«Строят радужные планы, говорят много высокопарных слов, а итог — нулевой»

Сигэру Нисикава, руководитель компании «Нисикава Консалтинг»
«Строят радужные планы, говорят много высокопарных слов, а итог — нулевой»
Из личного архива С. Нисикавы

В редакцию «К» японец Нисикава пришел со своей русской женой Александрой. Она очень помогала в постижении загадочной восточной души человека, который отказался от Японии, Австралии и США ради не слишком успешного («но интересного») бизнеса во Владивостоке.


Сигэру Нисикава, руководитель компании «Нисикава Консалтинг».
Родился в Осаке, Япония, в 1956 г. Закончил высшую школу в 1974 г. Работал актером в театре кабуки, в кино в 1975–1978 гг. В России начал с торговли автомобилями в 1991 г. Преподаватель японского языка в ДВВИМУ 1993–1995 гг., 1995–1999 гг. — представитель компании KS Enterprize во Владивостоке, 2000–2004 гг. — работал в логистической компании KSA в Токио; поставки строительной спецтехники в Россию в 2005–2008 гг.; бизнес-консультант в 2009–2011 гг.; представитель «Азума Корпорейшн» в 2011–2014 гг. Женат, есть сын.— Нисикава-сан, вы приехали в Россию впервые в 1991 г. Ваши впечатления, как сами говорите, — «темно и холодно»?
— Путешествие началось в таможне Иокогамы, где меня на полном серьезе отговаривали плыть в Россию. Говорили, здесь очень опасно. Но я сказал, что хочу увидеть все своими глазами. В порт Восточный пароход пришел ночью, в марте. Как раз на день рождения, такой вот сделал себе подарок. Огромная гавань, холодно, темно. С бородой, друзья посоветовали отрастить для солидности. Русские мне сказали потом, что я был похож на инопланетянина.

— Какова была цель визита?

— Цель была наладить связи по бизнесу — мы экспортировали автомобили. Еще — найти русскую жену. Мою маму учила в школе женщина, которая родилась от брака японца и русской. Помню с трех лет, мама говорила, что русская жена — это хорошо. Кстати, бизнес мы делали с компанией, в которой работала мать моей будущей жены, она называлась «Восток Токио».

— Судя по вашей биографии, у вас неплохо складывалась карьера на родине, почему вы решили переехать?

— На самом деле среди японцев немало таких, кто работает за рубежом. («Интереснее, чем сидеть в офисе в Японии и работать столько, что на отдых вообще нет времени и отпуск три дня», — подсказывает Александра.

Вся моя семья — авантюристы. Девиз нашего рода: «Иди первым». Бизнес начали еще в 1556 г. В провинции Оми, откуда происходил наш род, земли для обработки очень мало, зато здесь находится священное озеро, и сегуны разрешили местным самураям торговать. Род был близок к киотскому двору. Мы занимали сегунату Токугава деньги, за что Нисикава позволяли продавать товары, на которые была монополия государства, — допустим, сахар.

В свое время часть нашего рода перебралась на Хоккайдо, в окружение айнов, где занималась ловлей рыбы и крабов. Дедушка мой был известным торговцем, плавал вокруг Японии, в Китай. Сейчас многие сильные компании в Японии, такие как «Тойота», «Сумитомо», «Марубени», управляются потомками самураев-торговцев из Оми, они составляют значительную часть топ-менеджмента страны. Мои родственники, Нисикава, основали известную компанию «Соджицу». Как и сотни лет назад, вопросы бизнеса среди «оми» принято решать в семье, сообща.

— Но трудиться вы начали как актер?

— Сначала в театре кабуки, потом в кино. Приглашали сниматься в известных фильмах, но работа актера мне не нравилась. Работал некоторое время менеджером у известного актера Кодзиро Хонго.

В 1980-е жил в Австралии, торговал недвижимостью. Тогда мы открыли для соотечественников Gold Coast, земля на побережье стоила дешево. Мы скупили ее, выпустили на телевидении красивую рекламу: катер причаливает в берегу, прилетает фламинго… Зимой в Японии холодно, и некоторые жители страны стремились в Австралию, покупали у нас дома.

Вернувшись в Японию, некоторое время жил в родном городе мамы, в Нагасаки. Потом решил заняться автомобильным бизнесом, и тогда же случилась моя поездка в Россию.

— В нашу страну вы приехали не в самое простое время…

— В то время было опасно, приходилось тяжело. У меня черный пояс по каратэ, и это пару раз пригодилось. Брался за разную работу. Занимался реконструкцией здания на Светланской, 11, недалеко от «белого дома». Туда вложились японские компании, но руководитель стройки, мой соотечественник, не выдержал, сбежал домой. Взялся я. Поставили лифт, стены, перекрытия. В 90-е там арендовали помещения известные компании: NHK, «Филлипс», «Сумитомо», «Мицуи», «Нескафе», голландский банк ING.

В последние годы, до введения санкций, я работал в логистике по поставкам японского оборудования для газопроводов. Сейчас сам веду некоторые проекты, консультирую россиян, которые хотят работать в Японии, японцев, которые работают в России. Встречаем здесь бизнес-делегации.

— Почему японцы уже почти 30 лет интересуются, а совместных проектов — пересчитать по пальцам?

— Японским компаниям, особенно мелким, заходить сюда непросто. Иностранный бизнес в Россию зовут, но не могут ничего гарантировать. Строят радужные планы, говорят много высокопарных слов, а итог — нулевой. В результате предприниматели обычно теряют деньги. Компания «Джетро», которая помогает в международном бизнесе, говорит: если будут проблемы в России, не сможем вам помочь вернуть деньги. Конечно, и россиян иногда обманывают в Японии. Еще очень не способствует совместному бизнесу волатильность рубля.

— А как насчет российских продуктов? Недавно компании «Ратимир» и «Мираторг» получили возможность поставлять продукты в Японию.

— Два года назад я встречался с руководителями «Ратимира». Их продукция может заинтересовать японский рынок. Но не так все просто. Я пробовал заниматься гречкой, медом, другими местными продуктами. Российская продукция проигрывает в упаковке, не нравится японцам. Нам нужен товар в таком виде, чтобы его можно было положить на полку в супермаркете. То, что предлагается, японцы не будут покупать. В меде много примесей, химии, антибиотиков. Качество продуктов в России, на самом деле, недостаточно высокое. Рынок в Японии открыть тяжело. Хорошо, когда большие компании, типа «Ратимира», продвигают процесс, маленьким проще идти следом.

— Почему же у китайцев получается сотрудничать с Россией?

— Китайцам помогает государство. Закупки тех же продуктов в Приморье производятся при поддержке властей КНР.

— На одной из встреч с местными предпринимателями вы говорили о разных менталитетах…

— Русские хотят получить сразу и много. В Японии нормально работать три года без прибыли. Мне нравятся люди, которые строят бизнес на свои, а не на заемные деньги. Я много раз замечал, как в совместных предприятиях русские сразу же покупали дорогие машины, дома, арендовали престижные офисы. Потом жаловались на нехватку денег. Японцы вкладывают в производство, а не в «понты». Они на всем экономят, особенно поначалу. Для японцев очень важна репутация, и они стараются работать честно.

Я сам занимался торговлей, много ошибался, немало потерял денег. И теперь неплохо знаком с тем, как вести бизнес в России. Большой офис и дорогие машины точно не нужны.

— Способствуют ли экономическим связям двух стран встречи на высшем уровне?

— Это не бизнес, а геополитика. Японцы заинтересованы в спорных островах Курильской гряды. Для поддержания хороших отношений, чтобы в перспективе получить острова, готовы вкладывать деньги, которые, возможно, и не вернут.

— На ваш взгляд, где все-таки можно заработать?

— У меня 20 разных проектов в России. Раньше было больше импорта, сейчас интереснее экспорт. Чем заниматься? Марикультура — вот что представляется перспективным. Пока в этой области не хватает специалистов, несовершенны законы. Хорошо, что выращиванием гидробионтов заинтересовался крупный бизнес, законодательство меняется в лучшую сторону. Есть японцы, которые не прочь заниматься выращиванием гребешка, но у них высокие требования к участкам.

— Свободный порт — это шанс?

— Производство в России дорогое, высокие налоги, стоимость аренды, электроэнергии. Потому даже рыбу россияне возят перерабатывать в Китай. Японцы строят заводы во Вьетнаме. Почему не строить в свободном порту? Боятся. Непонятно, что будет завтра, вдруг свободный порт закроют? Я говорю людям правду, мы не строим воздушные замки, чтобы воспользоваться деньгами. Если вкладывать сейчас, делать что-то на японском оборудовании на экспорт, через пять лет прибыль будет стопроцентно.

— Какие у вас увлечения, помимо бизнеса?

— Занимаюсь каратэ, искусством кэндзюцу — фехтованием самурайским мечом. Играю на гитаре.

Проводим в Японском центре различные мероприятия. Сейчас во Владивостоке примерно 80 японцев. Из них 30 студентов, остальные — предприниматели, консульский отдел. Живем дружно. Периодически жарим шашлыки, собираемся на Новый год. Шесть лет по субботам преподаю в школе при японском консульстве математику для японских детей.

Константин СЕРГЕЕВ

Персоны
Американский бизнесмен приморским: «Не бойтесь быть дураками»
Американский бизнесмен приморским: «Не бойтесь быть дураками»
Один из самых успешных бизнесменов США о том, почему нужно быть «голодным»
13 февраля 2018, 08:11
Бывший руководитель «Приморского газа»: «Меня предали»
Бывший руководитель «Приморского газа»: «Меня предали»
Почему топ-менеджер решил навсегда уехать из Владивостока
6 февраля 2018, 05:53
«Работа портного сродни работе пекаря»
«Работа портного сродни работе пекаря»
Мода — это ремесло, возведенное в степень искусства, говорит итальянский портной Маттиа Каспани.
31 января 2018, 15:07
«Раньше нам обещали светлое будущее, сейчас мы ищем светлое прошлое»
«Раньше нам обещали светлое будущее, сейчас мы ищем светлое прошлое»
Даниил Алексеев как писатель стремится улучшить мир. А его сказки любят читать не только дети, но и взрослые.
31 января 2018, 14:41
«Коровы — не автоматы, и молоко они не дают по команде»
«Коровы — не автоматы, и молоко они не дают по команде»
Итальянский сыровар рассказал, как ведет бизнес в Приморье
23 января 2018, 13:32
Владимир Путин: Виски? Ну совсем плохо…
Владимир Путин: Виски? Ну совсем плохо…
Президент поговорил об отношениях с США и рекламе алкоголя на чемпионате мира по футболу
16 января 2018, 07:04