Павел Серебряков: «Главное — не бездействовать»

Глава «водной» компании о кризисе, качестве и работе Думы
Из личного архива героя публикации | «Главное — не бездействовать»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Серебряков Павел Юрьевич, 33 года, генеральный директор ООО «Управляющая компания СЛАВДА».
Окончил российско-американский факультет ДВГУ, аспирантуру по специальности «мировая экономика», Российскую академию госслужбы при Президенте РФ в Москве по специальности «государственное муниципальное управление», специализация «государственное регулирование рыночной экономики».
В компании «СЛАВДА» работает более десяти лет, прошел путь от торгового агента до генерального директора.

В его кабинете выставлены в ряд образцы упаковок минеральный воды, не только приморские экземпляры, но и продукция из Китая, Вьетнама, Японии. «Смотрим, сравниваем, учимся», — объясняет Павел Серебряков. Но и конкурентам есть чему поучиться у «Славды», ведь сегодня это лидер приморского рынка питьевой воды. Бизнесом, который начал его отец, Серебряков управляет в лучших семейных традициях, признавая, что и в начале карьеры, и сейчас, опыт и советы отца для него незаменимы. Ценным в плане самореализации он считает и опыт работы депутатом городской думы.

— Павел Юрьевич, недавно ваша компания открыла новый завод в Лесозаводском районе в поселке Горные ключи. Запускать производство в разгар кризиса — не слишком ли это большой риск?

— Строительство завода началось задолго до кризиса. Когда страна ощутила его влияние, отступать было поздно. Основные финансовые вложения уже были сделаны, до запуска оставалось завершить лишь некоторые процессы. Конечно, стали возникать спорные вопросы с банками, началось повышение ставок по кредитам. Возникало много организационных моментов, к счастью, все они были решены. В целом инвестиции в новое производство составили около 10 млн евро.

Кроме того, на рынок питьевой и минеральной воды кризис не сильно повлиял. Потребление практически не сократилось. На данный момент наш продукт для большинства людей стал товаром первой необходимости, как хлеб или молоко.

Бизнес чистой воды

— Чем обусловлено решение о создании еще одного завода, существующих производственных мощностей не хватало для удовлетворения спроса?

— Это одна из причин. Необходимость в дополнительных линиях стала назревать еще четыре года назад. Когда производство работает круглый год, в зимние месяцы происходит накопление запасов продукции, которые реализуются летом — в пиковый сезон. Если накопить за зиму достаточного количества продукции не удается, в летние месяцы возникнет элементарный дефицит, перебои с поставками. А это убытки.

Рынок требовал от нас большего. Мы достигли потолка в развитии, дальнейший рост был ограничен производительностью. Не было возможности расширять ассортимент, увеличивать количество продукции, выходить на новые рынки. Дальний Восток охвачен еще далеко не полностью, не говоря уже о наших азиатских соседях. Китае, например.

— В Поднебесной сформировался спрос на минеральную воду из Приморья?

— Емкость рынка в Китае очень велика. Конечно, чтобы занять там свою нишу, нужно приложить немало усилий. На данный момент мы осуществляем поставки во все северные регионы Китая, вплоть до Пекина. Я надеюсь, что в ближайшей перспективе объемы продаж будут увеличиваться, несмотря на кризис. Китайцы реагируют на нашу продукцию очень хорошо. У них представлена только очищенная водопроводная вода, минеральной практически нет, за исключением одной-двух марок премиум-сегмента, но стоит она запредельно дорого. Мы со своей продукцией попадаем как раз в средний сегмент. В Китае отсутствует вода, предназначенная для детей. В общем, нам есть что им предложить.

— Какой брэнд из вашего ассортимента сегодня занимает лидирующие позиции?

— Безусловно, «Монастырская». Это название знакомо каждому жителю Приморья. С этой воды началась история нашей компании. И сегодня «монастырка» — для многих имя нарицательное.

— Сегмент питьевых вод в Приморье очень насыщен. Как вы думаете, в результате кризиса мелкие компании покинут рынок?

— Их количество уже сокращается, есть информация, что некоторые производители продают свой бизнес. Вопрос в том, кто и зачем приходит в этот бизнес? Мы занимаемся им серьезно: вкладываем в производство, можем гарантировать качество воды, соответствие продукта всем нормам и стандартам. Делаем все для того, чтобы наша продукция была конкурентоспособной и предпочтительной для потребителя. Но есть люди, которые приходят на рынок в поисках быстрых денег.

Существует иллюзия легкости этого бизнеса: налил воды в бутылку и знай себе продавай. Вот и появляются фирмы, где практикуют едва ли не ручной розлив. Какое качество может гарантировать потребителю подобная компания? Эта вода попадает на прилавки по демпинговым ценам, выдерживать которые при нормальном производстве просто невозможно. Тем не менее различные проверки со стороны контролирующих органов касаются в основном крупных предприятий, которые у всех на виду. Мелких, работающих «в подполье», никто не замечает.

— Как можно противостоять такой недобросовестной конкуренции?

— В Приморье есть около пяти крупных производителей питьевой воды, которые ответственно подходят к этому бизнесу. С ними можно вести диалог. На данный момент у нас есть идея создания ассоциации этих компаний для того, чтобы мы могли установить хотя бы начальные стандарты производства этой продукции. Как минимум, наличие лаборатории, качественное сырье, соблюдение санитарных норм. От присутствия на рынке недобросовестных производителей страдают нормальные компании. Мы хотим объединить усилия, чтобы изменить сложившуюся ситуацию.

— Не смущает, что потенциальные члены ассоциации — ваши прямые конкуренты?

— Мы объединяемся по конкретным причинам и параметрам, так как всех нас не устраивает состояние рынка. Отрасль необходимо поднимать на должный уровень. Ассоциация станет тем органом, который будет доносить коллегиальное мнение производителей до властей, контролирующих организаций. Хочу сделать акцент, что это будет некоммерческая организация, зарабатывать на этом никто не собирается.

— Государство оказывает поддержку отдельным отраслям бизнеса в кризисе, в частности банковскому сектору. Ваша отрасль переживет кризис самостоятельно или развитие остановится?

— Оно несколько замедлится. Хотя все будет зависеть не от производителей, а от уровня жизни населения. Не думаю, что эффективным решением является финансовая поддержка производителей. Деньги не нам нужно давать, а потребителям. Во всем мире стимулируют спрос, а не предложение. У нас банки поддержали, но кредиты стали дороже. Поднимают процентные ставки производителям, они вынуждены закладывать эти издержки в стоимость продукции. Поэтому и цены во всем мире падают, а в России — растут.

Сильно производители воды не пострадают, у них нет такой зависимости от кредитов, как, например, в строительстве. Думаю, у потребителей всегда будет возможность пить качественную, полезную, живую воду.

Не разговаривать. Делать

— Чем было продиктовано ваше решение идти в политику, баллотироваться в Думу Владивостока?

— Я и до выборов отмечал, что должность генерального директора предприятия — это определенный потолок в личной карьере. Бизнес развивается, растет, работает отличная команда профессионалов. По-моему, в 33 года в плане личностного развития этого недостаточно. Работа в городской думе — новая ступень самореализации. Кроме того, я не назвал бы деятельность думы политикой в чистом виде. В большей степени это хозяйственная деятельность. Есть 26 тысяч избирателей с подъездами, трубами, придомовыми дорогами.

— Насколько эффективно система функционирования думы позволяет депутатам решать проблемы своего округа?

— Сейчас позволяет, и достаточно эффективно. Все зависит от диалога, который существует между депутатами и мэрией. Депутат — это человек, который, как герой советского фильма участковый Анискин, знает свой округ и его жителей досконально. Он в курсе всех больных вопросов, потребностей, проблем. Если планы по благоустройству города мэрия согласовывает с депутатами, то процесс происходит значительно эффективнее. Иначе могут производить одни работы на территории, а в итоге окажется, что в округе есть более болезненные и насущные вещи и депутату это известно. И сегодня конструктивный диалог депутатов и мэрии есть.

— На ваш взгляд, какая основная задача сегодня стоит перед гордумой?

— Город нужно приводить в порядок. И если за центральные улицы и дороги можно быть спокойным, их, как и во все предыдущие годы, приведут в порядок после зимы, то наиболее насущный вопрос — внутриквартальные территории, ЖКХ. Там накоплено столько проблем, и столько не делалось... Объем работы очень велик. Только у меня по округу проблем на три листа. Да и район очень непростой: от 3-й Рабочей до Дальхимпрома. Но мы работаем… Москва не сразу строилась.

— Как вы оцениваете работу сегодняшнего состава думы?

— Во-первых, четко видно, что в думу пришли люди состоявшиеся, профессионалы своего дела. Этот год станет показательным во многом. Ведь когда дума нового созыва приступила к своим обязанностям, Владивосток уже в течение года находился без постоянного мэра. Лица, исполняющие его обязанности, менялись постоянно, депутатам не с кем было работать.

2008 год стал годом выборов и становления нового главы города и его команды. Сейчас настало время для активной работы, и она ведется. Все бумаги, которые приходят к главе города от депутатов с больными вопросами избирателей, получают строго положительную резолюцию: срочно в работу!

— Не все жители Владивостока, наверное, довольны результатами деятельности народных избранников.

— Знаете, до работы в думе я рассуждал, как и многие другие: никто ничего не делает. Теперь смотрю на ситуацию под иным углом. Иногда хочется спросить жителей, почему они молчат о своих проблемах? У меня открыта общественная приемная, на всех домах округа есть таблички, где указаны адрес, телефоны, по которым можно обращаться по любым вопросам. Но, к сожалению, поток людей и обращений показывает, что у жителей города наступила апатия.

Люди в большинстве своем ни во что не верят, и поэтому ничего не предпринимают. А ведь чем больше граждане реагируют на свои проблемы, тем в итоге эффективнее они решаются. Пока же, о каких трудностях округа тебе известно, те и решаешь. Но есть вещи, о которых депутат без обратной связи от жителей знать не может, либо пройдет довольно много времени, пока он дойдет до сути.

— Как можно бороться с этой апатией?

— Только делами, результатами работы. Процесс это постепенный, планомерный. Должно заработать «сарафанное радио»: один житель придет — его проблемы решишь, он еще пятерым расскажет, и так по цепочке. На то, чтобы переломить ситуацию, может уйти и год, и два. Но по-другому не получится. Люди устали от пустых разговоров и элементарного обмана. В принципе в моей практике есть примеры, когда мы реально помогли людям в очень сложных жизненных ситуациях, и я могу этим гордиться. Главное — не бездействовать.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ