«Композитное кораблестроение» доводит сотрудников до нищеты?

фото: KONKURENT |  «Композитное кораблестроение» доводит сотрудников до нищеты?
фото: KONKURENT

Как стало известно, в некогда успешном с точки зрения презентации пиар-проектов и некоторой их реализации ООО «Композитное кораблестроение» дела идут не самым лучшим образом. По некоторой информации, работники предприятия долгое время не получают законную зарплату, о чем собираются доложить в специальном обращении в прокуратуру Приморского края. По их мнению, руководство компании в лице генерального директора Дмитрия Волошенко вводит сотрудников в заблуждение о положении ООО «Композитное кораблестроение», в связи с чем работников «кормят» многочисленными обещаниями. 

«От 50 до 100 тыс. руб. на работника задолженность компании по заработной плате, – рассказывает сборщик-кораблестроитель Андрей Шамов. – Мне компания должна более 100 тыс. руб. Но получить их не могу. Раньше просил рассчитаться каждый день. Вначале обещали, что выдадут деньги завтра. Так длилось около месяца. Причем все время генеральный директор просто нагло вводил в заблуждение. То говорил, что завтра заказчики переведут деньги за изготовленные катамараны, затем придумал, что платежку банк заморозил. Потом была версия, что банки не работают из-за коронавируса. В конце концов признался: у компании нет денег. Самое обидное, что сотрудникам приходится унижаться перед этим человеком. Многие не могут даже лекарства или хлеб купить, приходят к нему, и он может дать 1 или 2 тыс. руб., это если в хорошем настроении. Если настроение не очень, может и не дать. Нет никакого графика погашения задолженности. Аргументы, что мы работали и нас нужно рассчитать, не действуют на данного бизнесмена».

По словам Шамова, коллектив от отчаяния стал разбегаться. Многие работали там около трех лет, другие менее года. На данный момент работают только те, кто пришел недавно. Внедрена схема, что новые работники получают обещания получить зарплату вовремя, а так как ее обещают платить более 100 тыс. руб. – желающие поработать есть. Приток новых сотрудников идет через объявление на «Фарпосте».

Между тем компания ООО «Композитное кораблестроение» ранее считалась благополучной. Более того, она позиционировала себя как пионера композитного кораблестроения, который изготавливал современные катамараны.

Согласно информации о производстве, которую компания представляла в 2017 г. на ВЭФ, в качестве материала корпусов используется углепластик на эпоксидном связующем. Это якобы самый современный материал в кораблестроении. В основе этого композитного материала лежит углеткань и эпоксидная смола, соединяемые по принципу панели-сэндвича с помощью конструкционных пенопластов. Данная комбинация и обеспечивает уникальные прочностные и весовые характеристики принципиально новых катамаранов.

Сайт компании утверждает, что сотрудниками компании, принимавшими участие во многих судостроительных проектах в России и за рубежом, было построено более 50 судов различного назначения, включая пассажирские по заказу из Санкт-Петербурга, прогулочные катамараны и однокорпусники от 10 до 24 метров длиной.

Однако работники, проработавшие в этой команде судостроителей не один год, рассказывают: в настоящее время проблемы с зарплатами могут быть обусловлены тем, что компания срывает заказы по производству катамаранов, а само производство плавсредств практически не ведется.

«В трудовом коллективе нет сомнений, что невыплата заработной платы обусловлена тем, что компания фактически не выполняет свои обязательства перед заказчиками. Конструкторы, которые общаются с клиентами, рассказывают, что на предприятии долги возникли из-за пирамиды. То есть, как только клиент оплатил заказ на 70%, деньги идут на достройку предыдущего заказа. Но что-то пошло не так, пирамида рухнула, и практически все заказы остановлены. Пока я работал, видел, что есть пять готовых корпусов катамаранов по 9 метров и два почти доделанных по 12 метров. Кто заказчик – не знаю. Меня больше волнуют мои деньги. Мне должны зарплату за два месяца. Создали инициативную группу, сейчас готовим заявления в инспекцию по охране труда и в прокуратуру. Желания верить обещаниям руководства нет. Есть всего три человека, которым они, наверное, платят. Это люди, которые с ними работали еще на проектах саммита АТЭС. Там тоже скандальная и темная история. Дело вроде еще в судах. Кто-то кого-то кинул на деньги. Недавно нам сказали, что денег в ближайшее время не видать. Причем цинично намекнули, если кто-то ушел в отпуск без содержания, то есть не захотел работать бесплатно, с ним могут и вовсе не рассчитаться. Поэтому мы решили обращаться в прокуратуру, боимся, что нас просто оставят без расчета», – рассказал кораблестроитель Олег Наймушин.

Еще один сборщик-кораблестроитель, оставшийся без средств к существованию, – Александр Черкасов. Согласно расчетному листу, который он показал журналистам, компания должна ему 136 тыс. руб. Но сроки расчета в компании не назвали, а руководство старательно избегает контактов со своим работником. «Многие теперь ищут другую работу, так как увидели отношение работодателя к нам. Мы для них не ценные кадры, которые подрывают здоровье, изготавливая корпуса из вредных материалов, а расходный материал».

То, что здоровья у многих сотрудников стало меньше после работы с композитными материалами, люди также не скрывают. «Это вредная работа, и многие страны у себя людей на таком производстве не задействуют. Дышать в цехах порой нечем. Я слышал, что рабочие места нужно было аттестовать как вредное производство, но на моей памяти этого не было. Раньше, когда работали на территории завода «Изумруд», приходили и замеряли концентрацию вредных веществ. Это делали работники завода, видимо, у них были опасения насчет возможных последствий выявленных нарушений в случае проверки. Когда переехали на ул. Карьерную, за этим перестали следить. Когда люди задыхаются в цеху, открывают ворота. Порой на территории дышать нечем. Заказчики даже машины на территорию не загоняют, так как потом от белого налета сложно отмыть. Но за вредность есть вроде доплата 700 руб. в месяц и 8 дней к отпуску. Но нужна ли аттестация рабочих мест с учетом вредности, я не знаю», – рассказывает Андрей Шамов.

Дозвониться до директора ООО «Композитное кораблестроение» Дмитрия Волошенко нам так и не удалось. Между тем в министерстве труда и социальной политики правительства Приморского края, куда издание обратилось за разъяснениями по аттестации рабочих мест, рассказали, что в 2014 г. вышел закон, обязывающий работодателя производить специальную оценку условий труда. Это делается для того, чтобы работники были информированы об условиях труда на рабочих местах, о существующем риске вреда для их здоровья, о мерах по защите от воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов и о полагающихся работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, гарантиях и компенсациях.

«Сотрудники компании должны были расписываться в карте проведения спецоценки, а итоговым документом должен быть отчет о проведении спецоценки, и в нем должны быть и протоколы измерений. Это делают по договору с предприятиями аккредитованные организации. Любой работник, который считает, что у него вредное производство, может обратиться в инспекцию по труду с жалобой», – рассказала начальник отдела социального партнерства и охраны труда министерства труда и социальной политики Наталья Олесенко.

Однако PRIMPRESS удалось найти на специализированных сайтах, что компания с похожим названием провела спецоценку 35 рабочих мест, но работники утверждают, что в трудовом договоре у них класс вредности не прописан.

Чем закончится эта история с кораблестроителями, которые оказались без средств к существованию? Издание намерено проследить и добиться того, чтобы в компании выполнили свои обязательства. Также мы попробуем прояснить судьбу катамаранов, заложенных на этом предприятии. Ведь не исключено, что вслед за рабочими пострадать могут предприятия, разместившие у этой компании свои заказы.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ