Ильгиз Багавеев: «"Генералы" сдают страну»

Ученый-бизнесмен о власти, законах и справедливости
Константин Лыков |  «"Генералы" сдают страну»
Константин Лыков
Анкета
Багавеев Ильгиз Ахметович, 51 год.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: г. Казань.
ОБРАЗОВАНИЕ: Казанский университет, физфак (1971).
КАРЬЕРА: после окончания университета приехал во Владивосток. Сотрудник института биологии моря (1971-74) и института химии (1974-84), доцент кафедры физики в Дальрыбвтузе (1984-87), зав.лабораторией горнотаежной станции (1987-92). Кандидат (1982), а затем доктор физико-математических наук (1992). В бизнесе с 1987 г. В настоящее время возглавляет ООО "Дальморснаб".
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: холост, сын и дочь.
АВТОМОБИЛЬ: джип "Сурф"
ХОББИ: один из руководителей клуба духовного общения "Орион".

Он происходит из древнего рода беков - доблестных татарских воинов. Некая воинственность, агрессивность, свойственные ему, находят выход в том, как Багавеев ведет свой бизнес – подчас довольно жестко. Хотя как иначе, учитывая сферу его деятельности? Созданная и возглавляемая Ильгизом Багавеевым компания "Дальморснаб" специализируется в рыбной отрасли.

К примерам, когда ученый становится бизнесменом, мы уже привыкли. Но странно: как в одном человеке уживаются докторская диссертация и 18 лет служения точным наукам с верой в Бога? Вера в Бога – с экспериментами в области духовных практик на границе с магией? Руководство клубом духовного общения - с руководством рыбодобывающей компанией?..

Хотя Ильгиз Ахметович это отрицает, жесткость его натуры все-таки проявляется в стиле руководства. При слове "Ахметыч" сотрудники "Дальморснаба" почтительно благоговеют. Уважают безмерно, проявлений гнева страшатся, при этом никогда не злословят за спиной. Сам он называет свой стиль "корпоративным".

- Каждый берет на себя ровно столько ответственности, сколько сможет поднять, соответственно и должность занимает такую, какую тянет. Не взирая, чей ты сын, зять или сват. (Со старшим сыном Тимуром наш герой довольно суров - тот трудится в отцовой фирме не каким-нибудь замом, а обычным менеджером. - Прим. авт.) Каждый наш рабочий день заканчивается планерками с "мозговым штурмом": любой сотрудник может высказать идею или соображение, тут же принимаются решения. Такие планерки порой длятся по три часа.

Лидерские качества Багавеева проявились еще на студенческой скамье Казанского университета, когда он в 19 лет возглавил стройотряд, вошедший своими трудовыми подвигами в историю Татарстана. Кстати, в его стройотрядах работал Александр Таркаев, ныне первый советник татарского президента Ментимера Шаймиева. Багавеев же выбрал море. С ним была связана большая часть его научной деятельности, поэтому вполне закономерно, что именно с морем связан и его бизнес

Справка "К": ООО "Дальморснаб" имеет в оперативном управлении БМРТ "Мыс Тихий", в собственности транспортное судно "Витим" и в бербоут-чартере ПТР "Берилловый". Занимается перевозкой и ловом рыбопродукции. Фактически "Дальморснаб" наряду с другими компаниями Багавеева - "Восток-2000" и "ДВ Восток" составляют единый холдинг, правда, пока не оформленный юридически.

- При нынешней налоговой политике не выгодно регистрировать холдинг, - говорит Багавеев.

С налоговиками у Ильгиза Багавеева свои счеты, которые он намерен свести через суд. "Взбесившиеся слуги народа" - так он называет авторов губительных налоговых законов. Дело в том, что не так давно Багавеев перевел "Дальморснаб" из оффшорной зоны города Элиста в родной Владивосток.

- Прежде чем пойти на это, мы тщательным образом консультировались с налоговой инспекцией, где нам обещали помощь и режим наибольшего благоприятствования в пределах возможного. И это понятно, ведь стабильно работающее производство - это и рабочие места, и увеличение налоговой базы. На деле мы столкнулись с ситуацией с точностью до наоборот - налоговики тут же "наехали" на нас, сейчас мы с ними судимся и неизвестно когда из судов вылезем. Они уже успели нас значительно оштрафовать, хотя окончательного судебного решения еще нет.

- Пожалели о том, что ушли из офшора?

- Конечно. Во всяком случае стало ясно, что государственным органам по-прежнему ни в чем доверять нельзя.

- А из каких соображений вы перевели предприятие во Владивосток?

- Показалось, власти начинают осознавать, что убивать производителя бесперспективно. Но, как видим, только показалось. Государство, как и раньше, с нами борется, и довольно успешно.

- Какие проблемы вас сейчас особенно волнуют?

- Отсутствие возможности взять кредиты. Ни один банк сегодня не проводит нормальной кредитной политики. Они занимаются играми в пирамиды, в ГКО, во что угодно, только не выполняют свое прямое назначение - аккумулировать деньги населения, чтобы помочь производству. Во всяком случае, ни в Инкомбанке, ни в "Дальневосточном", ни в Дальрыббанке мы не смогли взять ни рубля кредита, сколько не вели переговоры.

- Я знаю, что вы все равно собираетесь расширяться...

- Да, у нас программа-минимум - 9 судов в течение 2-3 лет. Один танкер, два перевозчика, БМРТ или РТМ из крупных, остальные СРТМы, хотим также купить японскую шхуну-сайролов (сайра пока не лимитированная продукция, хорошо раскручена, ее неплохо берет население), а также кальмаролов (кальмар тоже не квотируется).

- У вас есть проблемы с квотами?

- Такие проблемы есть всегда. Существуют противоречия, например, в том, что рыболовный флот концентрируется на Дальнем Востоке, в Приморском крае, а квоты стали выдавать по областям, в итоге нередко Приморью квот не хватает, а, к примеру, Хабаровский край свои не осваивает.

- Как же можно усовершенствовать систему квотирования?

- В первую очередь, по моему мнению, в госкомитет по рыболовству должны прийти профессионалы, коими не являются сегодняшние его руководители во главе с Ермаковым. Их деятельность губительна для отрасли. Например, сегодня стало практически невозможно предприятиям обмениваться квотами, перекидывать их друг другу, а ведь необходимость в этом возникает достаточно часто. На совести нынешнего комитета и другие несуразности.

- Говорят, выловленная в дальневосточных водах рыба в Москве стоит дешевле, чем в самом Владивостоке. Правда ли это, а если да, то почему такое возможно?

- К этому приводит целенаправленная политика московских торговцев. Официально у нас как бы нет рыбной биржи, но в реальности она существует, и мы это ощущаем по некоторым косвенным признакам. Московские продавцы хорошо организованы и могут сильно влиять на ценообразование. Они целенаправленно сбивают здесь цены на оптовую рыбопродукцию и скупают ее по дешевке. Мы чувствуем эту игру "быков" - столичных "рыбных" маклеров, чувствуем, как кто-то останавливает денежные потоки, поэтому предприятия, не имея наличных денег, а значит возможности купить топливо, снаряжение, расплатиться с работниками, вынуждены скидывать рыбопродукцию по дешевке.

Например, мы в этот сезон были вынуждены продать горбушу всего-то по 13 рублей за килограмм. А вот если бы можно было взять кредит в банке, проблема была бы решена.

- Почему, на ваш взгляд, терпят бедствие гиганты рыбной отрасли Приморья? Почему теряют корабли, погрязли в долгах, становятся банкротами? Как по-вашему, были у них шансы после приватизации выжить?

- Конечно, шансы у них были громадные, при правильной постановке дела эти предприятия, владея мощнейшими ресурсами - материальными, техническими, кадровыми, могли бы стать просто островками образцового коммунистического рая. Но к руководству там пришли те, кто думал лишь сегодняшним днем, кто, боясь, что "лафа" вот-вот закончится, торопился извлечь выгоду как можно скорее, навариться и скрыться. В итоге предприятия угробили.

Такие вот "генералы" повсеместно сдают страну.

Я вообще думаю, что мы - поколение, проигравшее третью мировую войну на всех ее фронтах - идеологическом, валютном, информационном... Мои дед и отец победили во Второй Мировой, а я проиграл третью - вот что обидно осознавать. И пока у штурвала нашего государства останутся нынешние правители, она все больше будет обращаться в рабство. Менять надо весь верхний эшелон. Иначе будем мучиться дальше.

- Может быть, выход - уехать из этой побежденной, разграбленной страны? Благо, человек вы не бедный и место под солнцем в каком-нибудь сытом, тихом, цивилизованном краю себе и детям обеспечить наверняка сможете...

- Да нет уж, где родился и вырос, там и буду жить. Я, как человек верующий, считаю, что выбор места рождения человека не случаен и надо нести свой крест до конца. К тому же, несмотря ни на что, Россия для меня остается самой интересной страной. Я достаточно поездил по миру, у них там, конечно, все правильно и удобно, но поверьте мне, нигде не интересно так, как сегодня в России.

- Немало говорят о криминализации рыбной отрасли.

- Самая криминализированная часть общества - это наши правители. По сравнению с ними криминал нашего уровня - это детские игрушки. Хотя, конечно, было всякое. Приходилось сталкиваться и с бывшими работниками КГБ, и просто с бандитами. Вы сами могли видеть, какая у меня на входе охрана.

- Расскажите, как из человека, занимающегося наукой, вы стали владельцем пароходов?

- Дело в том, что я всегда работал на результат. Однажды стало ясно: никакой перспективы в науке больше нет. Невозможно стало заказывать химреактивы, литературу, оборудование. В течение еще лет 20 российская наука будет умирать.

- И тогда вы пошли и купили себе пароходы?

- И тогда я сел и занялся расчетами. Потом началась напряженная работа без отдыха, по 12-14 часов в сутки, бесконечный риск, труд, упорство. Впрочем, и "в науке" я работал сутками.

Вообще, в бизнесе я с 1987 года, начинал в кооперативе "Дикоросс". Мы засеяли в тайге семена лимонника и добились всхожести. Выращивали его и продавали саженцы по всему СССР. Разводили и другие ценные лекарственные растения, такие как, например, актинидия. Мне, как заведующему лабораторией горнотаежной станции и члену ученого совета ДВО РАН то запрещали работать, то разрешали, но где-то с 92-го года государство окончательно взяло курс на подавление производителя. С таежным промыслом пришлось расстаться.

Серьезный бизнес у меня начался с фирмы "Инфо", занимавшейся бартерными операциями. Мы выстраивали сложные схемы из бартерных сделок, количество которых порой доходило до двух десятков в одной комбинации. Это была очень напряженная работа.  Потом создавал другие фирмы, в том числе и уже связанные с рыбным промыслом. Не раз и не два было так, что я терял все и даже больше, не раз и не два начинал все сначала, причем даже не с нуля, а с громадного минуса. И ничего, восстанавливался.

- Приходилось ли вам быть в нужде?

- Был момент, когда мы с сыном собирали в тайге черемшу, чтобы продать ее на рынке и на вырученные деньги добраться до Владивостока.

- Теперь вы твердо стоите на ногах и уверенно смотрите в будущее. Есть ли что-то, что вы потеряли, обретя ваше нынешнее положение?

- Считаю, что ничего не обрел, а только потерял. Потерял самое главное - здоровье. Просто надорвался. Сейчас у меня диабет и аритмия, сижу на строгой диете, ем только каши. Что касается уверенности в будущем, то кто в России может быть уверен в завтрашнем дне? Как можно твердо стоять на ногах, живя как на вулкане?

У меня много друзей-бизнесменов, кто пытался работать честно. Все они сегодня больны и ничего при этом не приобрели. Они работают сутками и живут как аскеты, не имея времени и сил пользоваться благами и предаваться удовольствиям.

- А как вы отдыхаете?

- Люблю лес, люблю ходить за грибами, нырять в море. В выходные запрещаю себе работать. Субботу посвящаю духовному общению и развитию, воскресенье - детям. Я не курю, не пью, не играю в азартные игры. А к бизнесу отношусь как к своему духовному уроку, где я могу проявить себя в совершенстве, максимально самовыразиться.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ