Юрий Крикунов: «Надо избавиться от формализма и уже отживших ведомственных инструкций»

Главный милиционер Приморья о зарплатах, дружинниках и технологиях
из личного архива героя публикации |  «Надо избавиться от формализма и уже отживших ведомственных инструкций»
из личного архива героя публикации
Анкета
Крикунов Юрий Иванович, 45 лет.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: п. Белогорко, Киргизская ССР.
ОБРАЗОВАНИЕ: Академия МВД РФ, 1998 г., организатор правоохранительной деятельности.
КАРЬЕРА: В ноябре 1977 г. поступил на работу в дальнегорскую милицию, где прошел все ступени служебной карьеры - от милиционера до начальника ОВД Дальнегорска. С января 2000 г. - заместитель начальника МОБ УВД ПК, с декабря 2001 г. - и.о. начальника МОБ УВД ПК. 
ПОСЛЕДНИЕ УСПЕХИ ПО СЛУЖБЕ: по итогам 2001 г. МОБ УВД Приморского края была признана лучшей в России.
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, двое детей.
СРЕДСТВО ОТ СТРЕССОВ: отдых на природе с семьей, когда это удается, и регулярные занятия спортом (волейбол, водные лыжи, пулевая стрельба, в последнее время появился интерес к бильярду, подводному плаванию, конному спорту).
ЛЮБИМЫЙ НАПИТОК: любые напитки, кроме алкогольных. 
АВТОМОБИЛЬ: служебный, Toyota Prado. 

Для и.о. начальника МОБ УВД Приморского края, подполковника милиции  Юрия Крикунова этот год юбилейный - в ноябре исполнится 25 лет его службы в органах внутренних дел. Заметим, безупречной службы, при том, что Крикунова можно отнести к разряду не совсем типичных милиционеров. Например, будучи еще простым инспектором ГАИ, он считал своим долгом активно заниматься еще и  "пиаровской" деятельностью: писать статьи в газеты и журналы на тему безопасности дорожного движения, читать лекции в школах, снимать учебные фильмы... Работать в милицию, как он говорит, пошел по призванию, потому что кто-то должен защищать людей в мирной жизни. Достигнув очередной ступени в служебной карьере, Крикунов считал, что надо еще учиться и учиться, и это, по его собственному признанию, здорово ему помогло в становлении как профессионала. Как бы мы ни относились к милиции - а каждый относится по-разному, - в ней есть образцовые (и думающие!) офицеры. И один из них - Юрий Крикунов.

- Помимо прочего в задачу милиции общественной безопасности входят обеспечение порядка на улицах и в иных общественных местах, охрана жизни и здоровья граждан. В царской России эти функции возлагались на городовых. Вы не обидитесь, если вас так назовут?

 - Ничуть не обижусь. В советские времена было такое восприятие городового, как какого-то держиморды, который, как показывали в фильмах, только и делал, что свистел в дуду и разгонял демонстрантов. А ведь это были не только верные слуги царя и отечества, но и прекрасно обученные постовые, которые, кстати, держались за свое место. В своем околотке (по-нынешнему - участке) городовой знал все, и все его знали, это была уважаемая фигура, которая только одним своим видом олицетворяла порядок. К сожалению, сегодня сотрудников милиции больше называют ментами, к чему отношусь отрицательно.

- Говорят, что в середине 80-х в Дальнегорске водители, как огня, боялись встречи на дороге с инспектором ДПС старшиной милиции Крикуновым, которого было "не прошибить" ни уговорами, ни деньгами, если кто-то совершил даже мелкое нарушение правил дорожного движения. Это так?

 - Ну, может быть, и боялись, но только те, кто позволял себе сесть за руль в пьяном виде, их я задерживал по сотне и более за год - это действительно было. Но то, что касается мелких нарушителей, - это не совсем верно. К таким я старался зря не цепляться, потому что считал и сейчас считаю, что иногда  вполне достаточно ограничиться соответствующим внушением, то есть профилактической мерой.

Ведь водители часто ругают ГИБДД (кстати, хорошо, что название ГАИ снова возвращается) даже не за то, что кого-то там поймали за нарушение правил, а за унижение, которое они порой терпят от человека в милицейских погонах. Хотя надо сказать, что и водители сейчас другие.

Раньше среди них было больше профессионалов, с места аварии никто не сбегал, как это нередко сейчас происходит, да и вообще нравы на дороге были попроще. Если кто-то оказывался виноватым, то обычно сразу это признавал. Ведь от того, как человек относится к своему проступку (хороший инспектор ДПС это сразу видит), зависит и степень наказания. Это и есть неформальный подход к выполнению своих обязанностей, чего я требую от подчиненных.

- Согласно соцопросам, по степени доверия граждан милиция стоит на последнем месте среди силовых ведомств. В связи с этим министр МВД Борис Грызлов считает, что самая главная задача милиции сейчас заключается в восстановлении такого доверия. Что вы думаете по этому поводу?

- На мой взгляд, прежде всего надо избавиться от формализма и уже отживших ведомственных инструкций. Во многих странах давно уже нет такого показателя, характеризующего эффективность работы правоохранительных органов, как процент раскрываемости преступлений. А у нас до сих пор спрашивают за рост преступлений, причем всех без разбору, например, за кражу курицы... Поэтому в отделениях милиции порой находят предлоги, чтобы не регистрировать заявления граждан. Мое мнение: спрашивать надо в основном за рост тяжких преступлений, только тогда можно избавиться от процентомании. Кстати, сейчас УВД края в числе семи регионов страны участвует в эксперименте по совершенствованию системы оценки работы милиции и уже есть результаты: случаев сокрытия правонарушений стало меньше.

- Как вы относитесь к недавно изданной руководством МВД секретной директиве, согласно которой ГИБДД в категорической форме предложено оценивать деятельность сотрудников ДПС не по количеству выявленных ими нарушений правил дорожного движения, а по числу ДТП на участке дороги, патрулируемом каждым инспектором. 

- Как отношусь? Директиву надо выполнять, тем более что задача в ней ставится совершенно правильно. Хотя должен сказать, что, когда я работал начальником Дальнегорского РОВД, такая система оценки у нас уже действовала, то есть часто поощрялся не тот инспектор, который предъявлял, допустим, 100 протоколов, а тот, кто имел их всего 10... Ведь всегда надо смотреть: если инспектор задержал пьяного водителя и тем самым фактически спас чью-то жизнь (в первую очередь, может быть, жизнь самого водителя) - это одно, а если за 2 часа "дежурства" у знака STOP "настрогал" 50 протоколов - это другое. Я думаю, что это правильно, когда за каждым участком основных дорог закрепляется инспектор ДПС, тогда можно отслеживать: сколько на этом участке совершено ДТП, какова их причина, где в это время был сотрудник дорожной милиции, чем он занимался.

- С вступлением в силу с 1 июля нового Административного кодекса конфликтные ситуации между водителями и инспекторами ГИБДД в основном будут разрешаться в суде. Однако уже сейчас высказываются предположения, что ГИБДД будет проигрывать в суде одно дело за другим, поскольку не готова к этому новшеству...

- Я задам встречный вопрос: "А готова ли сама судебная система к применению этого кодекса?" Ведь у нас опять телегу ставят впереди лошади. Новый Административный кодекс будет действовать с 1 июля, а мировые суды, где и должно рассматриваться большинство спорных ситуаций, возникающих между ГИБДД и водителями, полноценно начнут работать в крае только с 1 января 2003 года. Получится, что мы будем вынуждены направлять дела в суды общей юрисдикции, которые и без того перегружены работой. И значит, что вообще никакие дела по дорожно-транспортным нарушениям не будут рассматриваться, люди будут зря мыкаться по судам.

С другой стороны, конечно, надо повышать профессиональный уровень сотрудников ГИБДД. Ведь при возникновении конфликтов на дорогах порой очень многое зависит, казалось бы, от простых вещей, например, от грамотно составленной схемы ДТП.

Впрочем, в скором будущем такие схемы и составлять не понадобится... Есть такой спецприбор, с помощью которого инспектор при выезде на место происшествия фиксирует ДТП. На это требуется буквально несколько минут, после чего машины можно уже "растаскивать", то есть в результате аварии уже не будут создаваться огромные пробки на дорогах. В общем, ГИБДД-ГАИ понемногу начинает технически вооружаться. Например, на одном из КП мы установили прибор, который через компьютер считывает номера машин... С помощью такой техники появляется возможность оперативно устанавливать находящиеся в розыске автомашины, водителей, которые скрылись с места аварии и так далее.     

 - Сейчас поговаривают о воссоздании добровольных народных дружин как помощников милиции. Но из кого они могут формироваться? Или ДНД опять будет "рабоче-крестьянской", потому что трудно себе представить патрулирующего улицы коммерсанта с сотовым телефоном в руке и повязкой дружинника на рукаве...

- А ему, может быть, и не надо самому, как вы говорите, патрулировать улицы. Предпринимателю надо только предоставить какие-то льготы (например, немного уменьшить налоги в бюджет), а он взамен обязуется выставить дружину, которая должна отработать на охране общественного порядка столько-то человеко-часов. Полагаю, местная власть, как самая заинтересованная в поддержании общественного порядка, могла бы пойти на такой шаг, надо только все хорошо продумать.

Милиция, конечно же, нуждается в более широкой поддержке населения. Ведь часто нужен даже не дружинник, а просто понятой. Например, при изъятии наркотиков в квартире, которое без понятого процессуально оформить нельзя - это будет нарушением закона, и дело потом просто развалится в суде. Если такое изъятие происходит ночью, то найти понятых часто превращается в большую проблему: люди просто не открывают двери, поскольку напуганы.

Вот здесь мы возвращаемся к вопросу о том, что милиция должна завоевать доверие граждан, наладить контакт с населением. Ведь сколько пенсионеров по лавочкам сидят, какой это кладезь информации, которая может оказаться очень ценной! А как порой реагируют на "сигнал" в отделении милиции? "Не мешай, бабка, работать!" Такие случаи в нашей работе, к сожалению, есть.    

- Вопрос несколько провокационный. Всегда ли милиционер при исполнении своих служебных обязанностей должен действовать по закону? Или могут быть какие-то "нестандартные" ситуации?

- Милиционер должен действовать только в законных рамках. Преступать закон, даже во имя какой-то благой цели, - это все-таки скользкая дорожка. Хотя согласен, что ситуации могут быть разные, например, в работе с несовершеннолетними. В моей практике был случай, когда подросток совершил два десятка краж и снова шел на преступление, потому что чувствовал свою безнаказанность. Самое плохое, что вокруг него начала сколачиваться самая настоящая банда, и помешать этому было трудно. По моему мнению, этого отпетого подростка, которому не исполнилось еще 16 лет, надо было сразу отправить в колонию, но нельзя, не по закону!

- В Англии недавно парламент принял закон, согласно которому уголовная ответственность в этой стране наступает с 10 лет... 

- Вот именно! У нас ситуация с подростковой преступностью, особенно с распространением наркомании среди несовершеннолетних, думаю, ничуть не лучше, чем в той же Англии. Однако одни жесткие меры вряд ли принесут какой-то эффект, если за подростками не будет установлен надзор со стороны взрослых. Именно надзор! Ведь сколько раньше в городах и поселках края, даже в самой что ни на есть глубинке, было разных кружков, спортивных секций, в которых занимались дети. Сейчас всего этого нет, если и есть секции, то они, как правило, платные, а далеко не все родители могут устроить в них своего ребенка.

- По указанию президента Путина в стране развернута кампания по борьбе с детской безнадзорностью...

- Мне бы очень не хотелось, чтобы задача, поставленная президентом, обернулась только лишь кампанией... Милиция может, конечно, отловить всех беспризорников из подвалов, как это было после гражданской войны. Ну, отрапортуем, а дальше что? Пока в стране не будут созданы условия, о которых я говорил, одна милиция ничего не сделает. Особенно тревожно то, что до сих пор не удается остановить рост наркомании среди подростков - надо честно это признать. Мое мнение такое: за вовлечение несовершеннолетних в наркоманию надо давать такой же срок, как за убийство. Ведь распространение "дури" среди подростков - это самом настоящее убийство, причем самое мерзкое из всех - убийство юной души.

- Какая проблема, как руководителя МОБ УВД края, на сегодняшний момент вас больше всего заботит?

- Проблем хватает, но без сомнения одни из самых острых - это текучка кадров, падение престижа работы в милиции. Ведь посмотрите: таможня практически наполовину укомплектована бывшими сотрудниками милиции, другие силовые ведомства и частные охранные структуры - тоже. Уходят в основном лучшие кадры, настоящие профессионалы, а причина одна - невысокая зарплата, при том, что сотрудникам милиции часто приходиться нести службу сутками, да еще жизнью порой при этом рисковать...  К сожалению, сегодня на работу в милиции (имеется в виду рядовой состав) иногда идут за тем, чтобы, как говорится, перекантоваться несколько лет, пока по окончанию контракта не подыщется приличная работа на "гражданке". Например, в Хасанском РОВД в штате ППС не хватает порядка 30 человек, и взять их неоткуда, потому что на службу в милиции берут далеко не каждого. А все объясняется, в общем-то, просто: в поселке Славянка заработал судоремзавод, где заплата рабочего в 2 раза выше, чем у постового милиционера... 

Отдельно хотелось бы сказать о службе участковых. Чтобы подготовить настоящего участкового инспектора, нужно как минимум лет 10. Но проработав это время, люди уходят, и не только из-за одной зарплаты. В настоящий момент в штате УВД края состоят 872 участковых вместе с помощниками (некомплект - 85 человек), из них квартирами обеспечены 507, но только 311 человек имеют жилье непосредственно на участках, как это требуется по закону. Служебными помещениями вроде бы все участковые обеспечены, но вот телефонов всего около 300, да и те иногда отключают за неуплату...

Еще хуже с транспортом: на всех участковых его имеется всего 64 единицы, включая мотоциклы. Мы, конечно, требуем, чтобы участковые инспекторы несли службу как положено, но ведь сотрудникам нужно создавать условия - и в быту, и на работе! И еще, возвращаясь к разговору о воссоздании ДНД, - милиционерам надо платить достойную зарплату, тогда и необходимости в дружинах не будет.

- Но ведь с 1 июля зарплата милиционерам повышается...

- Этой прибавки все равно будет не достаточно, чтобы люди хотели идти на трудную и опасную службу в милицию. Должен сказать, что УВД края в адрес исполнительной власти Приморья направлено просьба-предложение о введении системы надбавок к зарплате сотрудникам милиции за счет местного бюджета. Такая система уже действует в Хабаровском и Красноярском краях, в Амурской области, на Камчатке и в ряде других регионов. Главный ее положительный момент состоит в том, что она в какой-то мере "привязывает" сотрудника милиции к работе за счет надбавок к основному окладу, которые каждый раз повышаются в зависимости от срока службы в органах внутренних дел. Мы очень надеемся, что подобная система будет введена и нашем крае. Тогда и постовых милиционеров, а значит и порядка, на улицах будет больше.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ