдавали старый якорь и кучу поддельных золотых монет за результаты своей работы.

В ассоциацию сторонников, созданную для сбора средств, входило большое количество знаменитостей, в том числе председатель Сатоши Арима и председатель генерал-майор Мива Мицуги. Тем не менее Эдзурэ был отпущен и переселился в Маньчжурию, вступив в Ассоциацию развития Маньчжурии и Внутренней Монголии. Погиб бывший пират в боях с вошедшими в Маньчжурию в августе 1945 г. освободительными советскими войсками. Карающий меч правосудия все же настиг его.

Из всех участников пиратского рейда «Дайки Мару» непойманными и ненаказанными остались два человека. Один был найден после войны и осужден условно. Второго так и не нашли. Спустя 45 лет – 28 февраля 1967 г. – в связи с истечением срока давности Токийский окружной суд освободил от ответственности последнего непойманного пирата.

Японский писатель Косакай Седзо, используя эти события как прообраз, в 1976 г. написал книгу «Красный снежный шторм». Точка в, пожалуй, самой длинной пиратской истории Тихого океана была поставлена.

Юрий УФИМЦЕВ

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
Комментарии (2)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Автор 2 недели назад
1 0
И вам спасибо, что читаете.
Сергей 2 недели назад
2 0
Очень интересная статья. Спасибо автору.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ