Константин Толстошеин: «Поверьте, я умею творить!»

Экс-замглавы края о повороте из реальной экономики в журналистику, прессинге обстоятельств и богатстве
Из личного архива героя публикации |  «Поверьте, я умею творить!»
Из личного архива героя публикации
АНКЕТА
Толстошеин Константин Борисович.
Место рождения: Артем.
Образование: Дальневосточный политехнический институт, аспирантура ВГУЭСа, кандидат экономических наук.
Карьера: секретарь парткома треста “Строймеханизация”, глава администрации Первореченского района Владивостока, глава администрации Владивостока, первый вице-губернатор Приморского края.
Семейное положение: женат, взрослая дочь, помогает растить внучку.

Константин Толстошеин — персона в Приморье известная, и трудно найти в крае человека, который не слышал бы этой фамилии. Сегодня бывший первый вице-губернатор администрации края, разменявший в этом году “полтинник”, выглядит изменившимся, хотя это все тот же уверенный в себе и в своих силах человек.

“Я мечтал стать журналистом”

 Константин Борисович, как вы попали на “Новую Волну”?

— Очень просто. В связи с тем, что продавались акции телерадиокомпании, мне было предложено их купить. После консультаций с друзьями, Москвой, было принято решение о покупке стопроцентной доли телерадиокомпании.

— Все равно не совсем понятен столь резкий поворот — из реальной экономики в журналистику. Для вас новое место работы — это бизнес или веление души?

— Судьба действительно преподносит порой резкие жизненные повороты. Не могу сказать, что я журналист — весь мой творческий опыт ограничивается школьными сочинениями. Но, согласитесь, с вашим братом мне приходилось сталкиваться очень часто. Кстати, когда работал в администрации, меня как-то спросили, кем бы я стал, если бы не был первым вице-губернатором. Мой ответ был: “журналистом”, причем либо спортивным, либо политическим комментатором. Мне всегда это было интересно и близко, поскольку хорошо знаком со многими выдающимися спортсменами, равно как и с политиками. Потому я и решил в свои 50 лет круто поменять профессиональную стезю.

Были у меня и другие предложения — бизнесом заняться, они и сейчас обсуждаются, но на сегодняшний день я являюсь одним из соучредителей и генеральным директором телерадиокомпании “Новая волна”.

— В свое время вам много доставалось от прессы. Не станете ли вы отыгрываться на определенной ее части сейчас, став руководителем ТРК “Новая волна”?

— Мне это даже в голову не приходило. Я очень ровно отношусь ко всем людям, уважаю, что здесь осталось. Ни один человек не может сказать, что у нас какие-то новые тенденции в кадровых делах. С ТРК сегодня ушел только один человек плюс, по определенным причинам, уволен технический директор — это действительно так. Обстановка в коллективе спокойная, даже дружеская. Я каждый день бываю в студиях, разговариваю с людьми. Коллектив молодой, средний возраст работников — 24 с половиной года.

— Творческими планами поделитесь?

— Мне хотелось бы выстроить некую линию, которая контрастировала бы с тем, что существует сейчас во всех электронных средствах массовой информации края. Либо бесконечная музыка, либо такие же бесконечные ток-шоу, разбавленные криминальными хрониками. А хочется поглубже вникнуть в мир человека, показать его с активно-позитивной стороны.

“Путин — наш президент”

— Руководитель российского СМИ, тем более электронного — это еще и политическая должность. Как намерены строить отношения с властью?

— Однозначно заявляю, что доминирующим для телерадиокомпании будет полная информационная поддержка президента Владимира Владимировича Путина, его представителя в ДВФО Константина Борисовича Пуликовского. Намерены тесно работать с властными структурами Приморского края — губернатором Сергеем Михайловичем Дарькиным, мэром Владивостока Юрием Михайловичем Копыловым. Целью работы нашей телерадиокомпании в этом плане является создание спокойной деловой обстановки в Приморском крае. Я считаю, что время конфликтов и конфронтации безвозвратно ушло. Хватит уже заниматься этими глупостями, мы живем в другое время, на дворе XXI век. Это мое однозначное решение, отступлений от которого не будет.

— Вы уже встречались с кем-нибудь из местных политиков для обсуждения такого информационного сотрудничества?

— В рамках такой добрососедской идеологии мы сегодня готовы встречаться со всеми.

“Власть — это адреналин”

— Вы более десяти лет проработали во властных структурах. Вам, как человеку, тяжело там было?

— По-разному. Власть — это колоссальная ответственность. Со стороны, конечно, виден только внешний антураж: машина с нолями, секретарь, показ по телевизору, а все остальное остается за рамками общественного внимания. Но реально это тяжелая работа, тяжелая жизнь. Из-за дефицита времени не видишь семью, постоянно находишься под прессингом обстоятельств — человеку, который не работал во властных структурах, этого не понять.

Одновременно, это интересно. Для мужика, который честолюбив — это адреналин. Но самое главное, когда ты ушел из властных структур, то можешь смело и спокойно смотреть в глаза своим оппонентам, видишь, что осталось после тебя. Когда развязку на Второй речке называют “Костин мост”, я этого не стесняюсь, хотя Константину Борисовичу уже за 50. Я могу показать на бизнес-центр “Хендэ”, отреставрированный в мою бытность железнодорожный вокзал. У нас были тогда большие планы, и мне очень приятно, что сегодня их воплощают в жизнь нынешние руководители Владивостока.

— Но, как говорится, чем выше залезешь, тем больнее падать. Что было для вас самым тяжелым во время отставки с поста первого вице-губернатора?

— Вы знаете, это такой вопрос... Сказать, что это было весело — не могу, грустно — тоже. Я всегда знал, что рано или поздно придется покидать работу, другое дело, что у нас это произошло так неожиданно. Конечно, для меня было сложно пережить отставку: я любил эту работу, и тогда надо было выбирать, что делать дальше. Я, например, много читал: Пушкина, Шолохова, Чехова, Толстого... Когда было особенно грустно, читал Швейка Гашека, занимался садоводством. Думаю, это как-то меня отвлекало.

Человек без маски

— Хорошо знающие вас люди утверждают, что Толстошеин на рабочем месте — жесткий — и Константин Борисович “без галстука” — совсем разные люди. Зачем вы одеваете на себя эту “социальную маску”, не проще ли оставаться собой?

— Работа и дом — совершенно разные вещи. Я никогда не надевал маску. Просто те должности, которые мне приходилось занимать, требовали колоссального привлечения сил — моральных, душевных, физических. Это постоянная нагрузка. Я не могу назвать ни одного вице-губернатора или губернатора, который отдыхал бы полный отпуск. Если у кого-то получалось дней 10 дней побыть с семьей или уехать отдохнуть — это было счастье.

Семья для меня — отдушина, что очень удивительно при работающей всегда жене — она врач, при работающей теще — мы живем вместе. Дома можно спокойно почитать книги, послушать музыку. Моя Галина играет на пианино, она может просто сесть поиграть что-нибудь для души. Если очень хочется, то включаю джазовую музыку или военные марши — у меня их колоссальная коллекция. Очень люблю, когда в доме куча гостей. Это, наверное, гены: у меня родители были очень гостеприимными людьми.

— Толстошеин-семьянин — образ малоизвестный...

— Действительно, очень редко пишут о чиновнике как о человеке, чем он занимается дома. А я знаю вице-губернатора, который рисует. Или министра, который прекрасно поет, играет на гитаре. Или вот замминистра по чрезвычайным ситуациям Валерия Александровича Востротина — он пишет стихи. Вообще я много работал с Сергеем Шойгу и его командой, могу сказать — это потрясающие люди, настоящие смелые мужики. Начиная с министра.

— Да, с Шойгу вам пришлось много пообщаться, особенно зимой 2000-го года. А после своей отставки созванивались с ним?

— Не только созванивался, но и встречался. А с Востротиным разговаривал по телефону три дня тому назад. В общем, человека, занимающего государственные должности, должны показывать шире, многогранней.

Рубежный возраст

— В марте вам исполнилось 50 лет — возраст, можно сказать, рубежный. Если бы пришлось прожить жизнь заново, есть что-то, чтобы вы сделали бы по-другому?

— Колоссальное количество вещей я бы сделал по-другому, особенно в своих отношениях с людьми. Были кадровые ошибки: я слишком много доверял кому-то и, как оказалось, напрасно. Это привело к тому, что я много не сделал, не воплотил, будучи главой администрации Владивостока. Поверьте мне, я умею творить. Я ищущий человек, каждый день стараюсь что-то сделать и переделать. Многое получается. Даже если высаживаю у себя на участке деревья или цветы, то это будет очень красиво и интересно. Но, увы, история не терпит сослагательного наклонения. Мои года — это уже история, это память.

— Вы богатый человек?

— Если скажу, что я бедный и нищий — это будет неправдой, если я скажу, что богатый — то же самое. Я обеспеченный человек. Первые деньги стал зарабатывать на мойке машин в таксопарке на Ишимке. Когда мои однокашники ходили танцевать по вечерам в рестораны, я уже на третьем курсе “политеха” купил себе первую машину — это был ВАЗ-2111. Никогда не гнушался подработать. Даже устроившись после окончания института, на заводе ЖБИ-2 порабатывал таксистом — родилась дочь и семье нужны были деньги. И пока многие мои сверстники вели праздный образ жизни, я рос — в 28 лет был начальником строительного управления. Мужик должен много работать — это правильно, почетно. И никогда ни у кого не просил взаймы. У меня просили, я — никогда.

— А в долг давали?

— Давал. Иногда, кстати, его не возвращали.

— Если бы у вас был миллион долларов, что бы вы с ним сделали?

— Одно дело, заработать эти деньги титаническим трудом, сидя на картошке. И совсем другое, когда миллион, как в красивой сказке, сваливается на тебя просто так...

Я совсем недавно потерял отца. Папа очень тяжело уходил из жизни — это были последствия аварии, когда он работал на шахте. И если бы эти деньги мне просто так достались, отдал бы их на строительство нейрохирургического центра, где лечат мозговые травмы, чтобы людей спасали. Страшное дело, оказывается, сотрясение мозга...

Без галстука

— Кто следит за вашим элегантным внешним видом?

— Галя. Жена покупает сорочки, галстуки, костюмы вместе выбираем. Правда, галстуки я тоже покупаю и очень люблю их дарить.

— А завязывать? За некоторых мужчин это делают супруги или подчиненные.

— Завязываю тоже сам. Знаю три способа завязывания, хотя их больше. Меня научил этому мой дед, Толстошеин Прокоп Прокопьевич. Мне очень много дарят галстуков: их у меня бывает за сотню, но я их быстро раздариваю. Мои галстуки с удовольствием носят все мои водители, знакомые, друзья, кстати, многие журналисты. Галстуки у меня только шикарные. Я считаю, что мужчина может быть одет даже в старый костюм (правда, отглаженный и чистый!), но туфли, галстук, часы — это обязательно. Хотя сейчас, когда ушел с госслужбы, могу на работу и без галстука прийти — просто во фланелевой рубашке.

— Супруге помогаете по хозяйству?

— Сейчас нет. Когда дочка была маленькой, а жена еще училась — помогал: пеленки стирал, в садик ребенка водил.

— Говорят, что внуки дороже своих детей. Согласны с таким утверждением?

— Я никогда раньше не думал, что это так. У меня внучке два с половиной года, я очень ее люблю. Дочь назвала ее в честь бабушки Машей. Она необычайная болтушка. Когда внучка садится тебе на колени, зацеловывает тебя и говорит: “Деда, я тебя любу” — это надо испытать. Это, я вам скажу, нечто.

БЛИЦ

— Какая газета вам нравится больше всего?

— В детстве любил “Пионерскую правду”, сейчас это “Комсомолка”, “Спорт-Экспресс”.

— Где предпочитаете отдыхать?

— Люблю Приморье, нашу тайгу. Вместе с друзьями — Виктором и Верой Гончаровыми — часто отдыхаем на Русском острове.

— Самое дорогое, что у вас есть?

— Семья, книги, воля, память о родителях.

— Вы опасаетесь продвижения НАТО на восток?

— В мире все меняется, к этому нужно привыкать. Россия должна быть сильным государством, которому не страшно иметь рядом такого партнера.

— Вы смогли бы жить на необитаемом острове?

— Что вы, без людей — НЕТ!

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ