Сергей Грац: «По старинке сваливают все грехи и ругают исполнительную власть»

Приморский предприниматель о культуре потребления, ответственности и будущем
zspk.gov.ru | «По старинке сваливают все грехи и ругают исполнительную власть»
zspk.gov.ru

Сегодня большинство ученых, экономистов, политиков, общественных деятелей и журналистов, рассуждая о путях развития нашего общества, сходятся во мнении: «Россию спасет средний класс». Однако единого точного определения этого класса пока не дано. Квалифицированный врач должен к нему принадлежать, но ныне он больше времени проводит на митингах и в пикетах, чем в больнице.

Между тем, президент владивостокской компании «Грац и Ко» Сергей Грац по-прежнему уверенно заявляет: «Я работаю для среднего класса».

О сегодняшнем дне

— Сергей Валерьевич, кто, по вашему мнению, составляет сегодня средний класс?

— Это активные люди в возрасте примерно от 28 до 45 лет, те, кого мама уже не кормит, а до пенсии еще далеко. Им все приходится делать своими руками, и они стараются выжить изо всех сил, дать жизнь семье. Именно на этих людях держится государство, их называют «средним классом», «опорой общества» во всем мире.

Конечно, у нас в стране границы среднего класса еще размыты. В него входят предприниматели мелкой и средней руки, относительно неплохо оплачиваемые служащие, руководители предприятий. Но мы обязаны сделать так, чтобы бедствующие сегодня учителя, врачи, ученые почувствовали, что они тоже принадлежат к этому классу. Иначе основная опора российского общества останется ненадежной.

— Если средний класс — это главная сила в любой цивилизованной стране, то почему в России исход выборов решают пенсионеры?

— Действительно, средний класс в нашей стране наиболее аполитичен. Из-за того, что людям просто некогда. Жизнь в России тяжелая, и для того, чтобы удержаться на плаву, приходится много работать. Чуть свет человек уходит из дома, приходит поздно вечером. До политических ли баталий ему? На первом месте стоит дело, а на политику не остается ни сил, ни времени, ни желания. Я хорошо понимаю этих людей, потому что сам живу в таком ритме, однако считаю, что иногда следует пойти и проголосовать. Чтобы не стать заложником чужой воли.

Еще одна причина в том, что люди перестали верить власти, мол, они там все одним миром мазаны. Да, я согласен, сегодня это так, но тем более необходимо эту ситуацию менять, избирать других людей. У нас ведь есть сегодня «пожизненные» депутаты: из кресла чиновника администрации человек пересаживается в депутатское кресло — и обратно. А от перемены мест слагаемых, как известно, сумма, то есть результат, не меняется.

Необходимо также понимать, что пока сильны старые стереотипы: многим кажется, что если раньше Совет народных депутатов не имел ни прав, ни возможностей что-либо изменить, то и сегодняшняя ситуация не лучше. А ведь на деле краевая Дума имеет очень большие полномочия.

У нас по старинке сваливают все грехи и ругают исполнительную власть: губернатора, мэра, а ведь спрашивать в первую очередь надо со своих представителей в Думе. Именно Дума обязана следить за правильным расходованием средств бюджета, за соблюдением законности, за своевременностью выплаты зарплаты и так далее.

— Когда в стране разразились первые экономические кризисы и вас отправили в отпуск без содержания, вы с коллегами создали производственно-коммерческое предприятие. 10 лет вы посвятили морю, а потом подались в предпринимательство. Тяжело было менять профессию?

— В известном смысле я профессию вообще не менял. Работа старшего помощника капитана означает не столько несение вахты, сколько работу с людьми, полное управление судном. А сегодня я управляю компанией. То есть я остался верен профессии руководителя.

— Два года назад, когда начали продавать чистую воду, вы рассчитывали на массового потребителя?

— Нет! И ошиблись. Сегодня 40% наших постоянных клиентов — это относительно малообеспеченные и пенсионеры, а зажиточных не более 5%.

— Доводилось слышать, что торговать водой выгоднее, чем нефтепродуктами.

— На это я могу ответить цитатой из американского журнала: «За последнее десятилетие спрос и интерес потребителей к устройствам по обработке воды с целью улучшения ее вкуса, очистки и увеличения полезных свойств вырос во много раз. На сегодняшний день эта отрасль является одной из наиболее быстроразвивающихся в Америке. Рост употребления разлитой в бутылки воды является свидетельством того, что люди не чувствуют себя спокойными в отношении качества воды из водопровода. Сегодня отрасль обработки воды получила справедливое название «индустрия 90-х годов».

У нас, к сожалению, картина противоположная, притом, что качество нашей водопроводной воды хуже некуда. И все это знают, но продолжают травиться. А ведь медики считают, что 75% наших болезней происходят из-за грязной воды.

Именно потому, что в России пока не сформирована культура потребления очищенной воды, наш бизнес еще не скоро сравнится в прибыльности с торговлей топливом. Судите сами, в настоящее время во Владивостоке мы имеем 15 торговых точек, и они работают на 30% мощности. Для того чтобы обеспечить потребности города лишь на 10%, их требуется 250! Мы верим, что придут другие времена. Я бы хотел еще раз процитировать тот же американский журнал: «Эта индустрия содержит в себе огромные возможности для ее участников, и, как всегда, тот, кто подготовлен наилучшим образом, будет вознагражден в наилучшей степени».

О дне завтрашнем

Недавно Грац зарегистрировался кандидатом в депутаты краевой Думы. У некоторых его знакомых это известие вызвало недоумение, мол, мало ему забот своего предприятия, захотелось еще в политику поиграть.

— Какие цели вы преследуете, стремясь в Думу?

— Цель одна: хочу, чтобы всем нам жилось лучше. Всем, будь то пенсионер, крестьянин, токарь или директор. Я понимаю, что фраза эта банальна, многие так говорили, к красивым лозунгам мы привыкли с детства. Любому нормальному человеку своя рубашка ближе к телу, но мне действительно жизненно необходимо, чтобы люди вокруг жили лучше, богаче, если хотите. Да, мне, не побоюсь этого слова, не выгодно, когда человек вынужден выбирать, купить ли ему булку хлеба или очищенную воду, поменять старую дверь на новую или еще годик подождать, начать ремонт в квартире или оставить все как есть... Поэтому на встречах с избирателями я всегда говорю: первое, на что следует обращать внимание при оценке кандидата, — это насколько для него важен уровень благосостояния людей, которые за него голосуют. Для меня все предельно ясно: если люди не будут получать своевременно высокую зарплату, мое предприятие разорится.

Компания «Грац и Ко» исправно платит довольно большие налоги, в том числе и в местный бюджет. Так же поступают еще тысячи компаний Приморья. А вот предприятия «оборонки», гиганты индустрии прошлого этого не делают, только требуют дотаций. Основную массу налоговых отчислений производят предприниматели. И что получают в ответ? Что происходит с фирмой, если она задерживает выплаты государству хоть на пару дней? Но это еще можно пережить. Главный вопрос, который волнует меня как плательщика: куда уходят мои деньги? Я не знаю ответа, и никто не может его дать.

Мы, похоже, смирились с тем, что живем в стране коррумпированных чиновников. И вот эти люди, которые не смущаясь берут взятки, стараются предоставить обществу врага в образе бизнесменов, которых называют не иначе как «новыми русскими». Хотя, чтобы выжить и сохранить свою компанию, предприниматель должен сегодня работать сутками! Нужно понять, что деловым людям не выгодно, если вокруг все будут бедные. Кто тогда станет покупать их товары?

Выход сегодня один: предприниматель должен идти в законодательную власть. Только через создание законов и строгий контроль за их исполнением можно заставить чиновника считаться с теми, кто делает реальное дело.

В конце концов, у меня растут четверо детей. Я хочу, чтобы у них было достойное будущее, а разве это возможно, если жизнь в России будет оставаться такой, как сейчас?

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ