2022-04-25T15:54:32+10:00 2022-04-25T15:54:32+10:00

Город грехов. Как в Харбине бизнесменов похищали

фото: ru.wikipedia.org |  Город грехов. Как в Харбине бизнесменов похищали
фото: ru.wikipedia.org

В середине 1920-х – начале 1930-х Харбин, когда-то жизнерадостный город, стал царством «ходячей смерти». Нападения грабителей, кражи, убийства и похищения стали обыденным явлением.

Жаловаться не смели

«Начиная с 1925 г., вследствие ставшего обычным явлением людоворовства, проходившего всегда безнаказанно, жизнь для состоятельных людей в Харбине стала невозможной, – вспоминал владелец парфюмерно-мыловаренного завода Кулаев. – Первый удачный для людоворов дебют был с похищением богатого сибирского пушнинника, енисейца Тонконогова. Преступники, продержав его несколько дней в подземелье и угрожая смертью, выпустили Тонконогова на свободу после получения выкупа в размере 250 тыс. иен и обещания не делать никаких попыток преследования его похитителей. Хотя и сам Тонконогов, и его жена прекрасно знали инициаторов похищения, но, из страха за свою жизнь, они не смели жаловаться».

Сам Кулаев также был похищен и освобожден только благодаря полицейской операции, сопровождавшейся перестрелкой. Нашумевшим делом было и дело похищения совладельца модного салона-магазина обуви «Конрос» братьев Л. и Б. Тисменицких – Л. А. Тисменицкого в марте 1926 г.

В полвосьмого вечера, как обычно, Тисменицкий закрыл магазин и вместе с женой и двумя ее сестрами отправился к себе домой. Когда они подходили уже к своему дому, их нагнал прилично одетый молодой человек, который сперва о чем-то заговорил с Тисменицким, а затем неожиданно набросился на него. Между ними завязалась борьба. В это время подбежало еще несколько молодых людей. Все они были прилично одеты.

Жена Тисменицкого пробовала защитить своего мужа, но бандиты грубо столкнули ее на мостовую. При падении она расшибла голову. Со стороны 2-й Диагональной улицы подъехал закрытый автомобиль с погашенными огнями и без номера. Молодые люди затолкнули Тисменицкого в машину и вскочили в нее сами. Жена Тисменицкого и ее сестры подняли отчаянный крик. Однако все было напрасно. Этот участок улицы был довольно глухим и плохо освещался. В тот момент, когда автомобиль уезжал в направлении Диагональной улицы, бандиты, услышав крики женщин, произвели выстрел в воздух.

Женщины бросились в полицейский участок, где и заявили о случившемся. Городским уголовным розыском были приняты все меры к нахождению увезенного коммерсанта. В течение всей ночи полицейские власти производили целый ряд облав и обысков в различных подозрительных районах города. Однако по горячим следам преступников разыскать не удалось.

Утром для того, чтобы открыть помещение магазина «Конрос», пришлось взламывать крепкие замки на дверях, так как ключи от магазина остались в кармане пальто у похищенного коммерсанта.

Как нападение, так и самый увоз Тисменицкого для его семьи явился совершенно неожиданным. Никаких угрожающих писем увезенный перед этим не получал ни от кого. «Единственное предложение по поводу увоза коммерсанта заключается в том, что бандиты, по-видимому, были прекрасно осведомлены о том, что Тисменицкий – человек состоятельный, а поэтому и решили сорвать с него денежный выкуп», – резюмировала харбинская газета «Русское слово».

Тисменицкий был возвращен семье бандитами после получения последними выкупа в размере 15 000 долларов.

Пуля в грудь

В 1981 г. в Японии, в Кобе, в возрасте 101 года скончался «Последний защитник Порт-Артура» – последний живой участник обороны и очевидец тех событий» Сергей Дмитриевич Тарасенко, эмигрировавший туда из Китая в 1957 г.

Уроженец украинского села под Одессой, Тарасенко проходил срочную службу артиллеристом в Варшаве, был отправлен на Дальний Восток, где провоевал вплоть до падения Порт-Артура и японского плена. На деньги, полученные при освобождении из плена, сумел начать торговое дело во Владивостоке и быстро разбогател, имея накануне революции уже несколько магазинов и складов в ряде населенных пунктов Дальнего Востока. Эмигрировал в Харбин, где занялся продажей сладостей московских фабрик, получил действительный советский паспорт. До эмиграции в Японию, где он вместе с тестем стал известен как «отец японского шоколада», Тарасенко был заметным человеком в Маньчжурии, что повлекло за собой известную историю с его похищением и последующим освобождением за выкуп в 1932 г.

Газета «Гун Бао» так описывала это происшествие в ноябре 1931 г.: «Возвращение из плена коммерсанта С. Д. Тарасенко. Третьего дня, около 11 часов ночи, в свою квартиру на углу Пекарной и Казачьей улиц неожиданно вернулся коммерсант С. Д. Тарасенко. Он был в изможденном виде, в грязи, порванном пиджаке и своим домашним заявил, что все время с

30 октября пробыл в плену у неизвестных бандитов. Вчера же утром он был опрошен старшим надзирателем сыскного отделения И. Д. Федотовым, которому коммерсант поведал всю историю своего похищения.

Он рассказал, что в ночь на 30 октября он шел к себе домой по Пекарной улице. Еще не доходя до угла Казачьей, он заметил впереди шестерых неизвестных. Все они были одеты в короткие полупальто; у двоих же на ногах были сапоги. Неизвестные быстро приближались к нему, и Тарасенко, заподозрив неладное, кинулся в одну из ближайших калиток, но был схвачен. Он оказал отчаянное сопротивление, пытался бежать, вырывался, кричал, лег на землю. Но бороться с шестью ему было невозможно, хотя он и успел нанести им, в свою очередь, несколько ударов.

Один из бандитов, рассердившись на упорное сопротивление, открыл стрельбу, которая была слышна на прилегающих улицах, и одна из пуль попала в грудь.

Здесь же один из бандитов выстрелил в грудь похищенного и ранил его слегка, так как пуля только скользнула по груди. Его связали веревками, закрыли глаза тряпкой, зажали рот и посадили в машину. Ехали они довольно продолжительное время в автомобиле и, как предполагает Тарасенко, в сторону Корпусного городка. Затем дорога испортилась, и бандиты вывели своего пленника, избили, затем связали и положили на арбу. Теперь путешествие продолжалось по кочкам и длилось долгое время.

Приехали к какому-то неизвестному месту, но так как у Тарасенко все время глаза были завязаны, то он ничего не видел. Его ввели в какое-то помещение и спустили в подполье. Собственно, это было не подполье, а дыра в земле, где с трудом можно было только сидеть. В этой дыре Тарасенко, по его словам, сидел все время.

Начались переговоры с бандитами. Два из последних были русскими, но прекрасно говорили по-китайски. Они говорили все время шепотом и приказывали Тарасенко говорить таким же образом. Бандиты потребовали денег, но пленник отвечал, что у него денег нет. Тем более что требование сначала было большим – 75 000 иен.

Так продолжалось четыре дня. К тому времени рана на груди Тарасенко начала загнивать, и ему была сделана перевязка. Это был единственный раз, когда в течение всего времени пленения Тарасенко, он выходил из своей норы.

Он слышал иногда паровозные гудки, слышал мычание коров, пение петуха. Это единственные звуки, которые доносились до него из внешнего мира. Тогда же бандиты заставили Тарасенко написать жене письмо, в котором сообщалось об отъезде в Мукден (ныне город Шеньян) и были даны некоторые распоряжения.

О многом Тарасенко умалчивает, но он просил верить его рассказу о том, что его выпустили после того, как его жена заплатила бандитам 5 700 иен. Несколько раз бандиты звонили жене Тарасенко по телефону и требовали с ней свидания. Жена Тарасенко долго не желала верить, что ее муж в Харбине и во власти требующих выкуп, но, наконец, два дня назад она условилась с бандитами и передала им деньги.

После этого Тарасенко был извлечен бандитами из норы, посажен на телегу, а затем снова в автомобиль. Предварительно он был легко связан, а на голову ему накинули тряпку так, чтобы и теперь он не смог бы определить маршрута. На Диагональной улице, около 2-й линии, Тарасенко был выведен из машины, которая сейчас же полным ходом скрылась в темноте.

Освободившись от пут, Тарасенко явился домой. В настоящее время он поправляется от потрясений. На лице у него видны еще следы синяков, руки избиты, поцарапаны, но рана на груди почти зажила.

В больнице ему сделали рентген и определили, что пуля находится в груди, соответственно второму ребру. Пуля эта чудом не пробила кости и не вошла внутрь груди. В этом случае ранение было бы смертельным, так как ход пули был в область сердца. Пулю вытащили.

На вопрос о том, не может ли Тарасенко как-нибудь описать личность его похитителей и вообще дать полиции какие-нибудь данные, он ответил отрицательно».

Мемуары упомянутого ранее коммерсанта Кулаева, похищенного и освобожденного, были выпущены в 1936 г. под названием «Под счастливой звездой». Действительно, звезда у Кулаева была счастливая. Но была она таковой не у каждого.

11 марта 1932 г. с целью выкупа был похищен харбинский аптекарь-еврей М. В. Кофман. Похитителями был затребован выкуп в 30 000 долларов, который должен был быть им уплачен в течение месяца. Однако из-за отсутствия таких денег у семьи аптекаря ей удалось выплатить в срок только 18 000. Кофман умер от пыток, а его расчлененные останки были обнаружены в одном из рвов, куда сваливали неопознанные трупы, найденные на улицах города…

Кстати, сам владелец парфюмерно-мыловаренного завода Кулаев, как он писал, «спасаясь от развивавшегося в Харбине людоворовства, переехал с семьей в город Тяньцзинь, где до того времени за людьми еще не охотились».

Юрий УФИМЦЕВ

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ