Сергей Дарькин: «Вечно оставаться островком благополучия в море нищеты нельзя»

Кандидат в губернаторы Приморья о бедности, стратегическом управлении и черном пиаре
premier.gov.ru | «Вечно оставаться островком благополучия в море нищеты нельзя»
premier.gov.ru
Анкета
Дарькин Сергей Михайлович, 37 лет.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: г. Большой Камень.
ОБРАЗОВАНИЕ: ДВВИМУ «управление морским транспортом» — 1985 г., аспирантура ДВВИМУ, ДВГАЭУ «финансы и кредит, экономика» — 1999 г. Владеет английским (достаточно хорошо, для того чтобы общаться с иностранными партнерами без переводчика).
КАРЬЕРА: во время учебы в ДВВИМУ работал докером в порту, матросом. После окончания училища остался на кафедре экономики морского транспорта ДВВИМУ заведующим лабораторией. Позже работал во Владивостокском морском торговом порту стивидором, начальником смены первого грузового района. 1989—91 гг. — заместитель директора одной из первых акционерных компаний — «Дальлизинг». В 1991 г. возглавил предприятие «Ролиз» («Российский Лизинг») и руководит им по сей день. В настоящее время основным направлением деятельности «Ролиза» является добыча рыбы, в первые годы предприятие занималось строительством судов.
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, отец двух дочерей (Ане 15 лет, Ярославе 1,5 месяца).
ХОББИ: плавание, охота.
СРЕДСТВО ОТ СТРЕССОВ: море и смена обстановки.

Кто из политических деятелей прошлого вам наиболее близок?» — спросила я у Сергея Дарькина во время нашей первой встречи. Мой собеседник на секунду задумался. Этого времени оказалось достаточно, чтобы понять: я уже знаю ответ. Даже на первый взгляд Дарькин чем-то неуловимо напоминает Петра I: зычный голос, великанский рост, порывистость движений и прямота суждений. Не говоря уже о более глубоком сходстве — внутреннем. Так же, как и Великий Шкипер, он не мыслит своей жизни без моря, так же, как император-реформатор, стремится творить перемены. Один из немногих кандидатов, представивших продуманную экономическую программу, он имеет четкий план действий по выводу края из кризисного состояния.

— В альтруизм сейчас уже никто не верит. В стремлении побороться за губернаторское кресло большинство людей склонны усматривать честолюбивые или корыстные мотивы, а не желание сделать жизнь окружающих лучше.

— А я и не утверждаю, что я альтруист на все 100%. Просто отдаю себе отчет в том, что развивать экономику, продолжать «растить» созданные нами предприятия в нынешних условиях невозможно. Вы только представьте себе, в стране 46% населения живет за чертой бедности. Да это настоящая революционная ситуация! В Приморье, кстати, положение ничуть не лучше. Да, на предприятиях группы «Ролиз» стабильное положение. Наши работники вовремя получают зарплату, могут позволить себе съездить в отпуск в другой конец страны, отдохнуть в санатории. Но вечно оставаться островком благополучия в море нищеты нельзя. Наверное, это не альтруизм, но мы не сможем двигаться дальше до тех пор, пока текущая экономическая ситуация в крае будет держаться на прежнем уровне.

— У вас была возможность переехать в Москву. Почему вы ею не воспользовались?

— Поскольку в основе деятельности «Ролиза» лежит добыча рыбы, Москва для нас действительно много значит. Хотя бы потому, что все лицензирующие и распределяющие квоты структуры находятся там. Мне не раз приходилось бывать в столице. В Москве у меня достаточно широкий круг знакомых, может быть, поэтому и предложений остаться в Москве поступало немало. Наиболее заманчивые — поработать в сфере финансов, возглавить одно из крупнейших в России производственных предприятий. Если уж быть совсем откровенным, звали и за рубеж. Я ответил отказом, потому что не представлял себе, как можно бросить свое дело и свою команду.

— На вопрос «Почему Дарькин?» вы и ваш штаб поддержки отвечаете ежедневно. А мне бы хотелось спросить, почему именно сейчас, а, к примеру, не в 1999 году?

— Наверное, потому, что пришло время. Время тех, кто имеет за спиной богатый опыт управления, опыт работы в условиях реальной экономики, знает, как изменить ситуацию к лучшему. Сейчас во главе края должен стоять крепкий хозяйственник, не замешанный в политических интригах, человек энергичный, способный принимать решения. Приморью нужны не популистские обещания, а конкретные меры, которые в ближайшем будущем принесут результаты.

— Как вам кажется, у жителей села Веселый Яр, в котором вы окончили среднюю школу, есть основания за вас голосовать?

— Помогая людям, меньше всего об этом думаешь. Просто в селе Веселый Яр осталось много моих одноклассников. Мы очень дружны, практически каждый год собираемся вместе. Не далее как прошлым летом встречались на празднование двадцатилетия со дня выпуска. Со школой у меня связано много теплых и трогательных воспоминаний. Например, когда я учился в 10-м классе, мне пришлось некоторое время вести уроки физкультуры. Сами понимаете: сельская школа, проблемы с преподавателями. В прошлом году мы полностью отремонтировали учебное заведение за счет группы компаний «Ролиз». Будет возможность сделать для школы что-нибудь еще, обязательно сделаем. А кому отдадут свои голоса на выборах ее учителя, это их личное дело.

— Вы не боитесь, что ваше увлечение предвыборной борьбой негативно скажется на состоянии ваших предприятий? Примеры, когда компании оставались брошенными на произвол судьбы из-за того, что некоторые руководители принесли их в жертву своим политическим амбициям, имеются.

— Значит, они не чувствовали себя подлинными хозяевами, не были готовы до конца нести ответственность за судьбу предприятий. Что касается непосредственно группы компаний «Ролиз», у нас достаточно сильный потенциал, что позволяет отвлечь часть сотрудников для работы на другом направлении. И предприятие от этого ничуть не страдает. Настоящий руководитель никогда не будет заниматься политикой в ущерб созданному им делу. Хотя, если у некоторых начальников производство стоит, потому что все подчиненные в предвыборном штабе, таким людям в политике делать нечего.

— В конце 1998 года вы возглавили совет директоров «Дальсои» и вывели предприятие-банкрот из кризиса, при этом не оставляя своих основных обязанностей по управлению «Ролизом». Работать сразу на два фронта вам оказалось по силам или были срывы?

— На самом деле я уже давно работаю не на два фронта, а на пять—шесть как минимум. Почему это стало возможным? В последние годы я как руководитель занимаюсь в основном стратегическим управлением, а все оперативные вопросы решает моя команда. В такой системе очень важен четкий контроль, который позволяет сразу же реагировать на ошибки и проблемы, возникающие по ходу дела. У нас эта схема давно отработана, поэтому «открытых фронтов» может быть и больше.

— Существуют вопросы, по которым кандидат в губернаторы просто обязан высказаться. Один из них — состояние топливно-энергетического комплекса края.

— Приморский ТЭК нуждается в финансовых вливаниях. Однако прежде чем тратить очередные миллионы рублей, необходимо определить, где от них будет наибольший эффект. По-моему, главное — это обеспечить край собственным топливом, то есть углем, который будет добываться открытым способом, в разрезах. При стабильной работе угольной промышленности при увеличении ежегодной добычи на 6 миллионов тонн приморская энергетика получит более дешевое топливо. Однако вкладывать деньги в ТЭК следует не за счет бюджетных средств, а через инвестиции. И таких инвесторов, готовых вложить порядка $50 миллионов, я могу привлечь уже сейчас. После этого край не только сможет самостоятельно обеспечить свои потребности, но и продавать уголь в соседние регионы.

— Этот шаг, как и реализация всей предложенной вами экономической программы, возможен только в условиях инвестиционной привлекательности края. Каким образом вы собираетесь ее создавать?

— У финансистов есть понятие «кредитная история». Никто и никогда в жизни не даст денег первому встречному, не имея представления ни о его платежеспособности, ни о его порядочности. Моя личная кредитная история складывалась на протяжении 12 лет работы в секторе реальной экономики. Мои козыри — не только хорошие контакты в кругах крупных промышленников как в России, так и за рубежом, но и большой опыт в деле привлечения инвестиций. Есть компании, для которых ручательство Дарькина уже само является достаточной гарантией. А чтобы край стал инвестиционно-привлекательным, необходимо в корне изменить методы управления им, отказаться от излишней политизированности и сделать акцент на подъем производства.

— В одном из своих интервью вы сказали, что грязные технологии в Приморье начали действовать гораздо раньше первых выборов. Если на финальном этапе предвыборной гонки против вас начнется война компроматов, как будете защищаться?

 — Что-что, а очернить человека у нас умеют. Даже если «профессионально упакованный компромат» не имеет ничего общего с действительностью, попробуй докажи, что в нем ни слова правды. Особенно если дело касается семейных отношений.

В последнее время меня часто спрашивают: «А как вы относитесь к тому, что на одного из ваших конкурентов сейчас просто-напросто вылили ушат грязи?». Как? Да как любой нормальный мужчина! Считаю, что это крайне непорядочно — раскапывать могилы, рыться в грязном белье в надежде найти «пикантные подробности». Семейные отношения — личное дело каждого. В жизни всякое бывает. Да у нас в крае 50% населения прошли через процедуру развода. И что же теперь, их всех пригвоздить к позорному столбу и заставить каяться? Я против подобных методов борьбы даже в качестве ответной меры, и считаю их ниже достоинства уважающего себя человека.

— Приморцы наслышаны о вашей акции по наведению порядка в крае. Разница в том, что одни видят в ней стремление сделать край чище, а другие — хоть и оригинальный, но все-таки предвыборный рекламный трюк. А вы что скажете по этому поводу?

— Вы просто пройдитесь по тем местам, где уже навели порядок участники акции «Нам здесь жить», и вам сразу станет ясно, что это такое. «Генеральная уборка» начата уже более трех недель назад. Приятно, что принять в ней участие захотели не только жители Владивостока, но и отдаленных районов Приморья. Единственная проблема — желтых маек со слоганом «Нам здесь жить» гораздо меньше, чем желающих навести порядок в крае.

— Соперники над вами не иронизируют по этому поводу?

— Еще как иронизируют. Но я не обижаюсь. Заложенное с юности стремление к порядку (я ведь все-таки в ДВВИМУ учился) ничем не вытравишь. Помните, какой чистый у нас город был в 1985 году? Вот эталон, к которому следует стремиться. Больших денег для этого не требуется. Достаточно один раз как следует «прогенералить», а затем просто поддерживать чистоту. В советское время ведь действовала система, когда за каждым предприятием была закреплена определенная территория, за состояние которой отвечали его работники. Почему бы не вернуться к этому?

— В случае победы на выборах вы придете к власти с уже готовой командой?

— Команда — это очень сложный механизм, и прежде чем окончательно ее сформировать, необходимо как следует взвесить все «за» и «против», многое предусмотреть. Создавать ее заранее просто не имеет смысла. Хотя это вовсе не значит, что у меня нет ключевых фигур, способных курировать болевые точки экономики.

— Если личные убеждения человека, которого вам рекомендуют взять в команду, существенно расходятся с вашими, но при этом он профессионал высокого класса, вы его примете?

— Да. Каждый человек может иметь собственное мнение по тому или иному поводу, и ему совсем не обязательно согласовывать его со мной. Личные симпатии и совпадение взглядов — еще не критерий успешной работы. Как сторонник командного метода управления, я готов к разумным компромиссам с другими членами команды ради ее сохранения. Даже в ущерб своим личным интересам.

— Ваш любимый политический деятель прошлого Петр I претворял свои решения в жизнь жесткими методами: брил бороды, рубил головы...

— Ну, здесь все-таки следует сделать поправку на эпоху, в которой он жил. В моем арсенале другой набор инструментов. Хотя, если хотите знать, в деле принятия решений я достаточно жесткий человек. На предприятии мне удалось выстроить такие управленческие отношения, когда все команды сверху проходят четко, ясно, без всяких кривотолков и немедленно принимаются к исполнению. Тем не менее в личных контактах с подчиненными я достаточно либерален. Ко мне в кабинет может прийти любой из наших сотрудников. Я найду время обсудить с ним волнующие его вопросы. Это не значит, что на нашем предприятии нет субординации. Просто некоторые путают ее с панибратством, а это разные вещи.

— Три года назад вы окончили второе высшее учебное заведение. На этом ваше образование можно считать законченным?

— Конечно, нет. В настоящее время беру уроки риторики. Мечтаю выучить французский, даже не ради практической пользы, а для души. Просто мне очень нравится культура Франции, а знание языка дает возможность прикоснуться к ней совершенно по-особому. Вот закончатся выборы, обязательно этим займусь.

— Одна из существенных издержек жизни политика — публичность, необходимость быть все время на виду. В случае вашей победы, которая, согласно последним соцопросам, становится все более очевидной, каждый ваш шаг, поступок, в том числе и подробности вашей личной жизни, будут находиться под пристальным вниманием камер и объективов, активно и не всегда тактично комментироваться. Вы к этому морально готовы?

— Я понимаю, что это неизбежно. Конечно, не слишком приятно, когда весь край судачит о том, что ты сегодня ел на завтрак или куда поехал отдыхать. Но мне кажется, что стереотипы человеческого сознания со временем можно переломить. И, если ситуация в Приморье будет постепенно улучшаться, у людей появится другой предмет для обсуждения, куда более интересный, чем подробности личной жизни руководителей.

— Недавно у вас родилась дочь. Не боитесь, что из-за вашей занятости какие-то ответственные моменты в ее жизни — первый шаг, первое слово — пройдут без вашего участия?

— Мне бы очень хотелось не упустить ничего важного. К сожалению, сейчас проводить с дочуркой больше двух часов в день не получается. Основной груз забот по уходу за Ярославой лежит на жене. Я лишь помогаю ей по мере сил и возможностей: купаю в нашей желтой приморской воде (никакими очистителями ее не возьмешь!), иногда встаю по ночам, чтобы ее успокоить. На мой взгляд, двое детей для настоящего мужчины — это не предел, и я очень хочу со временем дождаться сына.

 В 2001 г. данное интервью было оплачено из избирательного фонда кандидата в губернаторы Приморского края С. М. Дарькина