Алексей Неаполитанский: «Сейчас у меня Land Cruiser Prado, по полгода в Таиланде живем...»

Алексей Неаполитанский, предприниматель. Родился в 1986 г. во Владивостоке. Окончил ДВГТУ по специальности «инженер-механик». Работал: «Ориент-Групп» (владелец), «Первая автоматизирующая компания» (совладелец), «ИНГКО ДВ» (совладелец). С июля 2017 г. занимается сетевым маркетингом с компанией NL International. Фото: предоставил А. Неаполитанский | «Сейчас у меня Land Cruiser Prado, по полгода в Таиланде живем...»
Алексей Неаполитанский, предприниматель. Родился в 1986 г. во Владивостоке. Окончил ДВГТУ по специальности «инженер-механик». Работал: «Ориент-Групп» (владелец), «Первая автоматизирующая компания» (совладелец), «ИНГКО ДВ» (совладелец). С июля 2017 г. занимается сетевым маркетингом с компанией NL International. Фото: предоставил А. Неаполитанский

Он был участником ВЭД, открывал магазин электроинструментов, продавал онлайн-кассы а потом занялся… сетевым маркетингом. Алексей Неаполитанский никогда не боялся крутых поворотов, и, наверное, в этом главный секрет его успеха.

— В столь молодом возрасте столь многого добиться, отказаться от всего и жить путешествиями… Наверное, это возможно только при хорошем старте?

— Мой отец — маляр-пескоструйщик, мама — продавец, так что рассчитывать ни на кого не приходилось. Но я всегда хотел многого, быть номером один. Хотел путешествовать, познавать мир, делать подарки своим близким, и четко понимал, что без материального благосостояния не будет такой жизни. Уже в 18 лет у меня появилась собственная машина — Toyota Corona 1991 г. Чтобы ее купить, работал сначала охранником, потом торговым представителем, монтажником Интернета.

В институте был старостой группы, капитаном команды КВН, на первом курсе уже преподавал и… делал деньги. Как? Да легко! Задали работу по черчению — предлагаю однокурсникам услуги по 600 рублей, договариваюсь со студентами старших курсов, что они мне сделают ее за 300, спускаюсь с четвертого на третий этаж, а в кармане у меня 100% маржи. Или прошу товарищей показать, как они написали сложную курсовую, какие расчеты делали, ксерокопирую все это (двадцать четыре листа по пятьдесят копеек) и в следующем году продаю младшему курсу за 1200. Кроме того, я всегда любил организовывать людей. Просят меня как старосту группы узнать что-то в деканате, я говорю однокурснику: «Иди узнай, мне потом расскажешь, а я донесу до всех».

В 2007 г. я думал, куда идти. Взял рюкзак и поехал автостопом в Красноярск. Почему туда? Потому что этот город был изображен на десятирублевой купюре, и друзья сказали: «Езжай туда, там красота». По пути оказался в Хакасии. Приехал, просыпаюсь, понимаю, что у меня украли фотоаппарат, и думаю: «Надо возвращаться домой». Как Форрест Гамп, который бежал, бежал, не заботясь о том, куда его это приведет, а потом развернулся и побежал обратно. Тогда-то ко мне, не знаю откуда, пришло четкое понимание: «Надо идти в таможню».

— Без связей и знакомых в таможенных органах?

— Да. Сначала я устроился досмотровиком — это человек, который проверяет номера двигателей, когда привозят машины. Работа грязная, скучная, далеко не из приятных. Постепенно стал налаживать человеческие отношения — заходил в кабинеты, бумаги относил, знакомился, изучал матчасть, сам стал декларации заполнять. Находил клиентов и брал за это процент.

Пустился в самостоятельное плавание — падал и поднимался. Было разное. Сейчас у меня Land Cruiser Prado новый, по полгода в Таиланде живем... А раньше, в сложные времена, помню, брал одну миску борща, восемь кусков хлеба и ел раз в день, потому что терял больше, чем имел, и приходилось все начинать сначала. Продавал «Милкис» и кофе в баночках в Иркутске — первый их туда завез. Вернулся в таможню — был представителем московской компании в Приморье с зарплатой 70 тыс. и еще тысяч 200 зарабатывал сверху. Открыл собственное дело, занимался ВЭД. За 2015 г. доход составил порядка 15 млн рублей чистыми.

— Отказаться от этого было вполне осознанным решением или случай подвигнул к такому шагу?

— На мой взгляд, есть несколько категорий людей по уровню осознанности. Первая — потребители, те, кто ищет причины своей жизненной неудовлетворенности вовне — «не в той стране родился, не у тех родителей, не так назвали и т. д.», им нужно больше денег, больше внимания, они не готовы отдавать. Второй уровень — люди, которые берут ответственность на себя и понимают, что все происходящее с ними — только результат их выбора каждый день, что надо менять круг общения, действовать, расти, но при этом все равно остаются потребителями. И следующий уровень — люди, полные внутри настолько, что хотят отдавать. Их задача — развиваться по максимуму, передавать знания, быть полезными.

Я осознал, что готов подняться на следующую ступень, и специфика моей работы (пусть все и было в рамках закона) стала меня… смущать. Я изучил этот рынок вдоль и поперек, был профессионалом, но однажды понял, что хочу другой жизни. К тому же в 2014?г. рубль ушел в глубокий минус, ситуация была нестабильная, сегодня ты мог заработать 500 тыс., а завтра — потерять 300. Я продал компанию. После этого с партнером вдвоем мы открыли магазин электроинструментов. Также продали его с убытком 4 млн рублей. Следующий бизнес — продажа кассового оборудования, онлайн-касс, фискальных накопителей, ЕГАИС и т. д. Мне это нравилось, потому что я нес пользу людям, но… пришло время идти дальше.

— Многие считают сетевой маркетинг несерьезной работой, и более того — пирамидой…

— А что такое серьезная работа? Сейчас такая динамика жизни: появляются специальности, о которых раньше и знать не знали — копирайтер, директолог, даже вот этот позитивный нетворкинг, когда ты сводишь контрагентов и зарабатываешь, допустим,10% на сделке. Возможностей — масса, нужно просто быть в контексте, в потоке, и слушать себя. А нам что говорят? «Играя на гармошке, не заработаешь себе на жизнь».

Общаюсь с людьми, спрашиваю: «Что ты любила в детстве? Что ты любишь сейчас?» — «Мне нравится заниматься собаками». «А почему же ты не свяжешь свою жизнь с собаками?» — «Потому что не смогу заработать таким образом». «Но кто тебе это сказал?» Моя одноклассница, профессиональный хендлер, путешествует по всему миру, открывает салон, где этих собак моют, стригут, тренируют, она развивается и занимается любимым делом.

Скажи какому-нибудь пацану десять лет назад: «Не пойти ли тебе в парикмахеры?», можно было в глаз получить. А сейчас франшиза любого барбер-шопа стоит от полумиллиона рублей. Ты можешь двигаться в своем потоке и заниматься любимым делом. Или ты можешь существовать в своей «коробочке» из всех этих условностей, стереотипов и багажа, который по факту тебе и не нужен, спрашивая себя: «Но куда я все это дену?»

Ты никому ничего не должен, живи, кайфуй. У меня появились знакомые в сетевом маркетинге, и постепенно я пришел к осознанию, что такая работа даст мне свободу от офиса, возможность путешествовать и заниматься воспитанием детей. Ради чего идут в бизнес? Прежде всего, ради удовлетворения собственных амбиций.

— То есть у вас не было стереотипов относительно сетевого маркетинга?

— Когда я услышал о сетевой компании, сразу подумал: «Там же сумасшедшие люди! Это не бизнес, это пирамида». А потом «коробочка» вскрылась, и я задал себе вопрос: «Неужели можно жить и так?» Стал интересоваться, понял, что это обычная сеть магазинов офлайн, выяснил, как она работает, что мне не надо бегать, продавать, «впаривать», что нет никаких рисков, продукт потребляемый — можно зарабатывать очень хорошие деньги и при этом путешествовать, получать образование, развитие, интересную работу с людьми. Стал входить в курс дела и за первый месяц заработал 30 тыс. рублей, сейчас зарабатываю порядка 150 тыс. плюс автобонус — Mercedes C-класса 2018 г., который стоит 2,3 млн. То есть впервые получил подарок от компании просто за то, что хорошо выполняю свою работу и продолжаю расти. Это что-то в корне новое, некий вызов. Я сейчас любому человеку могу сказать: «Неважно, какие деньги ты зарабатываешь в традиционном бизнесе, приди и заработай то же самое с нуля в сетевом. Тогда я пожму тебе руку — ты профессионал».

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ