Игорь Мухачев: «Рынок требует дешевое пиво в пластиковой бутылке? Мы будем отвечать этим потребностям»

фото KONKURENT | «Рынок требует дешевое пиво в пластиковой бутылке? Мы будем отвечать этим потребностям»
фото KONKURENT

Два года назад основным акционером ОАО «Пивоиндустрия Приморья» стала московская Центрально-Европейская Пивоваренная Компания. Тогда новые собственники заявляли о грандиозных планах перевооружения предприятия и увеличения объемов выпуска пива. О том, все ли получилось у новых менеджеров, корр. «К» рассказывает исполнительный директор компании Игорь Мухачев.

Качество гарантируем

— Игорь Алексеевич, после смены руководства «Пивоиндустрии» новая команда менеджеров анонсировала крупные проекты по реконструкции завода. Что выполнено на сегодня?

— За два года инвестиции в производство превысили $7 миллионов. Средства идут прежде всего на перевооружение самых важных участков. Тех, которые непосредственно отвечают за качество продукции. Буквально в пятницу мы запустили итальянскую линию по розливу пива в стеклянную тару производительностью более 30 тысяч бутылок в час.

— Говорят, что итальянское оборудование совсем не новое.

— Действительно, линия не вчера сошла с конвейера, но и назвать ее грудой металлолома язык просто не поворачивается. Абсолютно новая линия подобной мощности стоит не меньше $6 миллионов, эта обошлась нам гораздо дешевле, прослужит же она еще лет 10, но эксплуатировать ее столько мы не планируем. По нашим подсчетам, линия окупит себя уже через год, потом будет зарабатывать деньги на более современное оборудование.

— Если не секрет, из каких источников вы берете средства на модернизацию?

— Крупных долгосрочных кредитов не привлекаем. Перевооружение идет в основном за счет собственных средств. На сегодняшнем этапе развития «Пивоиндустрии» реинвестирование прибыли — наиболее оптимальное решение. Тем не менее работа по привлечению финансовых ресурсов ведется довольно успешно как с местными банками, так и с филиалами крупных московских банков, включая Сбербанк, Дальневосточный банк, Банк «Приморье», Банк Москвы, ПримСоцБанк.

— Если я не ошибаюсь, два года назад вы озвучивали несколько другие планы?

— Действительно, когда основным акционером стал холдинг ЦЕПКО, мы заявляли, что добьемся гораздо больших успехов. Однако в то время не проявились некоторые скрытые проблемы, которые существовали на заводе еще до того, как сюда пришла ЦЕПКО. Не зная о них, мы несколько преувеличили наши возможности. А когда завод неожиданно начали штрафовать на огромные суммы денег за финансовые нарушения прежней администрации, нам вообще пришлось приостановить некоторые проекты.

— И сократить производство пива с 5,8 миллионов декалитров до 4 миллионов?

— Ранее завод никогда не производил больше 4 миллионов, да и то с учетом кваса. В 2001 году мы, наоборот, увеличили выпуск на 500 тысяч декалитров. В прошлом году розлив незначительно снизился, примерно на 5%. Связано это, прежде всего, с тем, что на 2002 год пришлись основные работы по модернизации. Как вы понимаете, одновременно вести техническое перевооружение производства и увеличивать выпуск пива очень сложно.

— Что еще входило в перевооружение?

— Мы поставили новую немецкую линию фильтрации пива. В прошлом году полностью автоматизировали технологический участок от лагеря до розлива. Если раньше после фильтрации пиво заправлялось в кеги практически вручную, то теперь участие человека сведено к минимуму: все управляется компьютером. Раньше емкости, где хранится пиво после стерилизации, мыли вручную, теперь — автоматика. Также сделали новое дрожжевое отделение, пожалуй, одно из основных в производстве пива.

— К каким результатам привела модернизация?

— Мощность завода по выпуску пива в стеклянной бутылке выросла в 7 раз. Это позволит снять дефицит пива в бутылке, наблюдавшийся на рынке в последнее время. Кроме того, на новой линии мы сможем делать продукцию с большим сроком хранения, сначала до 3 месяцев, затем довести до 6 месяцев и более. Мощности дрожжевого отделения превосходят сегодняшние потребности завода и рассчитаны на его дальнейшее развитие. Мы почти полностью автоматизировали производство на разных участках. Там, где раньше применялся ручной труд, сегодня все выполнит высокоавтоматизированное технологическое оборудование, а значит, мы можем гарантировать более высокое качество продукции. Более того, модернизация позволила нам сократить некоторые производственные издержки, за счет чего мы нашли возможность уменьшить отпускную цену на наше пиво.

Без льгот, но с достойной зарплатой

— Любая реформа почти в 99 случаях из 100 вызывает на первом этапе отторжение у коллектива. Насколько мне известно, комбинат не стал исключением, сейчас проходят увольнения.

— А зачем предприятию несколько мойщиков кег, если теперь этим занимаются автоматы? И таких примеров я могу привести еще очень много. Автоматизация любого производства приводит к тому, что некоторые специальности становятся ненужными. Следовательно, мы вынуждены сокращать численность персонала. Однако руководство понимает, что лишиться работы — это серьезный удар для любого человека. Именно поэтому сокращение идет максимально безболезненно: предупреждаем работников о грядущих увольнениях, выплачиваем все компенсации. Есть примеры, когда администрация завода помогла с поиском нового места работы.

— Есть ли какие-то социальные гарантии у ваших работников?

— Зачем подменять понятия? Человек должен получать за свой труд такое вознаграждение, чтобы ему не нужны были никакие льготы. Да, прежнее руководство предприятия платило своим работникам минимум. А потом с барского плеча «по доброте душевной» предоставляло всякого рода льготы. Мы же исходим из того, что люди должны получать столько, сколько заработали. Кроме того, почему мы должны заниматься нищенской уравниловкой. На «Пивоиндустрии» потому и вводится новая система оплаты труда, чтобы люди получали достойную зарплату.

— Многим эта система не нравится.

— Ее не принимают те, кто привык просто ходить на работу. Система заключается в том, что администрация поручает сделать какую-то работу за определенное вознаграждение. И нам все равно, сколько людей будет в этом задействовано: 10 или 20. Есть определенные деньги, которые делятся на всю бригаду. И сами работники видят, кто действительно что-то делает, а кто просто приходит на работу. Могу сказать, что на тех участках, где мы ввели такую систему, производительность труда автоматически увеличилась. Повысится производительность труда — увеличится зарплата. Если два года назад работники «Пивоиндустрии» получали в среднем 3 тысячи рублей, то сегодня эта цифра выросла до 7 тысяч. Более того, будем стремиться к тому, чтобы квалифицированный рабочий получал не менее $500.

— Кстати, по показателю производительности на одного работника какое место вы занимаете среди подобных заводов?

— Производительность труда очень низкая. У нас до сих пор слишком много людей. Это осталось еще с прежних времен. Есть предприятия мощностью 20 миллионов декалитров, с численностью персонала не более 300 человек. У нас 4 миллиона декалитров делали 900 человек. Думаю, что на данном этапе, как показывает мировой опыт и отечественная практика, оптимальное число работников для нас не более 500 человек. В настоящее время у нас работает около 700 работников. Однако мы стремимся к тому, чтобы сокращение численности у нас происходило естественным путем, когда сам трудовой коллектив решает, каким числом работников они будут работать.

— Новое технологическое оборудование требует соответствующей квалификации. Многие руководители жалуются в этой связи на кадровый голод. Производство пива чем-то отличается в этом плане?

— Качественное оборудование для пивоварен в России почти не производится. Приходится покупать его за границей. Соответственно, подбирать подобное оборудование, а потом и работать на нем может только высококлассный специалист, досконально знающий не только технику, но и иностранный язык, особенности внешнеэкономической деятельности. В Приморье таких спецов пока мало, поэтому в должности инженера по комплектации оборудования у нас работает гражданин Индии, бывший капитан атомной подводной лодки, инженер высшей квалификации. До работы на «Пивоиндустрии» он несколько лет преподавал в одном из вузов Владивостока.

Продажи выстраивали с нуля

— Можно выпустить самый лучший в мире продукт, но если не донести его до потребителя, на предприятии можно ставить крест. В вашем случае, что из себя представляла система продаж?

— А ее не было как таковой, в том смысле, что никаких продаж не было. Все заменял бартер. Пиво из товара превратилось в средство расчета за сырье или услуги. Деньги в кассу предприятия почти не попадали. Такое ведение хозяйства объяснялось прежним руководством предприятия тем, что счета, якобы, были арестованы, и вести расчеты через банк невозможно. Тогда завод обслуживала группа компаний, которые что-то делали для завода и получали за это пиво. Дальше они были вынуждены сбывать его. У некоторых получалось, у некоторых — нет. Мы предложили перевести отношения с бартера на деньги. И тогда выяснилось, что многим деньги просто не нужны. От нас по-прежнему требовали пиво, поскольку некоторые компании выстроили уже целые сети по его реализации. Убедить такие фирмы перейти на денежные отношения стоило больших усилий. Проблемы возникли и тогда, когда мы перестали отдавать пиво дистрибьюторам, а начали его продавать. Оказалось, что цена для них неподъемная, и нам пришлось увеличивать дистрибьюторам маржу, чтобы их бизнес был прибыльным.

— Не проще ли было отказаться от старых дистрибьюторов и привлечь новых?

— Мы не пошли по такому пути, а попытались изменить отношение к нашей продукции. Мы убедили их, что пиво — это товар, на котором можно зарабатывать деньги. Конечно, возникало много вопросов: кого-то не устраивала цена, кто-то спорил за район продаж и т. д. Теперь мы со своими партнерами решаем задачи более высокого уровня: ценообразование, распределение маржи от завода до розницы на всех этапах дистрибьюции, марочная политика, развитие прямой доставки. И уже сейчас «Пивоиндустрия» готова заключить с некоторыми партнерами соглашения о дистрибьюции на 3 года.

— Сколько завод сегодня реализует сам?

— Мы отказались вообще от самостоятельных прямых продаж, поскольку это неэффективно. Завод должен заниматься производством, а продажами пусть занимаются профессионалы. К тому же продажи — это отдельный бизнес, который требует вложений, сопоставимых с теми, которые мы делаем в завод. У нас раньше были планы сделать собственный торговый дом. Когда посчитали, во сколько нам это обойдется — решили отказаться от этой идеи.

— Вы закончили только первый этап модернизации, что последует в будущем?

— В этом году планируем запустить линию по розливу пива в пластиковую бутылку. Хотя, как профессионалы, считаем: настоящее, свежее пиво — наше непастеризованное пиво в кегах! Сейчас почему-то модно разливать пастеризованное пиво в пластиковые бутылки, но для потребителя это не самое лучшее решение. Пластиковая бутылка недостаточно надежно гарантирует защиту пива от доступа воздуха и воздействия света. Попробуйте и убедитесь сами. На западе давно отказались от использования пластиковых бутылок для розлива пива. Но поскольку российский рынок требует дешевое пиво в пластиковой бутылке, мы будем отвечать потребностям рынка.

— Сейчас модно разливать пиво в банки?

— Мы продумываем вариант запуска подобной линии, но пока это достаточно далекие проекты. Сейчас для нас более важны розлив пива в стеклянную бутылку, кеги и пластик и дальнейшее снижение цен на нашу высококачественную продукцию.

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ