Ефим Звеняцкий: «У меня нет сил заниматься бизнесом, менеджментом»

Ефим Звеняцкий мечтает снять кино
gorkytheater.ru | «У меня нет сил заниматься бизнесом, менеджментом»
gorkytheater.ru
АНКЕТА
Звеняцкий Ефим Семенович, 55 лет.
Место рождения: село Амурзет, Еврейская автономная область.
Образование: Дальневосточная государственная академия искусств, специальность «актер театра и кино».
Карьера: служба в аaрмии, в ансамбле песни и пляски ТОФ, в должности «певец» (1969-1970 гг.), актер Приморского академического театра им. М. Горького (1970-1878 гг.), Высшие курсы режиссуры в Москве (1978-1979 гг.), худрук театра в Комсомольске-на-Амуре (1979-1984 гг.), с 1984 г.— художественный руководитель Приморского академического театра им. М. Горького.
Состав семьи: жена, две дочери.
Любимая книга: «Мастер и Маргарита».
Главное личное достоинство: «не пресмыкаюсь».
Главный личный недостаток: «не умею отказывать».

Это не подлежит сомнению: умение Ефима Звеняцкого коммерчески грамотно руководить — залог благополучного существования театра им. М. Горького. Между тем сам Звеняцкий-художник, о котором, кстати, в газетах уж писано-переписано, отрицает существование Звеняцкого-менеджера, восклицая: «Я очень устал и не хочу заниматься материальным сохранением театра: досками, гвоздями, туалетами!.. Но не могу снять с себя эту ответственность, поскольку боюсь, что тогда корабль под названием «Театр» перевернется».

«На спектаклях не зарабатываю...»

— Театр им. М. Горького достаточно благополучен: зрительный зал полон, здание отремонтировано...

— Объяснение простое — мы очень много работаем. В репертуаре театра — по 6 спектаклей в год, а это много. В такой политике есть и коммерческий мотив, ведь периодическое появление на афишах новых названий привлекает зрителя в театр снова и снова. Залог успеха — полный зрительный зал. Нужно внимательно прислушиваться к мнению поклонников театра, отслеживать, что на данный момент интересно людям, а что актуально всегда. В последнем случае имею в виду классику. Например, «Иванов» Чехова уже десять лет не исчезает с нашей сцены, и зрительный зал во время спектакля всегда заполнен. Финансирование театра краевой администрацией для нас тоже немаловажно, но считаю, что хорошее отношение и доверие властей театр заслужил благодаря качественной работе коллектива и уважению к зрителям.

— Можно ли заработать деньги исключительно на спектаклях?

— Я не зарабатываю таким образом. Ведь большинство театралов — средний класс, интеллигенция, у них нет возможности покупать дорогие билеты. В идеале, чтобы постановка приносила хорошую прибыль, просмотр должен стоить в долларовом эквиваленте $30-40. Сейчас цена билетов — $5-10, меньше сделать ее просто невозможно, иначе это будет неуважение к людям, занятым в спектакле.

— На все ли хватает денег, выделяемых из краевого бюджета, или для закрытия «пробелов» приходится зарабатывать самим?

— Разве у нас в стране бывает, чтобы денег хватало на все?.. Но мы на нехватку средств не жалуемся, просто к трате денег нужно подходить с умом. Это как семейный бюджет: распределяем, сколько нужно на ремонт квартиры (помещений театра), сколько — на нужды домочадцев (зарплату актерам), сразу выделяем сумму на новую мебель (ту или иную постановку).

— Сколько стоит поставить спектакль?

— Все зависит от режиссера и сценария. Я всегда ставлю дорогие спектакли: пышные декорации, роскошные костюмы. По другому работать не умею. Последняя крупнобюджетная постановка режиссера Звеняцкого — «Шут Балакириев» — стоила 5 миллионов рублей. В этом случае также необходим рациональный подход: сначала одна дорогая постановка, затем несколько более скромных спектаклей. У меня возможность режиссировать нечто глобальное появляется не чаще, чем раз в полгода. И это хорошо — зрителям и самим актерам нужны новые вИдения, авангард, все это чаще встречается в творчестве приглашенных режиссеров.

— Шоу Ефима Звеняцкого — исключительно коммерческий проект?

— Это был вынужденный ход, который лет 10 назад помогал театру выжить. Шоу возникло, когда артисты труппы открыли в себе, кроме актерского дара, умение хорошо петь и танцевать. Тогда у меня родилась идея — устраивать такие праздники для состоятельных людей, ценящих театральное искусство. За счет средств, получаемых от этих программ, мы могли держать приемлемые цены на репертуарные спектакли, т.е. давать возможность людям среднего класса посещать театр. Сейчас, в принципе, задача шоу — заработать денег — не столь актуальна, театр и так не бедствует. Полностью от этой идеи мы не отказались, просто шоу проходят не так часто, как в былые годы, у них есть постоянные почитатели. Правда, московских звезд уже не приглашаем, они требуют слишком высоких гонораров.

— Поговорим о выездных спектаклях на частные юбилеи, торжества. Понятно, что это дополнительный заработок, но не возникает ли у артистов внутреннего протеста? Ведь, бывает, приходится распевать «Цыганочку» перед пьяной толпой?

— Главная задача актера — развлекать аудиторию. Песней ли, игрой — не суть важно. Единственное, чего мы не приемлем — неуважительное отношение зрителя к актерам и их творчеству.

— На все ли частные приглашения откликаетесь, или же есть какие-то ограничения?

— Если люди больше театрального искусства ценят выставленные на столе бутылки и считают себя самыми талантливыми актерами — играть пред ними труппа не будет. Я даже в театр не разрешаю приходить школьными или университетскими группами. В таких случаях молодежь идет чаще не по собственному желанию, и в итоге они заняты общением между собой. Это создает неудобства не только актерам, но и зрителям, пришедшим насладиться волшебством театра. Если ребенок приходит с родителями, а студент с девушкой — тогда добро пожаловать!

— Начинающему актеру трудно попасть в ваш театр?

— Мой принцип — брать на работу только тех, кто окончил нашу академию искусств. Там преподают актеры театра имени Горького, и молодые кадры приходят уже подготовленные к специфике работы у нас, они владеют тем стилем игры, который требуется.

— Зарплата актера на сегодняшний день весьма небольшая. Как удержать в театре актерский состав?

— Те, кто выбирают сценический хлеб в нашем городе, изначально понимают, на что идут. Это люди особого склада, для них аплодисменты и эмоциональный контакт с публикой дороже денег. И все же, как руководитель, я отчетливо понимаю, что на те деньги, которые платит им государство, прожить очень трудно. Так что средства, не идущие на содержание самого театра, прибыль от спектаклей и шоу мы вкладываем в поддержку работников. Вручаем премии, приобретаем продукты, помогаем семьям. Дополнением к заработку для них являются участие в «Шоу Ефима Звеняцкого», выездные выступления. Правда, эти деньги не очень большие, но уже вспомоществование.

«Не знаю, что такое PR...»

— Что бы вы ответили тому, кто считает, что прошедший в сентябре кинофестиваль — PR-ход краевой администрации?

— Я бы не стал об этом разговаривать. Для меня «Пасифик Меридиан» — значимое культурное событие в жизни края. Благодаря ему приморцы смогли увидеть фильмы, которых нет в городском кинопрокате, в Приморье приехала целая плеяда звезд российского и мирового кино. Произошло бы все это, если бы не фестиваль? Вряд ли. Для меня именно в этом смысл события, а PR — что это такое?..

— Программу фестиваля составляло в основном интеллектуальное кино, показали много новых российских картин. На ваш взгляд, повлияет ли это на репертуар кинотеатров Владивостока?

— Был бы рад ответить положительно, но нужно реально смотреть на вещи.

Изменений в ближайшие годы ждать бесполезно: как показывали на наших больших экранах «Джеймсов Бондов», так и будут показывать. Потому что на такое кино ходит зритель, и кинотеатры за счет этого выживают. Новый русский фильм сможет собрать зал только на два сеанса в день, и то в первые дни показа. С точки зрения бизнеса такой продукт убыточен.

— Станет ли «Пасифик Меридиан» ежегодным?

— Этот вопрос логичней адресовать губернатору. Честно сказать, сейчас я не сильно волнуюсь о будущем фестиваля и даже не имею желания просить о его повторении. Стараюсь относиться с долей юмора к тому, что делаю: будет в следующем году фестиваль — хорошо, не будет — значит не будет, на то Божья воля... Если такое культурное событие нужно жителям города, властям, то оно обязательно состоится. На первом месте — театр. У меня есть профессия — театральный режиссер, и другой мне пока никто не придумал.

«Я вынужден быть менеджером...»

— При любых властях вы поддерживаете театр на уровне — очевидно, приходится дружить с отцами города и края. Не возникает ли у вас внутренний конфликт: художник и власть? Бывает ли, что «сверху» вам диктуются какие-то нормы, требования, с которыми вы не согласны?

— Конфликта с властью у меня нет: ни внутреннего, ни прямого. В моей жизни никогда не было диктата «сверху», давления, всегда существовало доверие к тому, что я делаю. Если бы этого не происходило, я, скорее всего, просто перестал бы заниматься своей профессией. Может быть, это и помогло мне выстоять: я никому ничего не должен! Это чрезвычайно важно.

— Нет ли давления со стороны первой примы театра?

— Вы имеете в виду супругу губернатора Ларису Белоброву?.. Ну какое может быть давление? В театре нет политики! Может быть, когда Лариса выходит на улицу, то попадает в окружение политических веяний, а в театре один закон — закон театрального бытия, где балом правят психология, своя поэтика, а не PR, политика, креатив и прочие модные нынче термины.

— Вас можно назвать не только талантливым режиссером, но и успешным управленцем. Далеко не всем художникам удается сочетать творчество с менеджментом. Это вынужденная линия поведения в связи с трудными экономическими условиями, в которые поставлена наша культура, либо ваше призвание?

— Должен вам сознаться, что это самое противное в моей жизни.

У меня нет сил заниматься бизнесом, менеджментом, я безумно устал от этого. Я вынужден этим заниматься, т.к. нет человека, который сказал бы: я возьму на себя материальное сохранение театра, буду заниматься досками, гвоздями, туалетами...

Замечу, что со мной вместе делит этот труд исполнительный директор театра Валентина Седова. Поддерживают сотрудники: за долгие годы собралась очень хорошая команда, но всегда должен быть лидер. И я не смогу снять с себя эту ответственность, поскольку боюсь, что тогда корабль под названием «Театр» перевернется.

— О вас много пишут и говорят в СМИ. Какое высказывание самое приятное? Что показалось несправедливым?

— Персона Звеняцкого на виду, потому что театр на виду, тем более в преддверии 72-го театрального сезона. К тому, что говорят и пишут о театре, я отношусь очень болезненно. Хочу посетовать лишь на такой момент: очень жаль, что среди журналистов осталось мало людей со специализацией театрального критика. Это пропуск в культуре Приморья, мне очень жаль это признавать.

Многие, не имея подобного образования, позволяют себе нелицеприятные высказывания о деятельности театра. Может быть, это и нормально. Но моя точка зрения — нужно иметь право, данное знаниями и опытом, чтобы судить о спектакле. Стараюсь не читать в газетах отзывы о постановках, чтобы не портить своего мнения о людях, с которыми в жизни поддерживаю дружеские отношения.

— Звание народного артиста — большое достижение. К чему теперь стремится Ефим Звеняцкий?

— Откровенно говоря, я и к званию не стремился. Мне очень приятно, что нашлись люди, которые таким образом смогли сказать мне спасибо за мое достаточно длительное пребывание в краевом театре — в следующем году будет 20 лет, с тех пор как я стал его художественным руководителем. Поэтому к званию народного артиста я отношусь как к благодарности за мой труд и годы, отданные «горьковьке».

К чему стремлюсь? Очень хочется сделать что-то полезное в тех культурных звеньях, которые еще не обрели корни на приморской земле. Например, кинофестиваль. Может быть, это будет киношкола или киностудия, все это — первое и новое в крае. В любом случае, это станет базой для театра, где могут рождаться актеры, сниматься в фильмах и сериалах; зрители, которые будут ходить в кинотеатры и театры; это богатая природа и фактура Владивостока. А еще в процессе нашего общения у меня возникла мечта, на которую, может быть, не имею права — хочу снять фильм.

БЛИЦ

— Из всего сделаного в последний год что вызывает наибольшую гордость?

— «Шут Балакириев», «Пасифик Меридиан».

— Где провели последний отпуск?

— В Италии... на кинофестивале короткометражных фильмов «Капальбио». Встретился там с Андреем Кончаловским, что стало самым большим событием в моей жизни.

— Какую марку одежды предпочитаете носить?

— Ту, на которую хватает средств.

— С кем из деятелей искусства хотели бы отужинать?

— С моей женой и дочкой. Для меня это самые лучшие деятели искусства.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ