Светлана Куделя: «Человек не то существо, которое стоит лечить»

Глава сети ветклиник о самостоятельной работе, разумности животных и ответственности хозяев
Из личного архива героя публикации | «Человек не то существо, которое стоит лечить»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Светлана Геннадьевна Куделя, главный врач и директор двух ветеринарных клиник «Благосервис» во Владивостоке.
Окончила Красноярский сельскохозяйственный институт (1984 г.), после работала главным ветеринарным врачом совхоза «Рождественский» в Приморском крае. В 1996 г. занялась частной практикой. В 2001 г. стала владелицей ветеринарной клиники «Благосервис», в 2007 г. открыла вторую клинику под тем же названием.
Замужем, трое детей.

Светлана Куделя до перестройки работала главным ветеринарным врачом совхоза, сейчас она с супругом владеет двумя клиниками. Куделя уверена: большинство практикующих ветеринаров стремится открыть свой бизнес, но сделать его упешным получается далеко не у всех.

— Чем вас привлекла профессия ветеринарного врача?

— Мне животные нравились всегда. Без них человечество точно впало бы в депрессию. С животными никогда не бывает скучно или грустно. Их самое лучшее качество — бескорыстная любовь, даже многие дети к своим родителям так не относятся.

— Не было желания стать «человеческим» доктором?

— Однозначно нет. По моему убеждению, человек не то существо, которое стоит лечить. На мой взгляд, люди — единственные абсолютно бесполезные обитатели Земли. Животное способно нам доставить удовольствие даже своим присутствием. Важно и то, что человек, в отличие от животного, может сказать, где чувствует боль или дискомфорт, для людей создана целая медицинская индустрия. А животное сказать не может, потому постоянно требует к себе внимания. Однако хозяева часто этого не понимают, что иногда приводит к очень печальным последствиям.

Я люблю в широком смысле этого слова только детей, животных и стариков — это три самые беззащитные категории, которые нуждаются в помощи. Их бы я всегда лечила с удовольствием. Наверно, будь я «человеческим» доктором, работала бы педиатром.

— Слышала, вы и животных детьми называете?

— У некоторых домашних животных развитие интеллекта на уровне двух–трехлетнего ребенка. Животные понимают примерно такое же количество слов, умеют обманывать, хитрить, выпрашивать.

По семейным обстоятельствам

— Вы работали главным ветеринаром в совхозе. Почему занялись частной практикой?

— Работа в совхозе мне очень нравилась. В этой профессии есть свои прелести — запах свежего молока, огромные глаза коров. Однако наступила перестройка и совхоз просто развалился. Сейчас правительство говорит о необходимости поднимать сельское хозяйство в стране. Но фактически восстанавливать просто нечего, так как поголовья нет.

— Свой бизнес создавали с нуля?

— Не совсем. После перестройки мы долгое время работали по вызовам, такая деятельность не требует серьезных вложений. Со временем мы вышли на эту клинику и работали здесь по найму. Ее предыдущий хозяин уезжал и продавал, как говорят, свою практику. Получилось так, что в 2001 году он оставил клинику нам. Вторую в 2007 году мы открыли уже самостоятельно.

— Разочаровались в работе в качестве наемного сотрудника?

— У нее есть один существенный недостаток — нельзя самостоятельно принимать решения и отстаивать их. Если руководитель требует со всех клиентов без исключения брать плату по полному прейскуранту, то уже нельзя, например, с бабушки взять всего пятьдесят рублей. Если он сказал, что нельзя лечить бездомное животное в течение двух недель, то приходится от него отказываться. Когда ты сам себе хозяин, все становится проще.

— Сейчас вы совмещаете лечебную практику с административными функциями?

— Ветврач, открывающий свою клинику, всегда одновременно и администратор, и практикующий ветеринар. Разделить эти роли невозможно. Ветеринару в этом смысле даже проще, так как в отличие от узкоспециальной подготовки «человеческого» врача, нам в институте преподавали и экономику.

— Конкуренция среди ветеринарных клиник велика?

— По моим подсчетам, сейчас во Владивостоке около двадцати пяти подобных учреждений. Каждый врач, который более или менее состоялся, будучи наемным работником, приходит к мысли, что на себя работать лучше. Однако, при достаточно большом количестве ветеринарных клиник, врачей, что называется, от бога — лишь единицы. В большинстве случаев работа всей клиники строится вокруг личности одного такого ветеринара. Часто хозяева животных идут именно к конкретному специалисту.

— Вы с дефицитом кадров сталкиваетесь?

— Мы избежали этой проблемы, так как у меня дочь окончила ветеринарный институт с красным дипломом. Вторую поликлинику она ведет самостоятельно. А с наемным персоналом мне всегда везло: приходят порядочные и грамотные специалисты.

— Ветеринария — призвание всей вашей семьи?

— Да. Мои супруг и старший сын тоже ветеринары. Поэтому вести две клиники нам вполне по силам.

Не хватает ответственности

— Как вы относитесь к тому, что некоторые заводят весьма экзотических животных?

— Крайне отрицательно. Люди не понимают, что такая экзотика требует много внимания и специальных знаний. Хорошо, что сейчас есть услуги по уходу за животными. Например, продав аквариум и рыбок, сотрудники магазина могут раз в две недели приезжать и осматривать аквариум, следить за рыбками, давать рекомендации. Без профессионального ухода экзотические рыбки могут погибнуть. У людей появился интерес к такой услуге, потому ее и начали предлагать. Однако порой хозяин практически не занимается своими экзотическими животными.

— Всегда ли человек, заводя домашнее животное, осознает, какую ответственность на себя берет?

— К сожалению, очень многие принимают решение о приобретении животного спонтанно. При этом они не задумываются, что его надо будет кормить, поить, постоянно ухаживать за ним. Люди подчас не понимают, что котенок или щенок — это тот же ребенок с аналогичными проблемами и заболеваниями. Хозяева просто не рассчитывают свои силы, между тем уход за животными — ежедневный монотонный труд. Котенку, например, нужно посвящать минимум 5—6 часов в день. Ведь домашнее животное — это не фарфоровая игрушка.

Планируя взять в дом живое существо — независимо от того, птенец это или щенок, — нужно заранее подготовиться, почитать специальную литературу. Часто берут щенка шарпея, не представляя, к чему обязывает эта порода. Шарпей — вообще «любимая» собака ветеринарного врача: она болеет всегда и всем, а это большая финансовая нагрузка на семейный бюджет.

— Любящий хозяин всегда чувствует настроение животного?

— Мне запомнился случай, когда нам привезли ротвейлера с серьезным воспалением. Хозяйка с собакой срочно вернулась с дачи в город и поехала к ветеринару только потому, что «девочка» как-то «не так» на нее посмотрела. Впоследствии УЗИ показало, что у собаки серьезное воспаление. Ей сделали операцию, и она осталась жива. Если бы хозяйка не обратила внимания на этот «не такой» взгляд и затянула с визитом к врачу, собака могла бы погибнуть. Вот такое взаимопонимание.

БЛИЦ:

— Самое экзотическое животное, которое вам приводили?

— Северный олень и верблюд. Запомнилась игуана длиной около полутора метров.

— У вас есть домашние животные?

— В нашей семье оно есть у каждого. У меня — ротвейлер, у мужа — чау-чау, у сына — кошка.

— С каким животным вы себя ассоциируете?

— С тигром. Спокойная, уравновешенная кошка — только большая.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ