Игорь Михайлов: «Жизнь должна быть насыщенной»

Настоящий чекист в японской компании об ответственности, дисциплине и офицерстве
Константин Лыков |  «Жизнь должна быть насыщенной»
Константин Лыков
Анкета
Михайлов Игорь Петрович, 38 лет.
ОБРАЗОВАНИЕ: ДВПИ, электротехнический факультет (1984 г.), Высшая школа КГБ СССР (1989 г.).
ДОЛЖНОСТЬ: административный директор японской компании Sammit Motors Vladivostok.
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: жена Ольга, дочь Мария, ученица 10 класса.
ХОББИ: футбол по воскресеньям, бассейн по субботам и горные лыжи.

Игорь Михайлов в прошлом сотрудник органов госбезопасности, и это весьма заметно - собран, не делает лишних движений, взгляд внимательный, но не холодный, пиджак сидит идеально. Так и хочется продолжить классическим "характер нордический, выдержанный, в быту скромен, порочащих связей не имеет..." Настоящий чекист, одним словом. Японцы таких уважают.

Стоило ему начать перечислять свои директорские обязанности, мне даже как-то не по себе стало. В сферу его профессиональных интересов входит, как минимум, 8 стратегически важных направлений, начиная от продажи новых автомобилей и кадровой политики и заканчивая вопросами обеспечения безопасности бизнеса.

- Игорь, не давит такой груз ответственности?

- Нет, мне такой ритм жизни доставляет удовольствие. Жизнь должна быть насыщенной. Все оказывается не так сложно, когда работа четко структурирована и существует плановый подход. Например, когда нам настойчиво предлагали внедрить в нашем отделе продаж новых автомобилей ежедневные планерки по утрам и вечерам, вначале это вызвало негативную реакцию. Раз в день - вроде бы логично - вечером собрались, обсудили, что сделано, составили план на завтра. Зачем делать одно и то же дважды - непонятно. На это заместитель председателя совета директоров нашей компании г-н Кохама ответил, что весь мир работает именно так. А потом я и сам убедился в его правоте. Потому что у меня на глазах люди профессионально выросли буквально за два месяца. Причем список вопросов, которые они решали за день, увеличился с трех пунктов до восьми-десяти.

- Вам-то, наверное, было легче всех, все-таки бывший сотрудник госбезопасности - человек изначально дисциплинированный.

- Да. Но я же не сразу стал сотрудником КГБ. Вначале я закончил политехнический институт, четыре года работал в рыбном порту на разных должностях. Так получилось, что мне удалось поработать некоторое время стивидором - мастером по организации погрузо-разгрузочных работ на причале.

У меня под началом было пять-шесть бригад. И хотя там постоянно возникали разные неувязки с вагонами, с технологами и другие проблемы, я старался планировать деятельность так, чтобы мои люди заканчивали работу с хорошим результатом. И тогда я мог вернуться с работы с чувством рабочей гордости - оттого, что у меня никто не простаивал.

- Тогда вы уже имели отношение к органам госбезопасности?

- Они не выходили на меня раньше времени. Просто в один прекрасный момент мне самому опять захотелось чего-то нового в жизни. Хочется по молодости чего-то такого, знаете, чтобы экстра, чтобы супер! И еще мне очень хотелось, чтобы все было по справедливости. Тогда я полагал, что, работая в органах, не обязательно в КГБ - в милиции или в ГАИ... В общем, я мечтал, что буду бороться с преступностью, и жизнь сразу станет намного справедливее.

- В детстве зачитывались советскими детективами?

- Я любил читать, конечно, но чтобы детективы запоем - такого не было... И вот так получилось, что сведения о моем страстном желании бороться за счастливое будущее всей страны дошли до органов госбезопасности. И в один прекрасный день мне на работе сообщили с дрожью в голосе: "Вами интересуются из госбезопасности". А я как раз вернулся из командировки и сначала тоже на всякий случай забеспокоился. Меня пригласили, тщательно проверили и направили на высшие курсы КГБ в Киеве, после окончания которых я и служил в органах во Владивостоке. А сейчас... Не то чтобы "у КГБ длинные руки", но у нас руки, так сказать, не могут оторваться от прежней службы. Я, например, периодически консультируюсь с бывшими коллегами. И это помогает мне решать все рабочие вопросы так, чтобы наш бизнес развивался без катаклизмов.

- Вы уволились в звании капитана. Теперь форма офицерская висит в шкафу на плечиках?

- Из парадных брюк, по-моему, что-то сшили дочери. А китель с золотыми погонами висит еще. Красивый. Мне, кстати, в форме так и не удалось ни разу покрасоваться. Не представилось случая. К тому времени и престиж органов стал меньше, и денег стало мало. А некоторое время мы очень неплохо зарабатывали. Я даже не успевал тратить.

- Торговать красивыми и дорогими автомобилями - это так по-мужски - престижно. Вы за это любите свою работу?

- В этой жизни мне удалось попробовать многое. А в результате я нашел именно СВОЮ работу. Такую, что мне по душе. Во-первых, она связана с общением, а во-вторых - с анализом ситуаций и принятием решений. Причем это решения, за которые я несу материальную и моральную ответственность. Вот это, на мой взгляд, мужская работа. А насколько торговля дорогими автомобилями престижна для мужчины - вопрос спорный. При наличии определенных навыков и знаний, при равной с мужчинами убедительности у женщины больше шансов продать автомобиль.

Хотя мы всегда напоминаем своим сотрудникам: если у вас будет только одно страстное желание - "продать", вы никогда не достигнете успеха. Мы должны сделать так, чтобы потенциальный покупатель понял, что это он сам всегда хотел такую машину. Люди ведь покупают не вещи, а преимущества, которые дает обладание ими. И из всего разнообразия человек всегда выберет то, что сегодня решает его собственные проблемы.

- Чем вы руководствуетесь при подборе сотрудников для компании?

- Не могу сказать, что существуют строгие критерии, по которым мы определяем пригодность или непригодность. К нам приходят люди разного возраста с разным образованием. Это может быть и педагог, и выпускник морской академии, и инженер. Но готовых специалистов нет. В любом случае пройдет некоторое время, прежде чем человек приобретет необходимые навыки и умения, научится работать и вольется в компанию. При отборе кандидатов учитываются многие особенности, в том числе и умение одеваться. Вообще, внешний вид имеет огромное значение. Или, например, мы предлагаем человеку заполнить анкету. Из того, как он отвечает на вопросы, правильно ли их понимает, или спрашивает, "а как на это отвечать", указывает ли он сведения правильно - "работал с такого-то по такое-то" или пишет просто "три года", мы тоже делаем выводы. И на почерк внимание обращаем. К тому же у нашей компании существует определенная корпоративная политика, этика. Человек, приходя в компанию, должен принять ее, свыкнуться с ней, стать частью коллектива. Тогда уже у людей вырабатывается должный подход к отношениям с клиентом.

- Каким был ваш первый автомобиль?

- Горбатый "Запорожец" 1968 года выпуска. Мне он достался в 85-м. Наверное, тогда я ни морально, ни материально не был готов к тому, чтобы стать счастливым владельцем автомобиля. Я на этом "Запорожце" приехал из Большого Камня и даже не представлял, какие это проблемы - аккумулятор, колеса, запчасти. К тому же у меня не было гаража, а стоянок тогда не существовало. Я его бросал где попало, и в итоге в моих "умелых" руках он начал "умирать". Тогда я его быстренько-быстренько продал. По цене нового телевизора. Советский цветной телевизор стоил тогда 750 рублей. Мой второй автомобиль... тоже "Запорожец". Но уже красный - 968М. Наши бабушки его до сих пор с нежностью вспоминают: "Какой был красивый автомобиль!" Его приобретение было вызвано крайней необходимостью: я как раз тогда стал обладателем дачных шести соток - нас, лейтенантов еще, наделили землей - надо было на чем-то до участка добираться.

Тогда, помнится, показывали "Рабыню Изауру", и маленький переносной телевизор стоял в этом "Запорожце". Надо еще было оставить открытую дверь в определенном положении, потому что именно так она создавала эффект хорошей антенны... И все мои женщины при первых звуках бежали смотреть "Изауру", а я один там с кайлом "возделывал землю". Дача и сейчас жива. Я считаю, что очень полезно иногда прикоснуться к земле. Мы с женой уже там построили домик, и он даже недавно обрел крышу и нормальные очертания изнутри и снаружи. А в 1992 году у меня появилась первая "Королла", 1979 года выпуска. Тесть помог купить. По сравнению с "Запорожцем" - это, конечно, шик. Потом машины менялись. И все были "Тойотами". Я стал ярым приверженцем марки "Тойота", а три года назад и начал работать в компании, которая занимается продажей этих автомобилей.

- Ваша нынешняя "Тойота" из тех, что стоят в торговом зале?

- Нет, поскромнее. Я не придаю значения внешнему лоску. Для меня машина - средство передвижения. А может, просто я еще не достиг того уровня, когда обязательно нужен дорогой автомобиль. А для встреч, когда надо произвести впечатление, есть служебный - RAV4. К тому же дорогой автомобиль и содержать накладно. А "Королла" нормальная машина - простая в эксплуатации и надежная.

- Вы производите впечатление человека без недостатков. Может, вы скрытый семейный деспот? Ваша жена работает, или вы считаете, что женщина должна сидеть в особняке и заниматься воспитанием детей и хозяйством?

- Я не деспот, точно-точно нет. Женат уже 16 лет, и у нас растет дочь 15 лет. Надеюсь, что она через полтора года благополучно закончит школу и станет золотой медалисткой. Жена Ольга тоже окончила политехнический институт по специальности "архитектор", но последние лет десять работает в средней школе, в той же, где учится дочь. Преподает рисование и черчение. Думаю, что ей это занятие просто нравится, потому что преподавание в школе можно назвать "работой за деньги" с большой натяжкой. Зарплаты учительницы хватает разве что на оплату стоянки. Мы живем в обычной квартире, которую мне помог приобрести "АКФЕС", и некоторое время мне за нее еще предстоит рассчитываться. Она в старом жилом фонде, но мне очень нравится наш район.

Кстати, "квартирный вопрос" был одной из главных причин, по которой я оставил службу в органах госбезопасности. С семьей в общежитии жить, как вы понимаете, сложно.

- А враги у вас есть?

- Не думаю. Могут быть недоброжелатели или завистники. Но даже с теми людьми, в отношениях с которыми возникала определенная напряженность, я стараюсь поддерживать ровные отношения. Хотя бы на уровне вежливого "здравствуйте". Разве это лицемерие? Хотя, наверное, на меня обижаются довольно часто, потому что я требователен по отношению к другим. И характер у меня взрывной - могу накричать. И я такой прямой, как сабля, негибкий. Но все-таки мне кажется, что в большинстве люди ко мне относятся неплохо.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ