Сергей Едранов: «Мы никогда не навязываем клиенту самые дорогие услуги»

Основатель стоматологической VIP-клиники о вечных ценностях, компромиссе и страхе
Из личного архива героя публикации | «Мы никогда не навязываем клиенту самые дорогие услуги»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Сергей ЕДРАНОВ, кандидат медицинских наук, хирург-стоматолог, челюстно-лицевой хирург, генеральный директор, главный врач ООО «Мобильная операционная бригада», стоматологической клиники Dr. Edranov.
Родился в 1975 г. в г. Дзержинске Нижегородской области в семье военного и врача. В 1997 г. окончил стоматологический факультет ДВГМУ (г. Хабаровск). Проходил интернатуру по хирургической стоматологии на базе МКБ № 2 г. Хабаровска 1997-1998 гг., клиническую ординатуру по челюстно-лицевой хирургии на базе МКБ № 2 г. Хабаровска в 1998-2000 гг. С сентября 2000 г. и по настоящее время является преподавателем хирургической стоматологии и челюстно-лицевой хирургии в медицинском университете г. Владивостока (ВГМУ).
В 2001-2006 гг. работал в стоматологической клинике класса элит ООО «Сона Плюс» в качестве хирурга-стоматолога-имплантолога. Прошел обучение по 4-м имплантационным системам: Astra Tech — 2001, BioHorizons — 2006, Nobel Biocare — 2007, XiVE — 2009.
В октябре 2005 г. защитил кандидатскую диссертацию «Структурные изменения слизистой оболочки верхнечелюстного синуса при его механической травме (экспериментальное исследование)».
В 2006 г. основал ООО «Мобильная операционная бригада». В марте 2010 года открыл клинику Dr. Edranov, в которой представлены все направления стоматологии.

Он, врач в третьем поколении, слывет личностью неординарной и во многом напоминает своего полного тезку — сиятельного барина Паратова из «Жестокого романса». А услуги, которые Едранов оказывает пациентам, имеют маркировку «VIP». Ибо зубы, вылеченные или имплантированные в его клинике, держатся не только на медпрепаратах, но еще и на трех «китах»: науке, практике и грамотных денежных вложениях.

Вечные ценности

— Сергей Сергеевич, вы открыли собственную клинику в тот момент, когда мировой экономический кризис еще не утерял разгара. Как решились на это?

— Кризис действительно сыграл на руку мировой стоматологии вообще и приморской в частности. Он буквально скачком поднял рынок стоматологических услуг, на которые, в том числе дорогостоящие, вырос спрос. И ничего удивительного в этом нет: когда экономика падает, многие рынки, финансов или недвижимости, претерпевают не лучшие времена, на первый план выходят вечные ценности. А среди вечных ценностей здоровье. Оно для многих — понятное и надежное вложение, и это справедливо.

— Однако цены на услуги в клинике Dr. Edranov не назовешь «антикризисными».

— Надо понимать, что есть соотношение цены и качества, и только при их соответствии можно иметь стабильный клиентский поток. Стоимость наших услуг обоснована: расходные материалы высокого качества, новейшие технологии и современное оборудование. Кроме того, очень многое зависит от профессионализма и прогрессивности врачей, а в их регулярное дополнительное образование тоже необходимы существенные вложения. Так и получается, что добрая часть денег, которые платит пациент, вкладывается в то, что, возможно, затем будет на благо и его детям, которые так же придут в нашу клинику.

Что касается маркировки «VIP», эти три буквы в нашем случае изначально подразумевали the Vanguard of Implant Practice, то есть авангард дентальной имплантации. Но как вы лодку назовете, так она и поплывет: в результате вокруг клиники образовалась именно vip-аура.

Между тем мы никогда не навязываем клиенту самые дорогие услуги. Если человек ограничен в деньгах, врачи находят компромиссы, предлагают, к примеру, вместо имплантата поставить более экономичный зубной протез. Но при этом мы не допускаем компромиссов в качестве.

Творческий люфт

— Открытие собственного дела требует значительного напряжения. И медицинским профессионализмом здесь не обойтись. Не проще ли было вам остаться работать за хорошую зарплату в известной клинике?

— Как ни парадоксально звучит — нет, не проще. Особенно когда чувствуешь в себе потенциал для собственного развития. У меня всегда были свои взгляды о должном в профессии, хотя это далеко не всегда находило понимание у коллег. Пока работал «на дядю», год от года все больше ощущал, что мне необходим некий творческий люфт. Но, полагаю, в таком случае нет смысла доказывать кому-то что-то, лучше взять ситуацию в свои руки. Именно это я и сделал в свое время.

— С чего вы начали?

— С мобильной операционной бригады — я и два ассистента. Примерно четыре года мы работали в таком формате, сотрудничая с широким кругом партнеров-стоматологов. Затем клиентская база существенно расширилась, потребовалось расширение и предприятию. Так создание клиники стало насущной необходимостью.

— Вероятно, тогда вам стало уже не до науки?

— Я не прерывал ни научной, ни преподавательской деятельности. Продолжаю исследования и сейчас, уже в докторантуре. Успех моего дела базируется на трех равнозначных для меня опорах — науке, практике и финансах. Убрать один из элементов — и полноценный стоматологический бизнес не будет возможным.

— Пресловутая кадровая проблема не коснулась клиники Dr. Edranov?

— Кадровый голод, по-моему, ощущается вообще во всех сферах сегодня, не только в медицине. Проблема в том, что наш российский человек готов получать маленькую зарплату, лишь бы не работать, но даже за большие деньги не будет утруждаться. Кадровый вопрос упирается даже не столько в профессионализм специалистов, сколько в тотальное отсутствие понятий ответственности, работоспособности, преданности делу и компании, которая тебе платит.

— Вы не боялись рисков организации бизнеса?

— Не боятся, пожалуй, только глупцы. Но страх не должен сковывать волю, особенно когда ты чувствуешь, что создан для чего-то, что выполняешь свое предназначение. Я сразу отдавал себе отчет, что собственное дело — это как плавание в шторм: выплывешь, выживешь — станешь достойным игроком на рынке.

— На вашем столе — экономическая периодика с кучей закладок, на полке — цитата Генри Форда на золоченой табличке. Учились ли вы специально менеджменту и маркетингу, уйдя в свободное плавание?

— В силу постоянной занятости у меня не было возможности посещать специальные бизнес-курсы. Но эффективный менеджмент — он в крови, есть или нет. Это медицину нужно изучать как точную науку. А руководство бизнесом — не точная наука, у каждого здесь свои рецепты. И заметьте, топ-менеджеры с блестящим образованием чаще всего зарабатывают деньги для кого-то. А мультимиллионеры далеко не всегда имеют в биографиях пункт с престижным экономическим вузом.

— Помогало ли вам как-то государство на этапе становления?

— Главное, что не мешало. Ни в какие программы поддержки молодых врачей или предпринимателей я не попадал. Однако первое десятилетие нулевых было действительно благодатным временем. Многие сумели развить свое дело и сейчас имеют многое, о чем мечтали. К таким людям отношу и себя.

Маркетинговый кот

— Судя по присутствию в вашем кабинете сувениров из разных стран, вы много путешествуете.

— В общепринятом смысле, как турист, — вообще не путешествую, это не для меня.

Но выезжаю за границу довольно часто — на семинары, конференции, учебные медицинские курсы. Помимо того, что овладеваешь там новейшей информацией в области стоматологии, вообще испытываешь воодушевление, так как оказываешься в сообществе по-настоящему интересных тебе людей, коллег, с которыми ты связан общим делом. Поэтому все-таки мои главные сувениры из поездок — сертификаты и дипломы. Всегда возвращаюсь домой с мыслью, что не потерял даром времени ни для себя, ни для своих пациентов.

Хотя, конечно, в свободные часы не отказываю себе в удовольствии посетить в той или иной стране достопримечательности, что находятся недалеко от места, где проходят наши медицинские мероприятия. Одно из ярких воспоминаний для меня — аббатство в Каннах.

— Что для вас религия?

— Религия, полагаю, необходима людям как связующее звено между обществом и моралью. Я же совершенно толерантен к различным конфессиям. Для меня выше религиозных взглядов человека стоит сам человек, в котором важна вера и стойкие понятия о том, что правильно, а что не правильно.

— Коты, кошки, котята — их изображениями изобилует ваше рабочее место, несколько эпатажно для кабинета главврача. Зачем это?

— Я сам родился в год Кота, и коты жили в моем доме всегда. Эти животные, по-моему, вызывают массу положительных эмоций — приятно на них смотреть или гладить их. Коты, как правило, ассоциируются у людей с чем-то уютным, позитивным, хорошим. Не без маркетингового умысла когда-то я разместил в своей клинике первое изображение кота. А после друзья-знакомые просто завалили меня подарками с кошачьей символикой.

 

Ольга ШИПИЛОВА

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ