Яна Юцковская: «Не надо бороться за клиента, медицина — это не тот случай»

Мастер лиц о науке и том, отчего светятся глаза у женщин
из архива газеты «Конкурент» |  «Не надо бороться за клиента, медицина — это не тот случай»
из архива газеты «Конкурент»
Анкета
Юцковская Яна Александровна, д. м. н., заведующая курсом медицинской косметологии ФППО ВГМУ; зам. главного врача по медицинской работе МУПВ «Врачебная косметологическая лечебница».
Место рождения: Кривой Рог (Украина).
Образование: Запорожский государственный мединститут (1994 г.); аспирантура (1997 г.), Владивостокский государственный медицинский университет, кандидатская диссертация (1997 г.); докторская диссертация в ЦНИКВИ (Москва, 2003 г.), второе высшее образование — «управление малым предприятием», Московская академия народного хозяйства при управлении делами президента РФ.
Карьера: врач-дерматолог, затем — врач-дерматолог-косметолог МУПВ ВКЛ (1995-1997 гг.); ассистент кафедры профессиональных заболеваний ВГМУ (1997-2000 гг.); зав. отделением аппаратной косметологии МУПВ ВКЛ (1999 г.); с 2000 г. — доцент кафедры профессиональных заболеваний ВГМУ; с 2003 г. — д. м. н., зав. курсом медицинской косметологии ФППО ВГМУ, начмед МУПВ ВКЛ.
Состав семьи: муж, сын 13 лет.
Главное личное достоинство: «умею определять приоритеты».
Главный недостаток: «стараюсь все делать сама».

Чем жизнь труднее, тем хуже люди выглядят. Это закон. Не удивительно, что Яна Юцковская, молодая преуспевающая женщина, доктор наук, рассуждает о своем бизнесе очень спокойно и оптимистично. Не надо бежать сломя голову за прибылью, бороться за клиента, украшать клинику дорогим декором. Если за чем и стоит гнаться, так это за знаниями, за развитием науки. Остальное приложится. И не пугает печальная судьба российской науки, задыхающейся от безденежья? Нисколько. Быть красивым, иметь здоровую кожу люди хотели иметь всегда. Это не на луну летать. По словам г-жи Юцковской, сегодня Владивосток в косметологии предлагает услуги на уровне ведущих зарубежных клиник. Цель доктора — превратить город в один из центров мировой эстетической медицины.

«Лучше быть первым в деревне, чем вторым в городе»

— Вы доктор наук в 32 года. Можно представить себе ежедневный изматывающий труд. Ради чего?

— Раньше это действительно было неслыханно. А сегодня молодостью в науке никого не удивишь. Люди стали более целеустремленными. Мне лично степень доктора наук была нужна для того, чтобы получить право свободы выражения в своей специальности. Я имею в виду и авторитет среди коллег, и, что еще более важно, багаж знаний, который дает мне возможность добиваться нужных результатов на практике.

— Учиться хотят почти все, но времени и сил на это хватает не многим. Как вам это удается?

— Все мои успехи — это плоды ежедневного труда и жесткой самодисциплины. Бывает, работаю по 24 часа в сутки. Мной постоянно движет азарт добиваться поставленных целей. И здесь мне помогает воспитание, семейные традиции. Я ведь родилась в семье профессора медицины. Что такое кропотливая работа, я знаю с детства.

— Как отечественная наука, и в частности ваша докторская степень, котируются за рубежом?

— Традиционно русская школа дерматологии пользуется мировым признанием. На этой основе современная эстетическая медицина в России достигла больших успехов. Наших специалистов ценят во всем мире. Мне, например, предлагают уехать работать в Чехию, в клинику лазерной косметологии в Карловых Варах, или на кафедру дерматологии Реймского университета во Франции. Много предложений от клиник запада России. Но я не собираюсь уезжать ни из страны, ни из Приморья.

— Это не провинциальный патриотизм?

— Ничего подобного. Я хочу разработать в Приморье научную школу и для этого есть все предпосылки: и перспективные исследования, и благодатная научная среда, энтузиасты, которые хотят этим заниматься.

К тому же, по последним данным, климатические особенности Приморья очень благотворно влияют на кожу. Особенности местного климата — серьезная тема для исследований. Добавьте к этому наличие в крае радоновых источников, а также возможности разработки косметических линий и фармацевтических препаратов на основе морепродуктов.

— Работая в провинциальной клинике, вы не ощущаете нехватки современного оборудования?

— Во Владивостоке есть все новинки мировой косметологической техники. Безусловно, покупка дорогих аппаратов связана с финансовыми проблемами. Но мы стараемся их решать. Косметология во всем мире платная. Мы работаем на хозрасчете. При самом высоком качестве услуг в городе — на уровне столичных и ведущих зарубежных клиник — у нас самые низкие цены. Средства вкладываем в развитие: покупаем оборудование, обучаем сотрудников. Привлекаем спонсоров.

— Многие стараются выжать максимум из старой техники, а излишки потратить на иные цели. Вам такая логика знакома?

— Я, наверное, по-другому воспитана. Однажды поехала в Москву на конференцию, хотела заодно купить дорогую шубу. Зашла на выставку медтехники и не смогла устоять перед новым аппаратом по радиохирургии. С шубой пришлось подождать.

— Вас можно назвать не бедствующим доктором?

— Моя уверенность в своем собственном будущем основывается не на том, есть у меня сегодня деньги или нет, а на знаниях, которыми я владею. Уверена, что как специалист я буду востребована всегда.

— Не хотелось бы открыть свою собственную клинику?

— В моем понимании клиника должна быть похожа на ту, в которой я работаю, — солидный состав сотрудников с высокими учеными степенями, научные разработки новых методик. Частной структуре не под силу объединить научные исследования и практику, дифференцированную по разным категориям клиентов.

— Хотите сказать, что не мечтаете ограничиться кругом элиты и освободить силы и время для научной работы?

— Конечно, нет. В том-то и интерес, что в муниципальной клинике я имею больше разнообразной практики, которая и питает мои исследования. Я владею разными методами и техниками и каждому клиенту могу предлагать разные варианты лечения и ухода. Дерматолог-кометолог должен владеть широким спектром междисциплинарных знаний и ежедневно их совершенствовать.

«Почти половина клиентов — мужчины»

— Люди науки славятся своей непрактичностью в реальной жизни. Вас не досаждает обязанность заниматься коммерческими вопросами?

— Я стала заниматься этим, потому что чувствую, что могу внести вклад в развитие клиники. Чтобы работа была эффективной и адекватной современным условиям, получила второе образование — экономическое.

— Вы ощущаете конкуренцию со стороны других клиник?

— До Новосибирска мы единственная клиника, которая на одинаково высоком уровне сочетает и научную, и практическую деятельность. В клиниках и медицинских центрах Владивостока работают мои коллеги или ученики. И я рада, что появляется все больше таких структур. Это благотворно сказывается на качестве услуг в эстетической медицине.

— Как же борьба за клиента?

— А не надо бороться за клиента. Медицина — это не тот случай. Мой опыт подсказывает мне, что каждый клиент найдет свою клинику и своего врача. И выбор этот не связан с качеством внутренней отделки. Беда в том, что популярность эстетической медицины, с одной стороны, а законодательный вакуум — с другой, привели к тому, что услуги по лечебной косметологии стали предлагать обычные косметические салоны. Нам не раз приходилось иметь дело с людьми, пострадавшими от непрофессионального подхода таких косметологов. Это всероссийская проблема. Сейчас я активно участвую в процессе создания законодательной базы, которая бы предусматривала строгое лицензирование и предприятий, и специалистов, работающих в эстетической медицине на территории Дальнего Востока.

— Интересно, как выглядит ваша клиентура, если ее разделить по достатку, по возрасту и по полу?

— Наши клиенты — люди со средним достатком, самых разных возрастных категорий. Примечательна тенденция роста популярности косметических услуг среди мужчин. Сегодня это едва ли не половина наших клиентов. В том, что мужчина хочет выглядеть ухоженным не хуже, чем женщина, я вижу проявление человеком уважения к себе и окружающим.

— Как относитесь к подношениям богатых клиентов?

— Подарки принимаю только от мужа. Желающим отблагодарить меня предлагаю помочь с необходимым для педагогической работы инвентарем. Сейчас, например, кафедра нуждается в хорошем мультимедийном проекторе.

«Недостойный партнер делает женщину несчастной»

— Научная карьера, преподавательская деятельность, продвижение по службе в клинике — все это с ребенком на руках в условиях дикого капитализма. В чем секрет?

— Конечно, успехом я обязана своей семье: главным образом, родителям и мужу. Я благодарна семье за понимание, за уважение к моей профессиональной карьере. Без поддержки близких я вряд ли бы смогла защитить докторскую. Муж, например, оставил на месяц свои дела, поехал со мной в Москву и помогал мне спокойно заниматься научной работой. Если есть поддержка со стороны семьи, то можно многого достичь. Главное, иметь желание, видеть цель и точно рассчитать пути ее достижения. Нужно уметь планировать свою жизнь.

— Неужели уверенность в своих силах никогда не заводила вас в тупик?

— Ошибки, конечно, неизбежны. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Но сильных заблуждений у меня не случалось.

— Красота, мода, карьера, волевые решения. Вы, часом, не феминистка?

— Напротив. Я убеждена, что призвание женщины — подчиняться достойному мужчине. Недостойный партнер делает женщину несчастной. На работе я преподаватель или руководитель, но дома нежная и заботливая жена и мама.

— Как же строить карьеру, если надо у плиты стоять и ребенка воспитывать?

— Это очень трудно, но женщина должна успевать и то и другое. Важно, чтобы в семье царило взаимопонимание и взаимоуважение.

— Кто для вас идеальная женщина?

— Екатерина Великая. Меня привлекает в ней сочетание воли к созиданию и желание женского счастья.

— Понятно, что внешний вид — это еще не красота человека. Ваш личный рецепт красоты?

— Во-первых, нужно вести здоровый образ жизни, как бы это банально ни звучало. Но, конечно, дело не в состоянии кожи, а в выражении глаз. А для этого женщине нужно, чтобы ее любили близкие, которые ей дороги. У женщины должна быть семья и любовь. Никогда не поверю, что глаза могут светиться только от работы. Кто так говорит — лукавит. Глаза женщины горят тогда, когда с нею любимый человек. А еще их зажигают успехи детей. Раньше я и не думала, что так сильно буду радоваться за маленькие победы своего сына. Недавно он получил зеленый пояс по тхэквондо.

— Не жалеете, что ради карьеры приходилось жертвовать вниманием к семье?

— Времени на домочадцев действительно не хватало и не хватает. Тем бережнее относишься к тем минутам, которые мы проводим вместе. Я даю сыну очень важный урок: чтобы чего-то достичь в жизни, нужно много работать. Он это уже хорошо понимает.

— Кем вы хотели стать в детстве?

— В последних классах школы мечтала быть журналистом-международником. Как-то раз мою заметку даже напечатали в «Комсомольской правде». Но потом поняла, что в медицине смогу принести больше пользы людям. Мой отец — профессор на кафедре дерматовенерологии. Он и повлиял на мой выбор. С тех пор ни разу в своем решении я не разочаровывалась. И на счет писательских амбиций спокойна — на сегодня у меня опубликовано 95 научных работ, я автор патента, соавтор нескольких монографий, мои статьи печатают в российских и зарубежных журналах.

БЛИЦ

— Вам профессиональные навыки не мешают в личной жизни?

— Мне удалось приучить себя не смотреть на каждого человека как на клиента. Стараюсь оставлять профессиональные проблемы в клинике.

— Если бы вам предложили миллион, как бы вы его потратили?

— Учредила бы грант на исследования и обучение в области эстетической медицины.

— Как вы отдыхаете зимой?

— Вместе с семьей едем в тайгу кататься на санках, на лыжах. Вообще, очень любим путешествовать по краю. В этом году собираемся сплавляться по горным речкам.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ