Павел Ашимихин: «Мы не идем на уступки!»

Краевой депутат о политическом выборе, власти оппозиции и конституционном устройстве
Из личного архива героя публикации |  «Мы не идем на уступки!»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Павел Ашихмин, депутат ЗС ПК, 31 год.
Родился 18 февраля 1981 г. во Владивостоке.
В 1998 г. поступил в ДВГТУ на специальность «Проектирование и технология радиоэлектронных средств», закончил вуз в 2003 г. В 2006-2009 гг. успешно прошел обучение в Институте дополнительного профессионального образования ДВГТУ по специальности «Юриспруденция».
В 2006-2010 гг. работал помощником депутата ЗС ПК. С 6 октября 2010 г. — депутат ЗС ПК 4-го созыва. В 2011 г. избран депутатом ЗС ПК 5-го созыва. В 2000 г. вступил в Коммунистическую партию РФ. В 2009-2010 гг. являлся заведующим юридического отдела Приморского краевого отделения КПРФ, а в марте 2010-го избран вторым секретарем Приморского крайкома партии, является кандидатом в члены ЦК КПРФ. В 2003-2010 гг. — первый секретарь комитета Приморского отделения «Союза коммунистической молодежи РФ».
В настоящее время член бюро ЦК Ленинского комсомола и федеральный комсорг ЦК ЛКСМ по работе в ДФО.

Будучи одним из самых принципиальных представителей КПРФ в приморском парламенте, депутат Ашихмин избрал для себя непростое направление — добиться честности и прозрачности в избирательном процессе. О том, какой должна быть расстановка сил как в период выборов, так и во взаимоотношениях уже сформированной исполнительной и законодательной власти, он рассказал корр. «К».

— Павел Георгиевич, почему вы выбрали стезю депутата?

— Стать депутатом никогда не планировал. Когда я закончил школу, поступил на техническую специальность, успешно учился и, честно говоря, видел себя в науке. Будучи студентом второго курса, в 2000 году вступил в КПРФ. Причина — мне не нравилось то, что происходит в стране, тот экономический курс, который проводился. Фактически, мне было понятно, что когда власть перешла от Ельцина к Путину, это стало продолжением того же курса, который ведет страну в никуда. Я вступил в КПРФ с целью помочь партии в реализации ее программных целей и в приходе к власти. Но я не предполагал, что в будущем политическая работа станет моей основной деятельностью.

Оканчивая университет, я уже был помощником депутата Государственной думы от КПРФ. Принял решение получить второе высшее образование — юридическое. А в 2006 году мне было предложено пойти в списке на выборах в ЗС ПК. Тогда я не прошел — был пятым по списку, а получили мы три мандата. Однако когда в 2010 году у нас появился вакантный депутатский мандат, я стал депутатом ЗС ПК 4-го созыва. Когда шло формирование списка кандидатов на выборах в ЗС ПК в 2011 году, местные и первичные отделения партии выдвинули мою кандидатуру, я был включен в список под третьим номером и по итогам голосования стал депутатом 5-го созыва.

— Почему КПРФ? Для молодого человека довольно необычный выбор...

— Симпатии к КПРФ у меня сложились на президентских выборах 1996 года. Будучи школьником, я очень внимательно следил за кампанией и кандидатами. В тот период я не был сторонником партии, но четко понимал, что Ельцин должен быть отстранен от власти, а курс в стране — поменяться. Когда шел первый тур, мне импонировал Александр Лебедь. Но когда во втором туре, куда прошли Зюганов и Ельцин, Лебедь и якобы оппозиционный Жириновский поддержали последнего, мне стало понятно, что это не оппозиция...

С того момента я стал более тщательно присматриваться к КПРФ, читать литературу, изучать программы, в том числе и других партий. Поэтому с уверенностью могу сказать: я сделал очень осознанный выбор в пользу коммунистической партии. И считаю, что КПРФ по-прежнему остается единственной оппозицией в России. Моя главная цель — помочь партии изменить ситуацию в стране, реализовать программные задачи партии как на высшем государственном уровне, так и на краевом.

— Если говорить откровенно, насколько реально оппозиционному депутату или фракции в ЗС ПК провести какой-то закон или инициативу?

— К сожалению, практически невозможно — если инициатива не согласована с властью. Причем я имею в виду не столько фракцию «Единая Россия» в ЗС ПК, сколько администрацию края.

Вообще, чтобы принять тот или иной закон, необходим 21 голос. У ЕР в приморском парламенте 23 депутата, остальные 17 — КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». То есть даже при консолидации всех оппозиционных партий необходима поддержка единороссов. Но почему я говорю, что согласовывать вопросы необходимо именно с АПК? Фактически депутатский корпус от ЕР и формировался администрацией. Хоть руководство в крае и поменялось, но стиль управления по сути остался тем же. Поэтому что принимать, а что нет — решается на уровне губернатора и его подчиненных.

— Но прецеденты же были. Например, законопроект о согласовании кандидатур вице-губернаторов с депутатами все-таки удалось провести в первом чтении...

— Дело в том, что изначально губернатор не мог отказаться от этой идеи, т.к. он публично заявил об открытости АПК. Однако во втором-то чтении закон «задробили»... Голосов одной лишь оппозиции не хватило, чтобы утвердить его. Таким образом, закон «завис» в процедуре первого чтения. У нас вообще распространена такая практика — проект не отклоняют, но «подвешивают», и он в первом чтении может лежать годами!

Инициативу нашей фракции по выделению земельных участков молодежным кооперативам так же отложили в долгий ящик. Не секрет, что инфраструктура и подведение коммуникаций существенно влияют на стоимость участка и, как следствие, на цену кв. метра. КПРФ предложила выделять подготовленные участки некоммерческим молодежным организациям бесплатно, что помогло бы удешевить стоимость жилья. Но эта инициатива находится в зависшем состоянии. В ней нашли ряд формальных предлогов, чтобы не выносить на заседание парламента. Она не отклонена, но и движения никакого нет. Конечно, мы будет добиваться своего, но... если не получено «добро» губернатора, то рассчитывать на то, что закон будет принят, бессмысленно.

К сожалению, в этой ситуации законодательная власть находится в подчинении исполнительной. Что, на мой взгляд, в корне неверно. Я уверен, представительный орган должен диктовать исполнительному, как работать, и контролировать исполнение принятых законов. У нас же все наоборот — исполнительная власть диктует законодательной, какие законы ей нужны.

— А договориться с вами пытаются?

— Знаете, депутатам КПРФ постоянно поступают предложения поддержать тот или иной вопрос, необходимый власти. Со мной лично разговаривали, просили проголосовать и за губернатора Миклушевского, и за Горчакова на пост спикера и т.п. Но я был против. КПРФ не идет на компромиссы с властью. Исключение — когда решение того или иного вопроса явно в интересах населения. В других случаях, что бы нам ни предлагали, мы не идем на уступки. Потому наша фракция и не имеет ни одного поста председателя комитета в ЗС ПК.

— Если говорить о законотворчестве, на каком секторе вы специализируетесь?

— Я занимаюсь вопросами избирательного законодательства. Считаю, что необходимо добиться принятия ряда поправок, которые бы делали выборы более честными и прозрачными. Ведь, по сути, происходит формирование избирательного законодательства в пользу тех, кто обладает финансовым и административным ресурсом, что недопустимо! Простой пример — более чем в три раза увеличили сумму избирательного фонда. Я резко выступал против этого. Понятно, что только одна партия может такие фонды сформировать, и тогда ни о каких равных условиях речи быть не может.

И второе, против чего мы категорически были против, — применять на выборах во Владивостоке метод Империали при распределении мандатов. Наши оппоненты горячо уверяли, что метод честный. Но что получилось? Любому понятно, что партия должна получить такое же количество мандатов от общего числа, сколько она получила процентов на выборах. ЕР по итогам голосования получила чуть более 40% по списку. В Думе 18 мандатов предназначено для списочников. Получается, ЕР должна была получить 40% от 18 мандатов. Это примерно 8. Но она получила 11! А все благодаря созданной системе. Причем, подчеркну, метод Империали приняли как раз перед самыми выборами, в июле этого года. Таким образом, этот «честный» метод позволил ЕР при результате 40% получить более половины мандатов.

— Вы сказали, что ваша главная задача — помочь партии прийти к власти и изменить курс в стране. При какой ситуации вы будете считать, что ваша цель достигнута?

— Учитывая то конституционное устройство, которое существует сегодня в России, единственный способ реализовать программу партии — победить на президентских выборах. Без этого достигнуть поставленных целей не получится. В нашей стране явный перевес президентских полномочий над законодательной властью, так что даже количественное большинство в Думе не позволит принимать должные законы.

— Вернули выборы губернатора, в следующем году Владивосток будет выбирать мэра. Готовите кандидатов?

— Насчет губернаторских выборов пока обсуждений еще не было, но, безусловно, мы будем в них участвовать. Что касается выборов мэра... Сейчас идет активное обсуждение кандидатов. И учитывая оппозиционность Владивостока, я считаю, что шансы победить у коммунистов есть. Главный вопрос — обеспечить максимально высокую явку и чистоту выборов. Если опять явка будет около 10%, как случилось на выборах депутатов городской Думы стараниями политтехнологов партии власти, шансов у нашего кандидата не будет — административный ресурс перебьет. Но я надеюсь, что к выборам главы города люди проявят больший интерес, ведь глава всегда на виду и от него очень многое зависит.

 

Валерия ЛОЙКО

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ