Людмила Цай: «Люди торопятся вложить средства в квартиру, потому что больше не во что»

Глава риэлторской компании о репутации, надежности и 90х
из архива газеты «Конкурент» | «Люди торопятся вложить средства в квартиру, потому что больше не во что»
из архива газеты «Конкурент»
Анкета
Цай Людмила Владимировна, генеральный директор риэлторской компании «Пирамида Риэлт»
Место рождения: г. Ташкент, Узбекистан.
Образование: 1982 г. — ДВИСТ (ныне ДВГАЭУ), специальность «товароведение и организация торговли промышленных товаров», 1992 г. — «бухгалтер-экономист» (там же).
Карьера: 1975-1979 гг. — продавец Владивостокского ГУМа, 1979-1981 гг. — товаровед Приморской краевой трикотажной базы, 1982-1987 гг. — товаровед Приморского крайпотребсоюза, 1987-1992 гг. — преподаватель Владивостокского кооперативного техникума, 1991-1997 гг. — работа в собственной фирме, 1999 — 2003 гг. — начальник агентства ООО «Бизнес Дом»; с 2003 г. — генеральный директор компании «Пирамида-Риэлт».
Семейное положение: замужем, дочь-аспирантка, сын-студент.
Хобби: чтение классической русской литературы, вязание, поездки за рулем.

Сегодня рынок недвижимости во Владивостоке занимают около 300 фирм. Конкуренция жесточайшая. Тем не менее в мае прошлого года здесь появилась новая компания — «Пирамида Риэлт», которая за этот небольшой период уверенно завоевала свое место на рынке и продолжает активно развиваться. Кроме грамотной финансовой и кадровой политики, как оказалось, в успехе этого дела есть немало секретов из другой области. Речь идет о достоинствах человека. На вопросы корр. «К» отвечает Людмила Цай, генеральный директор компании «Пирамида-Риэлт».

«Не выношу критиканства»

— Скажите, как специалист, почему во Владивостоке такое дорогое жилье и скоро ли ситуация изменится?

— Очевидно, дорговизна оттого, что здесь есть возможности заработать хорошие деньги. Другая причина — экономическая нестабильность. Люди торопятся вложить средства в квартиру, потому что больше не во что. Рента на старость — многих такая мысль греет. Однако думаю, что с ростом строительства цены на вторичное жилье должны снизиться. Также обнадеживает начавшаяся недавно реализация ипотечных программ.

— Как вы относитесь к тому факту, что иностранцы покупают жилье во Владивостоке?

— В первую очередь, как профессионал. Покупают, но мало. Никакой экспансии нет. Во всяком случае, с собой они эту недвижимость не увозят. К примеру, президент «Хендэ» купил квартиру, потому что снимать было дорого, а потом продал снова и уехал на родину. В Америке, вон, японцы спокойно покупают заводы. Важно, чтобы данные процессы были под контролем государства, не в ущерб интересам его жителей.

— Вас не огорчает необходимость работать с непорядочными гражданами — согласитесь, разве может честный, законопослушный чиновник с окладом в несколько тысяч рублей купить элитное жилье?

— Мне приходилось работать с самыми разными категориями людей. Среди них и пенсионеры, и предприниматели, и чиновники — и всегда я стараюсь подходить к делу одинаково добросовестно. Здесь не место эмоциям и рассуждениям — кто хороший, а кто плохой. Я, как и врач, делаю свое дело, независимо от того, кто передо мной.

Выяснять степень вины того или иного человека должны специальные органы. Думаю, чиновником в нашем городе быть очень сложно. Мне раньше казалось, вот буду генеральным директором и начну жить спокойно и еще хорошие деньги получать. Но чем выше человек поднимается, тем тяжелее груз ответственности.

А насчет неприятных людей, такие, конечно, встречаются, но я стараюсь ограничивать отношения с ними на уровне деловых. Круг друзей у меня другой.

«Более сложной работы нет»

— Многие предприниматели перерастают в политиков. Вас не гложат подобные амбиции?

— Нисколько. Каждый должен заниматься своим делом. Мне нравится моя работа. И, к тому же, я уже в том возрасте, когда на то, чтобы менять свою карьеру, начинать что-то с нуля, остается уже не так много времени.

На освоение профессии риэлтора у меня ушло шесть лет жизни. Более сложной и изматывающей работы я не могла себе представить даже тогда, когда занималась челночным бизнесом и вынуждена была торговать на рынке.

— Имея богатый опыт частного предпринимательства, почему вы не стали развиваться в этом направлении?

— Вообще, я начала заниматься бизнесом сразу после перестройки. И не от хорошей жизни, а от испуга за судьбу своих детей. Мы с мужем хватались за голову — как дать детям образование! К счастью, дочь нас выручила — окончила школу с золотой медалью, поступила в университет бесплатно, окончила его с красным дипломом.

Пока дети учились, ни о какой карьере я не думала, мы просто выживали. Муж работал преподавателем в Дальрыбвтузе, а я оставила свою преподавательскую деятельность и, как многие женщины, стала ездить в Москву и Китай, а потом торговать на рынке. Помню, муж утром занимал мне место, привозил меня, а вечером после своих лекций забирал домой. Он был доцентом, кандидатом наук. Мы держались до последнего, пока его зарплата совсем не упала. Потом вместе открыли посредническую фирму. Но скоро и эта волна схлынула. Оборотных капиталов мы не имели. Поэтому надо было задуматься о том, чем заниматься дальше. А что касается торгового бизнеса, то, даже имея хороший опыт, я никогда не хотела стать владелицей собственного магазина.

— Как удалось сохранить семью в такое жестокое время?

— Конечно, я бы могла насесть на мужа и ждать, когда он начнет больше зарабатывать — так многие поступили и в итоге ничего не добились. И мужей испортили.

Я всегда относилась с уважением к своему мужу. С тех пор, как мы с ним познакомились еще в студенчестве. Он очень талантливый человек. Я убеждена, что у каждого свое время для успеха, хорошо, если у мужа и жены оно совпадает. Но так бывает не всегда. Поэтому супругам лучше работать в разных местах. Чтобы страховать друг друга, чтобы от возможных неудач не страдали дети.

Не бывает худа без добра. Мне удалось пройти многие испытания. Пройти все ступени карьеры. Я успела воспитать детей. Карьера мужа, кстати, тоже сложилась удачно — теперь он директор по развитию в компании «Славда».

— При таком основательном подходе к жизни почему в свое время вы выбрали именно работу в недвижимости — сфере, где масса людей пробовали свои силы и по большей части неудачно?

— С одной стороны, я чувствовала, что именно недвижимость — это как раз такой бизнес, который будет актуальным в любое время. А с другой стороны, все произошло случайно. К тому моменту, когда я стала искать работу, мне было 40 лет. Ходила в фонд занятости, листала «Дальпресс» — везде говорили, что я слишком стара. Случайно позвонила в «Бизнес Дом», прошла собеседование. Стала агентом и за восемь первых месяцев заключила 36 сделок. Стала начальником агентства, которое все время, пока я там работала, в течение трех лет было лидером продаж.

— В чем же секрет?

— Я уверена, что в таких делах, как недвижимость, главное — это порядочность. Клиент всегда это чувствует — стоит ли человеку доверять. В свою очередь, мой принцип — если я чувствую, что в квартире что-то подозрительное, то отказываюсь от сделки, во всяком случае, предупреждаю клиента о своих сомнениях. Всех своих агентов заставляю поступать также. Порой это очень сложно: убедить новичка-риэлтора отказаться от крупной, но вызывающей подозрения сделки. Главное — сохранить репутацию.

— Дайте совет, как клиенту максимально обезопасить сделку?

— Самый лучший способ — застраховать ее. К сожалению, путаница с законами далеко не всегда позволяет выяснить чистоту квартиры. К примеру, в начале 90-х не обязательно было в приватизацию жил-площади вписывать несовершеннолетних граждан. Выяснить, имеются ли таковые в подобного рода квартирах, очень проблематично.

«Слишком свежа память о судьбе «Бизнес Дома»

— Кто более успешен в риэлторском деле — молодые и энергичные люди или те, кто уже умудрен жизненным опытом?

— Практика показывает, что для того, чтобы найти общий язык с клиентом, вызвать у него доверие, нужно хорошо разбираться в житейских вопросах. Ведь бывают почти тупиковые ситуации.

Вот был случай: родители и взрослая дочь жили вместе в четырехкомнатной квартире и ненавидели друг друга. Разменивать квартиру родители не хотели наотрез, мол, дочь прогуляет наследство. Когда убедила их сделать размен, дочь вышла замуж, родила ребенка и в семье воцарился мир. Теперь пожилая мать звонит мне иногда, как лучшей подруге.

Или, например, мужчина, уже дважды женатый, решил отписать квартиру новой жене, ее дочери от первого брака и их общей новорожденной дочери. Я посоветовала ему оставить квартиру только дочерям. Он ведь может и в третий раз развестись, и кто знает, насколько справедливо женщина распределит свою долю между девочками. А так — гарантия, что дети будут в равной степени обеспечены жильем.

— Не утомляет ли вас необходимость так близко принимать проблемы людей?

— Ничего не поделаешь, это основа профессии риэлтора. Полный контакт — как у врача или у адвоката. И каждый раз отдаешь часть себя. Со временем, конечно, нарабатывается профессионализм, в том смысле, что лучше узнаешь рынок, но каждую новую встречу по-прежнему пропускаешь через себя. Многие не выдерживают и бросают работу. Те же, кто остался на рынке — это однозначно люди порядочные.

За все время работы в недвижимости я заключила более 300 сделок, и ни разу в мой адрес не было ни жалоб, ни исков. Хотя на этом рынке — суды сплошь и рядом. Всегда нужно максимально перестраховываться. Один раз позволишь себе недобросовестную сделку и...

— Как на вашей репутации отразилась печальная история компании «Бизнес Дом», в которой вы работали руководителем одного из агентств?

— Крах «Бизнес Дома» — одного из крупнейших участников рынка — это событие, масштабы которого не сравнятся ни с чем в истории Владивостока. Гигантский долг, десятки пострадавших граждан. Хотя к коллективу компании, в том числе и ко мне, не было претензий, я до сих пор ощущаю последствия этой истории. К сожалению, она негативно сказалась на репутации всех риэлторов, даже тех, чья порядочность никогда ни у кого не вызывала сомнений.

— Вас это не испугало и вы решили заняться тем же?

— Как я уже сказала, больше всех от развала «Бизнес Дома» пострадали рядовые сотрудники. Хотя крах компании остался целиком на совести руководства, которое не смогло контролировать финансовую политику.

Несмотря на эту ситуацию, я получила много предложений от различных риэлторских компаний города. В итоге согласилась возглавить совершенно новую риэлторскую компанию «Пирамида-Риэлт». В надежности проекта меня убедил тот факт, что на этот раз ответственность компания разделит с крупным холдингом, который и является ее учредителем. В холдинг входят страховая компания, кирпичный и фарфоровый заводы, предприятие по производству мебели, кредитная компания, туристическая и строительная фирмы.

— Какую тактику вы избрали, чтобы завоевать рынок?

— За год мы создали во Владивостоке сеть из восьми агентств. Но пытаться довести это число до нескольких десятков, как у некоторых фирм, мы не намерены. Слишком свежа память о судьбе разросшегося до неуправляемости «Бизнес Дома».

Я не авантюристка и смотрю на свою работу очень консервативно. Не надо никого перегонять — надо работать спокойно, стабильно (на радость акционерам). К тому же холдинг дает нам несколько преимуществ перед конкурентами: возможность находить клиентов в дома собственной постройки, а также заниматься кредитованием и страхованием сделок. На первое место я ставлю качество услуг. Мы хотим внести свой вклад в создание цивилизованного рынка недвижимости во Владивостоке.

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

— Почему после школы вы решили поступить именно в торговый вуз?

— Родители хотели, чтобы я стала медиком. Но я выбрала более перспективный путь. До перестройки у людей если и были деньги, то на них было нечего купить, тогда работа в сфере торговли была хорошей возможностью приблизиться к нормальной жизни, снять проблему дефицита.

— Какой главный принцип лежит в основе ваших поступков?

— Надо не плакать, не завидовать, а действовать. Я отношусь к тем женщинам, которые, как лягушка из притчи про взбитое молоко, не спешат идти ко дну, а изо всех сил что-то делают. И спасаются.

Важно сохранить позитивный настрой, стараться выходить из ситуации с наименьшими потерями. Мне нравится такая фраза: когда плачешь, что не на что купить туфли, вспомни, что у кого-то нет ног.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ