Татьяна Липатова: «Я перестала быть «хорошей девочкой»

Татьяна Липатова, координатор проектов ТРК «Приморское кольцо». Во Владивосток прибыла в 1977 г. Здесь же окончила среднюю школу №7. Первое высшее образование получала в ДВГУ, а затем в Дальрыбвтузе по специальности «водные биоресурсы и аквакультура». В 1996 г. закончила Международную бизнес-академию по специальности «менеджер-управляющий высшего звена барного и ресторанного дела, гостиничного и туристического бизнеса». В разные годы много работала в сегменте HoReCa, а также в области рекламы, пиара, кейтерингового обслуживания, событийного маркетинга, вела собственный бизнес. Открыла первый в столице Приморья салон татуировки и пирсинга «Адреналин», была управляющей клубами BSB и Outholl, с 2011 г. по 2017 г. — директор комплекса отдыха «Маяк». С 2017 г. по 2018 г. — операционный директор ТРК «ПримРинг», сегодня является координатором событийных и бизнес-проектов в сегменте HoReCa, в том числе таких, как дрифт-битва D1 Primring GP и Международный автосалон VIAS. Владеет английским языком. Воспитывает сына и дочь. фото: предоставила Т. Липатова |  «Я перестала быть «хорошей девочкой»
Татьяна Липатова, координатор проектов ТРК «Приморское кольцо». Во Владивосток прибыла в 1977 г. Здесь же окончила среднюю школу №7. Первое высшее образование получала в ДВГУ, а затем в Дальрыбвтузе по специальности «водные биоресурсы и аквакультура». В 1996 г. закончила Международную бизнес-академию по специальности «менеджер-управляющий высшего звена барного и ресторанного дела, гостиничного и туристического бизнеса». В разные годы много работала в сегменте HoReCa, а также в области рекламы, пиара, кейтерингового обслуживания, событийного маркетинга, вела собственный бизнес. Открыла первый в столице Приморья салон татуировки и пирсинга «Адреналин», была управляющей клубами BSB и Outholl, с 2011 г. по 2017 г. — директор комплекса отдыха «Маяк». С 2017 г. по 2018 г. — операционный директор ТРК «ПримРинг», сегодня является координатором событийных и бизнес-проектов в сегменте HoReCa, в том числе таких, как дрифт-битва D1 Primring GP и Международный автосалон VIAS. Владеет английским языком. Воспитывает сына и дочь. фото: предоставила Т. Липатова

В прошлом году Татьяна Липатова неожиданно для всех покинула комплекс отдыха «Маяк» и отправилась осваивать событийный бизнес-проект в ТРК «ПримРинг», который в интервью «К» трехлетней давности называла своим конкурентом. Что заставило ее открыть новую главу?

—Татьяна Валерьевна, «Маяку» вы отдали шесть лет. Не жалко было расставаться?

—Расставаться всегда тяжело, больно, потому что каждый проект для меня — это ребенок, я его ращу и потом отпускаю. Страшно, да, и ты будешь чувствовать пустоту. Но это круговорот жизни. Сейчас я могу позволить себе выбирать более долгосрочные проекты, в которые можно погружаться на протяжении длительного времени. «Маяк» пока был самым долгим.

Я приобрела огромный опыт во всем, что связано с дорожными покрытиями, укладкой брусчатки, строительством и комплектацией объектов, вплоть до самых мелочей. Где висит крепление для туалетной бумаги, как стоит унитаз, надежно ли закреплена дверь — из таких деталей в том числе и рождается потом общая атмосфера. Что касается творчества, «Маяк» — очень интересная история с точки зрения ландшафтного дизайна. Изначально хотелось создать пространство естественного, природного типа, но в то же время ухоженного и запоминающегося — мы креативили, воплощая эту идею.

— Но 20 тыс. за номер — оправданно ли?

— Здесь двоякая история. Понятно, что 5 тыс. рублей в сутки за «фанерный домик» без удобств — неоправданно дорого, и от таких цен волосы встают дыбом. Но чтобы создать, например, комплекс отдыха уровня «Маяка», необходимы очень большие вложения, а бизнес, связанный с загородными отелями, всегда подразумевает долгий срок окупаемости, в среднем 8–10 лет.

20 тыс. за сутки, конечно, много, за эти деньги можно прекрасно отдохнуть во Вьетнаме или на Бали, где уже сложилась своя легенда, интересная туристам, — то, ради чего едут. Владивосток пока эту легенду только создает, но ценообразование — штука достаточно интуитивная, и если спрос есть, почему не держать высокие цены? Все по-честному.

Свои нюансы

— «ПримРинг» все-таки про спорт. Сложно ли осваивать новую нишу?

— Я достаточно уверенный в себе человек в том плане, что с точки зрения управления проектами, когда есть опыт в разных областях, ниша не принципиальна. Помните, в фильме «Москва слезам не верит» говорили: если научился организовывать трех человек, дальнейшее количество уже неважно. Здесь примерно та же история.

Каждый проект имеет более­-менее стандартную структуру, внутри которой можно уже заниматься операционным управлением. В спортивном маркетинге есть свои нюансы, связанные именно со сложностями организации спортивного блока, потому что это спортсмены, лицензии, судьи, безопасность и т. д. «ПримРинг» плотно работает с Приморской автомобильной федерацией, которая, собственно, и закрывает эти вопросы, а для меня, как для операционного директора, было важно, чтобы все было красиво и комфортно, без травм и происшествий.

Спортивный маркетинг традиционно во всем мире собирает очень большое количество людей, усиливает туристические потоки в город, где проводится мероприятие, и хочется в этом плане достойно представить Владивосток. Отработав с командой «ПримРинг» год в качестве операционного директора, я осталась координатором двух проектов — D1 Primring GP и автосалона VIAS.

— В сентябре будет проходить пятая, юбилейная дрифт-битва. Как готовитесь к ней?

— Это будет очень интересно. На дрифт-битву D1 Primring GP — 2018?15–16 сентября к нам приезжают лучшие японские пилоты, делегация японцев порядка шестидесяти человек. А 8–9 сентября «ПримРинг» примет финал RDS GP на первых Всероссийских соревнованиях Гран-при российской дрифт-серии, где соберутся лучшие спортсмены из России. Получится такой проект «три в одном» — D1 GP, RDS GP и третий Международный автосалон VIAS в LIVE-формате, который пройдет в рамках D1 Primring GP-2018. Моя задача в составе оргкомитета — уместить все это на одной территории, развести все потоки и сделать так, чтобы людям было комфортно.

— На заре событийного маркетинга организовывать все эти мероприятия было сложнее?

— Конечно. Сейчас можно найти несколько крупных подрядчиков, которые обеспечат весь блок работ, будь то логистика, услуги переводчиков, экскурсионная программа. А раньше нам буквально приходилось изобретать велосипед. Если требовалось перевезти 300 человек, мы нанимали восемь автобусов по 45 мест, принадлежащих разным владельцам. Когда я занималась кейтерингом, у меня был склад, где лежало, например, 300 одинаковых вилок, потому что найти нужное количество столовых приборов тоже было огромной проблемой. Сегодня таких проблем нет: подрядчики готовы предоставить пятьдесят официантов, десять поваров или восемь автобусов со своим диспетчером.

«Важен сам факт делания»

— В интервью «К» в 2015 г. вы сказали: «Приморский рынок рекреационных услуг можно сравнить с дрожжевым тестом в квашне: бурный процесс идет, бродит, так сказать, но пока все бесформенно». Как сейчас оцениваете ситуацию?

— На мой взгляд, основные критерии хорошего отдыха для любого человека — это чистота, красота и хорошая, правильная инфраструктура. И если в плане чистоты не может не огорчать то, что происходит на наших пляжах, есть ряд проблем, связанных с благоустройством, то красотой Дальний Восток в принципе не обижен. Кроме того, появляются новые мосты, дороги, благодаря которым природа становится доступнее.

Инфраструктура развивается. Активность в плане инвестиционных проектов очень большая. Здесь я могу привести аналогию с воспитанием детей, когда нужно акцентировать внимание на достижениях: «Вот это ты сделал хорошо, а над этим надо поработать». У ребенка, которого все время ругают, будет меньше стимулов к развитию. И меня, например, очень расстроила история с «Семью сопками», когда на авторов этой скульптурной группы обрушился просто шквал критики, хотя идея изначально благая, и деньги на ее реализацию были собраны через краудфандинговую платформу.

— Но ведь скульптура с художественной точки зрения, мягко говоря, неоднозначная. Есть повод вспомнить Никиту Хрущева, танки и выставку авангардистов.

— Важен сам факт делания. Если вы уверены, что ваши художественные вкусы лучше, чем у этих ребят, создайте то, что считаете красивым, а потом давайте сравним. Тогда это будет честно. Спор из серии: «Вы сделали уродство, а деньги попилили или не попилили, но все равно уродство» — не конструктивен. Можно сколько угодно спорить о художественной составляющей, но странности — это то, что отличает, и, вполне может быть, какой-нибудь турист потом будет рассказывать, что был где-то на краю земли, во Владивостоке, и видел такую «странную фигню». И вообще город неплохой, и море рядом, и красиво.

— То, что вы сказали, многое о вас говорит. Получается, вы за эксперименты, ловите тренды и не боитесь отойти от формата?

— Более того, я люблю это. Для меня очень важна творческая реализация проекта, мне нравится создавать проектную историю, придумывать концепцию, реализовывать ее и делать так, чтобы она отличалась от других. Даже в одном сегменте все равно можно сделать что-то необычное, пусть это понравится не всем. Такое творчество очень спасает от операционной рутины. Ведь, с одной стороны, любой проект — это операционка, причем очень детальная, подробная, глубокая, когда приходится всегда узнавать что-то новое, консультироваться, спрашивать, читать какую-то литературу. А с другой — все равно это креатив.

— Кризисная ситуация в экономике дает о себе знать? Компании сокращают бюджеты?

— Кризис есть, конечно. Что касается маркетинговых бюджетов, из которых, к примеру, растет вся событийка и рекламные кампании, они стали значительно скромнее, и бренды, которые раньше позволяли себе «креатив во все стороны», крайне ограничены в своих возможностях. Поэтому какие-то сумасшедшие, интересные проекты, которые мы реализовывали раньше, сегодня уже маловероятны. Креатив — это всегда допбюджет, стандарт стоит дешевле. Плюс средний чек по гостям начиная с 2014 г. упал процентов на 30–40. Люди в большинстве своем боятся тратить деньги и занимают выжидательную позицию.

«Стрессам можно противостоять»

— Различные проектные работы вас как-то изменили?

— Наверное, главный вывод, который я сделала исходя из своего опыта, — пора перестать тратить время на ненужных людей. Если раньше для меня было очень важно оставаться «хорошей девочкой», для каждого найти время, возможности и ресурс, сейчас я понимаю, что есть люди, которым это действительно необходимо, и важно мне с точки зрения обмена энергией. А а есть те, кто хочет «сесть на уши», поплакаться, бесплатно использовать мои навыки, прикрываясь добрыми отношениями.

Я начала фильтровать, и мне стало действительно легче, потому что, распрощавшись с синдромом «хорошей девочки», я экономлю время для своей семьи, детей, увлечений и, наверное, уже перестала испытывать чувство вины по этому поводу. В работе точно так же. Уже могу позволить себе выбирать проекты, где есть интересная идея, возможности для творчества, понимая, что пропущу это через себя и дам миру что-то.

—Любой проект — все-таки большой стресс. Вам не надоело «прыгать с парашютом»?

— Стрессам можно противостоять. Медитация, тренинги, хобби — каждый выбирает, что ему ближе. Я занимаюсь йогой уже больше восьми лет, три раза в неделю посещаю бассейн, ведь, какой бы сумасшедшей ни была проектная работа, телу не хватает движения, а без него мозги не работают. У меня появилось новое хобби — каяки, хотя это скорее возможность попасть в какие-то маленькие заповедные бухты, где тихо и невероятно красиво.

Во-вторых, очень важно оставаться женщиной — не истеричной, не скандальной, а именно мягкой, сейчас я даже больше учусь расслабляться, показывать эмоции, потому что из женского начала рождается творчество.

«Чистить флешку», конечно, нужно, но вообще стресс — для определенного типа людей. В какой-то степени я — адреналинщица, только реализуюсь не в прыгании с парашютом, а в моих проектах, в том числе как антикризсиник. Не раз пыталась от этого уйти и говорила себе: «Но ведь хорошо, тихо, спокойно, ну куда тебя несет?», а потом понимала, что не представляю себя вот без этих всплесков, без этого удивительного ощущения, когда проект закончен, и внутри меня маленькая девочка говорит: «Я все это сделала». Это не сравнить ни с чем, и, наверное, это то, ради чего я живу.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ