2019-04-08T11:08:43+10:00 2019-04-08T11:08:43+10:00

Ни строить, ни пахать: в Приморье начинается земельная паника

фото KONKURENT |  Ни строить, ни пахать: в Приморье начинается земельная паника
фото KONKURENT

Среди экспертов по градостроительным вопросам начинается паника. В Приморье земли археологических памятников все чаще попадают в «дальневосточные гектары», застройка же  Владивостока определяется не потребностями жителей, а кадастром. Тем не менее в недавно созданном врио вице-губернатора Константином Богданенко общественном совете при департаменте земельных и имущественных отношений Приморского края, задачами которого названы вовлечение общественности в совершенствование регионального законодательства и предоставление земельных участков по максимально прозрачной и понятной схеме, не оказалось ни градостроителей, ни архитекторов, ни ученых.

«Земельные комитеты и советы в муниципалитетах края не обращаются к археологам при выделении земли под застройку или распашку, это приводит к тому, что памятникам археологии – не только неисследованным, но и уже известным – наносится непоправимый ущерб, - рассказала KONKURENT.RU Надежда Артемьева, завсектором средневековой археологии Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН. - Часто бывает, что мы узнаем, что земля отдана без экспертизы, когда это уже произошло. Мы поднимали вопрос о том, чтобы в земельных комитетах были археологи. У нас есть инспекция по охране памятников, но там тоже не хватает людей, чтобы этим заниматься.

Год назад мы поднимали вопрос о том, что земли археологических памятников попадают в «дальневосточные гектары». Оказалось, что участки, раздаваемые под гектар, не проходят историко-культурную и археологическую экспертизу, хотя по 73-ФЗ она обязательно должна проводиться. Но на карте «дальневосточного гектара» не обозначены даже земли, уже объявленные памятниками историко-культурного значения. Хотя можно было бы сделать просто: у нас есть список памятников археологии, который нужно распространить по краю, чтобы при выдаче гектаров в земельном комитете каждого района знали, где они находятся.

В Уссурийске есть два крупных городища XII века в черте города. Мы уже 25 лет там работаем, в 1995 г. здесь был открыт город Кайюань — столица чжурчжэньского государства Восточное Ся. Границы Краснояровского городища как археологического памятника были внесены в Росреестр еще в 2016 г. В администрации Уссурийска про него прекрасно знают, но эти земли отдаются в пользование, хотя не входят в совхозные территории. Это 3 км от центра Уссурийска, удобная зона для строительства коттеджей и дач. При этом в кадастровом плане участка в графе «особый режим землепользования» они ставят прочерк, поскольку если указать, что это земля памятника археологии, то там нельзя будет ни строить, ни пахать.

Сегодня участок запахан, обнесен забором, там лежит керамика XII века. Земля была выдана под выпас скота и покос травы, запашку никто не разрешал. Мы поговорили с администрацией, и вроде бы нас услышали. Поэтому суд должен изъять этот участок, а за ущерб, нанесенный памятнику, должен быть выставлен счет, там урона на миллионы: это черепица от дворца или административных зданий, объекты находятся на глубине 30-40 см, все это уничтожено запашкой. За 25 лет наших исследований мы видим, как памятник уменьшается на глазах. Например, в Китае, если под деревней обнаруживается археологический памятник, они строят новую деревню и переселяют старую. У нас, к сожалению, так не принято. Приморский край очень богат историко-культурными памятниками, и нам есть что сохранять и исследовать. Если не остановить вандализм, мы все это потеряем».

Валентин Аникеев, член-корреспондент РААСН, профессор, кандидат архитектуры: «Ситуация с градостроительством выходит за рамки общественного совета. То, что происходит с ролью архитекторов в регулировании формирования среды жизнедеятельности горожан, это беда не только Владивостока, но и всей России: советское градостроительство, которое находилось на ведущих мировых позициях, в настоящее время опущено ниже плинтуса. Сейчас застройку городов определяют не архитекторы и градостроители, которые обязаны формировать комфортную среду для сообщества, проживающего на ограниченных территориях, а строители и специалисты по кадастру, то есть землемеры. Архитектор отодвинут на задний план, с ним никто не считается. В результате на таких ограниченных пространствах, как Владивосток, застройка определяется не потребностями жителей, не санитарно-гигиеническими, экологическими и прочими требованиями, а кадастром.

После распада СССР в 1993 г. был принят Градостроительный кодекс РФ, где в статье 3 были четко определены приоритеты государственных, общественных и частных интересов в градостроительной деятельности. Но в 2004 г. был принят другой кодекс, в котором эта статья исчезла. И сегодня городское пространство, на котором скучено огромное количество людей, регулируется не в интересах общества, а в интересах собственников земельных участков. Полтора или два года назад президент России понял, что ситуация с градостроительным регулированием провальная, и провел Госсовет, в ходе которого было принято решение восстановить в субъектах РФ и в городах позицию главного архитектора. Но ничего не изменилось: по сей день в штатном расписании нет такой позиции, как главный архитектор города или края — есть советник мэра по градостроительству, но это не должностное лицо, юридически не несущее ответственности. Департамент градостроительства края много лет возглавляют люди, не имеющие никакого отношения к градостроительству или архитектуре, это чистые строители».

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ