Владислав Паулюс: «Пуговица стала нашим талисманом»

Бывший босс "Кока-Кола Владивосток Боттлерс" женился на звезде балета
Из личного архива героя публикации | «Пуговица стала нашим талисманом»
Из личного архива героя публикации

В кулуарах владивостокской "Кока-Колы" живо обсуждают подробности женитьбы 37-летнего Владислава Паулюса - в недавнем прошлом директора этого предприятия. В известном смысле Владиславу Адольфовичу повезло вдвойне: прежде чем "пойти под венец", он спокойно пережил долгую командировку в Приморье. Работая здесь, не застал громкого скандала вокруг обнаружения некачественной "Кока-колы" в Европе, не увидел газетных статей о якобы безобразной технологии приготовления популярного напитка в пригороде Владивостока. Завод на Весенней исправно разливал "Спрайт", Фанту" и проч., а в душе его директора тем временем цвели сады...

Предсвадебные отношения Владислава Паулюса с балериной Илзе Лиепа длились ровно один год и не выходили за рамки эпистолярного жанра. Любовь зрела по-прибалтийски сдержанно и по-русски "без отрыва от производства". Паулюс посылал невесте трогательные послания из далекого Владивостока, в котором, как он сухо заметил в интервью "К", "ставил на рельсы интенсивного развития стабильно работающее предприятие". Тогда - во времена нашего пристального внимания к деликатному и утонченному директору местной "Кока-Колы" – он уходил от темы личной жизни, предпочитая порассуждать о японской кухне и бордосских винах. Почему-то скрывал место своего рождения, отшучиваясь: "Напишите, пожалуйста, так - СССР".

И вот, женившись, стал серьезным. Московский журнал "Профиль" опубликовал интервью с молодоженами под заголовком "Бог, балет и Coca-Cola". "Прохладительно-танцевальный" дуэт - сама идиллия, светлая религиозность, и супруг шутит разве что по поводу преданного проводника их взаимной любви - факс-аппарата. Узнав, что этот номер "Профиля" в местной "Кока-Коле" переходит из рук в руки, мы решили перепечатать эту публикацию для более широкой публики.

ВЕСНОЙ в жизни Илзе Лиепа произошло множество приятных событий: в ее честь была названа звезда в созвездии Скорпион, она дебютировала на сцене как драматическая актриса - в спектакле "Ваша сестра и пленница" сыграла Марию Стюарт. Наконец, в Николо-Богоявленском кафедральном соборе Санкт-Петербурга г-жа Лиепа венчалась с Владиславом Паулюсом. То, что их брак не зарегистрирован государством, молодоженов не смущает.

- Почему вы венчались в Петербурге?

Илзе Лиепа: Хотели оторваться от столичной суеты. В Петербурге, конечно, совершенно другой ритм жизни.

Владислав Паулюс: Первоначально мы планировали венчаться в Дивееве, в Нижегородской области, где находятся мощи Серафима Саровского и где я сам крестился. Но не получилось. А Москву мы даже всерьез не рассматривали. Кстати, настоятель Николо-Богоявленского собора отец Богдан, который освятил наш союз, в свое время венчал брата Илзе, Андриса, с его женой Екатериной.

- Но в загсе ваш брак не зарегистрирован?

И.Л.: Мы посчитали, что это может произойти и позже. Венчание для нас важнее штампика в паспорте.

- А как вы познакомились?

И.Л.: Год назад на съемках клипа компании Coca-Cola, где работает Владислав. Я пришла подписывать договор и... получилось, что подписала брачный контракт. Через год мы поженились.

В.П.: Мне, как директору по планированию, нужно было найти балерину для ролика. Я когда-то снимал квартиру у Андриса Лиепа и, пользуясь своим знакомством, позвонил ему. Спросил, не могла бы его сестра сняться в рекламе. Илзе согласилась. Мы договорились о встрече. Когда она пришла, я открыл дверь... Все. Больше рассказывать нечего.

- Илзе, теперь вы стали "лицом" компании Coca-Cola?

И.Л.: Я рекламировала минеральную воду Bon Aqua. Съемки клипа проходили в Стокгольме, и работала над ним шведская группа. На мой взгляд, это была хорошая работа. Мы снимали балетный экзерсис. Клип очень интересно смонтирован. Жалко, что его не показывают в России.

- А кока-колу вы пьете?

И.Л.: Мне она нравится. А мой брат без нее жить не может.

- Владислав, насколько я догадываюсь, вы по роду своей деятельности от театра далеки?

В.П.: Я родился и вырос в Литве, а в шестнадцать лет приехал в Москву и поступил в Институт международных отношений на экономический факультет. Потом восемь лет работал во Внешторге, а в 1991 году меня пригласили в компанию Coca-Cola - в первое представительство фирмы, открывшееся в нашей стране. Я, можно сказать, старейший "советский" сотрудник Coca-Cola: работал в московском офисе, потом в Прибалтике, год в Петербурге, год - директором завода во Владивостоке.

- В это время вы уже были знакомы с Илзе. Как же ваш роман продолжался, когда вы были так далеко друг от друга?

В П.: По телефону. Мы познакомились в апреле, а в середине мая я уехал во Владивосток. Знакомство недолгое, и в телефонных разговорах появлялась какая-то неловкость. Тогда мы начали писать друг другу письма и посылать их по факсу. Наш друг факсик нам очень помог. Толстая папка этих факсов хранится у нас до сих пор.

- Маяковский в письмах к Лиле Брик всегда рисовал грустных щенков. А вы что-нибудь рисовали?

В.П.: Пуговицу. Она стала нашим талисманом. Илзе как-то попросила меня подарить ей игрушку - кенгуру с кармашком, в котором сидел бы маленький кенгуренок. Она хотела чувствовать себя со мной так же безопасно, как этот кенгуренок. Игрушку я купил и собственноручно пришил к кармашку пуговицу - чтобы детеныш ни при каких обстоятельствах из своего убежища не вывалился.

- А каким было свадебное путешествие?

В.П.: Илзе хотела уехать куда-нибудь в деревню, чтобы остаться вдвоем, ведь именно в этом смысл свадебного путешествия. Мне показалось, что уединиться можно иначе, - мы отправились во Францию, а потом в Италию.

И.Л.: Сначала я достаточно спокойно отнеслась к этой затее, но в результате не пожалела. Мы путешествовали три недели, были в Париже, Флоренции, Неаполе и Риме. И это было замечательно.

- Илзе, Владислав вас часто удивляет подарками?

И.Л.: На день рождения он подарил мне звезду. Настоящую. Новую звезду в созвездии Скорпион. Все обещают достать для своих любимых звезды с неба, а он, человек практичный, ничего не обещая, взял - и сделал.

- Эту звезду можно увидеть без телескопа?

В.П.: Нет, Скорпион находится очень далеко от Земли. Но когда звезде присваивают имя, то вручают специальный сертификат и карту звездного неба, где она отмечена. Я заранее приготовил Илзе этот подарок: дать звезде имя не так-то просто. Нужно время, чтобы занести ее в звездные каталоги. Впрочем, "звезду" Илзе Лиепа можно увидеть и на сцене.

- Илзе, недавно вы дебютировали как драматическая актриса. Это эксперимент или вы решили оставить балет?

И.Л.: У меня есть опыт работы в кино. Я снималась у Булата Мансурова в "Блистающем мире", вместе с отцом - у Натальи Бондарчук в "Детстве Бэмби", в "Михайло Ломоносове" Александра Прошкина, в "Шахерезаде" у Андриса.

Мне всегда хотелось попробовать себя на театральной сцене. Когда я окончила хореографическое училище, у меня появлялись мысли бросить... нет, скажем так, поменять профессию. Но характера и решимости для такого серьезного шага тогда не хватило.

Но все же я не жалею, что стала именно балериной. Моя профессия - это суровый путь воспитания. Как никакое другое занятие, она формирует в человеке умение учиться. Не скажу, что учеба дается мне легко, но я этих трудностей не боюсь.

- Кто пригласил вас на роль Марии Стюарт?

И.Л.: Вот уже несколько лет я сотрудничаю с продюсерским центром "Театральный дом". Он занимался организацией моих балетных выступлений в Петербурге. А год назад его руководитель Наталья Колесник дала мне прочитать пьесу Людмилы Разумовской "Ваша сестра и пленница" о Марии Стюарт и Елизавете Английской. Сказать, что пьеса меня очень тронула, значит, не сказать ничего. Я поняла, что она написана человеком глубоко верующим, и это особенно меня приблизило к автору.

Я и не надеялась, что на постановку удастся найти средства. Даже когда мы приступили к репетициям, я, честно говоря, до конца не верила, что планы осуществятся. Но думать о роли не переставала даже во время свадебного путешествия. Образ Марии Стюарт чуть ли не преследовал меня. Даже в Италии в одной картинной галерее я неожиданно наткнулась на портрет английской королевы.

- Вы не боитесь строгих критиков?

И.Л.: Когда читаешь о себе в прессе что-то плохое, каждый раз переживаешь, хотя, по идее, надо не обращать внимания. Но люди ведь занимаются творчеством не ради положительных рецензий. Когда мы работали над спектаклем "Ваша сестра и пленница", для меня каждый репетиционный день был праздником.

- Есть ли у вас кумиры среди актеров?

И.Л.: Мой отец. Сейчас, после участия в спектакле, я по-новому поняла и оценила его удивительный актерский дар. Он ведь и над балетными ролями работал как драматический актер. И меня этому учил. Не всегда учителем становится тот, кто читает лекции, чаще всего - близкий человек. Ты невольно впитываешь его отношение к жизни, его энергию, заражаешься любовью к делу.

- Илзе, как отнесся Владислав к вашей новой работе?

И.Л.: Я знала, что драматический театр - это очень сложно, но, честно сказать, не предполагала, что настолько. Моя мама, Маргарита Жигунова, больше двадцати лет прослужившая в Московском театре имени Пушкина, сейчас мне говорит: "Теперь ты понимаешь, каково было мне?" Теперь я понимаю.

После первых репетиций, когда ничего не получалось, я пришла в отчаяние и решила из спектакля уйти. Но Владислав убедил меня, что это необходимо, даже текст со мной читал, помогал находить какие-то особенные интонации. Так что спектакль - это наша совместная премьера.

В.П.: Судьба балетного артиста достаточно жестока. Илзе сейчас в прекрасной форме, но нужно подумать о будущем. Что делать дальше? Илзе - человек деятельный, она ищет новое применение своим талантам и очень серьезно относится к каждому новому делу.

- А как устроен ваш быт, в каких национальных традициях - литовских, латышских или русских?

И.Л.: Вот дом Ростроповича в Париже - он российский или французский? Сложно сказать. Я родилась и всю жизнь прожила в Москве, Владислав тоже давно живет в столице. У меня, конечно, много связано с Ригой, и я очень трогательно отношусь к этому городу, к Латвии. Но мы православные.

Домом мы занимаемся вместе. Как сказал один мой приятель, супругам необязательно самим чистить картошку - они должны организовать процесс. У Владислава это хорошо получается. У нас есть замечательная помощница. А в идеале мне бы хотелось иметь дом за городом.

- Вы коллекционируете антиквариат?

И.Л.: Я - нет. Отец увлекался антиквариатом и вообще тонко чувствовал красоту вещей. Когда я была маленькой девочкой, однажды утром он пришел ко мне в комнату и повесил на стене несколько гравюр. "Зачем?" - спросила я. "Как ты не понимаешь?! - воскликнул он. - Когда ты утром открываешь глаза, ты должна видеть что-то красивое".

- Недавно информагентства сообщили, что ваш брат Андрис хочет сменить российское гражданство на латышское. Вы не думаете последовать его примеру?

И.Л.: Пока это только разговоры. Но если это и произойдет, то ничего страшного не случится. Какой бы паспорт у него формально ни был, он останется православным по духу, так же, как и я, выросшим в России.

- Илзе, это ведь ваш второй брак...

И.Л.: Мой первый муж - ленинградец, скрипач Сергей Стадлер. Мы расстались, и тому были причины. Двум творческим людям порой сложно жить вместе. Каждый мечтает реализовать в первую очередь себя, а семья - это во многом жертва. Я очень уважаю ум и талант своего первого мужа и каждый раз, когда его вижу, понимаю, почему я вышла за него замуж.

Но теперь я другая. На своих ошибках мы учимся и потом стараемся их не повторять. Да и чувства, которые связывают нас с Владиславом, совсем иного свойства.

В.П.: Наш мир, я имею в виду Илзе и мой, во многом стал общим благодаря вере. Я думаю, без воли Божьей мы бы прошли мимо друг друга. Действительно, какие общие интересы и темы могут связать балерину и топ-менеджера крупной западной корпорации? Но когда есть единая духовная основа, то все становится на свои места.

И.Л.: За что люди любят друг друга, объяснить очень трудно. Говорят, с кем венчаться, с тем и кончаться. И мы просим Бога не разлучать нас.