Рыбной отрасли нужна новая реформа. Почему?

фото: KONKURENT |  Рыбной отрасли нужна новая реформа. Почему?
фото: KONKURENT

От предложенной реформы в рыбной отрасли выиграет ряд компаний, которые сегодня активно используют инвестквоты. То есть строят новый флот и новые рыбоперерабатывающие заводы.  Такие, как РК им. Ленина, РРПК или Группа «ФОР». Будут и проигравшие – это прежде всего те, кто тормозит развитие отрасли, по старинке просто эксплуатируя биоресурсы.

Вот уже несколько лет, как в России реализуется программа обновления рыболовного флота, запущенная с принятием закона об инвестиционных квотах. Перед его принятием ломалось много копий, были споры, столкновение мнений, часто диаметральных противоположных. Но в итоге начался действительно важный и эффективный процесс – рыбаки пришли на российские верфи и строят новые суда. Пусть пока в большинстве своем по иностранным проектам и с высокой долей иностранного оборудования. Но лиха беда начало.

На эту тему KONKURENT.RU писал уже не раз. Просто потому, что огромный отложенный спрос на технически сложные суда (более 90% рыболовного флота эксплуатируются с превышением нормативного срока эксплуатации) возник благодаря многолетнему отсутствию государственной политики в области обновления флота. Спроса не было, даже несмотря на то, что пользователи рыбных квот получали от государства льготы. В частности, 85-процентную льготу по оплате ставки сбора за пользование биоресурсами: накопленный размер этой льготы с 2008 г. по 2018 г. составил около $2,8 млрд.

И наступил перелом. В рамках программы «квот под киль» сейчас работают крупные судовладельцы – холдинги или компании, ведущие промысел в широких масштабах на огромных траулерах. Именно за их заказы бились в последние годы «Адмиралтейские верфи», «Янтарь», «Пелла», «Находкинский СРЗ», «Восточная верфь», «Славянский СРЗ». И не зря. Это дало солидную загрузку заводам, позволило им диверсифицировать свою деятельность, по сути – открыло новую страницу в их трудовой биографии.

Однако для полного переформатирования рыбной отрасли необходимо время и более жесткие правила игры. «Российский рыболовный флот сегодня предельно изношен, суда модернизационно непригодны. Затраты на их модернизацию или переоборудование значительно превышают их стоимость. Очевидно, что необходима постройка новых судов, – говорит Алексей Осинцев, президент Ассоциации судовладельцев рыбопромыслового флота (АСРФ). – 70% морских уловов нашими рыбаками добывается в ИЭЗ России. Важно понимать, что при неосвоении национальных запасов водных биоресурсов на право их добычи будут претендовать другие страны в соответствии со статьей 62 Конвенции ООН по морскому праву».

Строящиеся сейчас несколько десятков судов по инвестквотам ситуацию не изменят. Средний возраст рыбопромыслового флота приближается к критическому уровню в 30 лет. Строительство новых судов в период действия исторического цикла закрепления квот (2008–2017 гг.) не осуществлялось. «Сырьевое проклятие» спокойно позволяло рыбакам покупать за рубежом флот в бэушном состоянии, консолидировать квоты, акции и доли участия в других предприятиях и даже скупать непрофильные активы. Одним словом, рыбная отрасль со своими пиратскими нравами сегодня выглядит странным пережитком на фоне быстро набравших благообразность нефтяной, алюминиевой или даже водочной и пищевой промышленности

С таким подходом, какой сегодня демонстрируют многие пользователи биоресурсов, заказывая суда за рубежом, не будет в России никогда высокотехнологичного гражданского судостроения. И этого с удовольствием ждут и Китай, и Корея, и даже Турция. С позиции необходимости развития страны, технологического рывка, так же как и опережающего развития Дальнего Востока, этого нельзя допускать. Природные ресурсы обязаны работать на развитие страны.

С этой целью «Русская рыбопромышленная Компания» обратилась к премьер-министру Михаилу Мишустину с предложением провести новую глобальную реформу в отрасли. Как отмечает РРПК в своем письме, динамика вылова и торгового баланса в отрасли оптимистична, но фундаментальные экономические и производственные характеристики остаются на критически низком уровне с тенденцией к ухудшению.

Вопрос, касающийся системы распределения биоресурсов, следует рассматривать исключительно с точки зрения интересов государства и общества в длительной перспективе, уверены в РРПК. С точки зрения комплексного развития рыбного хозяйства, имея в виду не только добычу и переработку, обеспечение продовольственной безопасности, но и развитие ряда обслуживающих отраслей, таких как судостроение, судоремонт, производство оборудования для рыболовных судов и других смежных отраслей экономики. А также с точки зрения развития прибрежных территорий и занятости населения. Но обязательно – при государственном регулировании, определяющем и стимулирующем эти процессы, как это принято в развитых экономиках.

Пока же отрасль в значительной степени является экспортно ориентированной, что обеспечивает поступление сверхдоходов при ослаблении курса рубля. При этом структура производства не меняется, что говорит о минимальных инвестициях в перерабатывающие мощности. То есть в предыдущие годы внешняя и внутренняя среда благоприятствовала рыбакам, но государство ничего взамен не получило.

«В структуре производства и экспорта отрасли преобладает свежемороженая рыба низкой степени переработки. Так, по минтаю, треске, сельди, лососям доля продуктов с низкой добавленной стоимостью достигает 80%, – пишет РРПК. – У отраслевого регулятора к настоящему времени отсутствует план дальнейших преобразований. Отраслевое законодательство в действующей редакции не располагает инструментами стимулирования дальнейшего опережающего развития. При разработке законодательных изменений установлены ограничения, препятствующие расширению действия разработанных механизмов инвестиционных квот».

Как можно изменить ситуацию? Во-первых, обеспечить производственные мощности строящегося флота квотами на 100%. Причина – ряд предприятий, в том числе крупнейшие пользователи (здесь указаны ПБТФ, НБАМР, «Гидрострой», «Океанрыбфлот»), не присоединились к судостроительному направлению программы инвестквот. При этом договоры пользования водными биоресурсами ими заключены. А это значит, что в следующие 13 лет больше половины квот массовых, высокорентабельных и валютоемких видов будет осваиваться устаревшим флотом. РРПК при этом считает, что необходимо создать механизм донаделения ресурсом до полной производственной загрузки судов, которые вводятся в строй под инвестквоты.

К слову, АСРФ провела анализ и подготовила обоснование, что предлагаемая реформа в части донаделения квотами выгодна всем, кто решился на инвестиции в развитие. Бенефициарами станут наиболее активные инвесторы в строительство на территории РФ современных рыбопромысловых судов, а также береговых предприятий. Объемы увеличиваются у целого ряда участников отрасли – Колхоз им. Ленина (изменение относительно уровня 2019 г. по минтаю 175%), РРПК (153% по минтаю), «Согласие» (132% по треске и пикше), Группа «ФОР» (104% по треске и пикше), «Мурмансельдь-2» (47% по треске и пикше), СЗРК (34% по треске и пикше), «Мурман Сифуд» (30% по треске и пикше), говорится в расчетах АСРФ. При этом  объемы сократятся у ряда других компаний – среди них «Океанрыбфлот», «Гидрострой», НБАМР, ФЭСТ, «Сигма», выбравшие инерционный путь.

Алексей Осинцев: «Создание поэтапных условий по добыче водных биоресурсов в морских водах, находящихся под российской юрисдикцией, с использованием новых судов отечественной постройки повысит устойчивость и независимость российского промышленного рыболовства на международной арене.

Уже сейчас в рамках инвестквот предусмотрена именно отечественная постройка судов. Господдержка гражданскому судостроению по всем ее направлениям также предусматривается только в случаях строительства судов на российских верфях. Правительством РФ уже установлены поэтапные требования локализации гражданского судостроения в России».

Отсюда вытекает второй важный момент:  осваивать квоты в исключительной экономзоне РФ должны только суда не старше 30 лет, построенные в России. Причем с определенными требованиями к переработке. Такую норму предлагается ввести в действие с 2034 г.

Третье. РРПК считает необходимым продолжить практику распределения квот через аукционы с обязательствами по строительству флота. Такой опыт по части крабовых квот оказался положительным – его предлагается распространить дальше на краба, а также креветку, трубачей, морского ежа и ряд других объектов (каких, в письме не уточняется). Но при одном условии – не должны пострадать участники программы инвестиционных квот, а также компании, которые в последние годы покупали лимиты на торгах (в качестве примера приведены крабовые аукционы 2012 – 2017 гг.).

«Механизм аукционов крабовых квот с обязательным строительством новых судов пользовался высоким спросом. Этот инвестиционный инструмент позволил обновить половину необходимых мощностей и обеспечил дополнительные доходы бюджета. Эти средства послужили источником развития других направлений отрасли. Логично продолжить работу в этом направлении, чтобы обновить флот для всего объема добычи и обеспечить эффективное развитие отрасли. Уверен, что многие компании еще проявят интерес к аукционам», – уверен Осинцев.

Четвертое. Предложено установить более жесткие критерии использования в отрасли единого сельскохозяйственного налога и льготы по сбору за пользование водными биоресурсами. Изначальные цели этих преференций уже неактуальны, а дополнительные средства можно направить на строительство научно-исследовательского флота, рыбоводных заводов, исследования глубоководных объектов промысла, биоресурсов Арктики и Антарктики.

Что по итогу? Принятые меры обеспечат заказы по строительству судов на 20 млрд руб. ежегодно, а за 30 лет – на порядка 600 млрд руб.

Алексей Осинцев: «Востребованность инвестквот оказалась очень высокой – многие компании заинтересовались новым механизмом. В результате за каждым инвестпроектом будет закреплен даже меньший, чем предусмотрено законодательством (не более 50% мощности) объем инвестквот. С 2024-2025 гг. все суда должны быть введены в эксплуатацию. Дополнительные квоты необходимы, чтобы обеспечить загрузку их производственных мощностей.

Однако в настоящее время участники программы инвестиционных квот находятся на пике инвестиционной программы, имеют высокие обязательства по обслуживанию долга. Кроме того, из-за  распространения коронавирусной инфекции сложилась неблагоприятная ситуация на рынках рыбы и морепродуктов – снижение цен и рост издержек, особенно логистических. Считаем, что в настоящий момент крайне важно поддержать отраслевые инвестиции, особенно в обновление флота. Компромиссным решением со стороны регулятора было бы сохранение льготы для участников, реализующих масштабные инвестпроекты, хотя бы на срок реализации этих проектов.

И, разумеется, регулятору критически необходимо быть последовательным в налоговом регулировании по инвестиционным квотам на добычу крабов. Рекордные поступления от крабовых аукционов обусловлены, в том числе, ожиданиями сохранения применимых налоговых льгот участниками аукционов. Насколько нам известно, в проекте изменений в НК, предложенном Минсельхозом, для инвестиционных квот на добычу крабов сохранение льготы или вычета на уплату сбора за пользование объектами ВБР предполагалось».

Какие бы решения в будущем ни приняли, ясно одно: речь сегодня идет о реформировании системы распределения биоресурсов в интересах всех участников рынка и интересов общества. По оценке АСРФ, увеличение инвестквот с 20% до 50% обеспечит безотходную переработку 50% уловов таких промысловых объектов, как минтай и тихоокеанская сельдь, атлантическая треска и пикша, составляющих 2/3 общероссийского объема добычи биоресурса. В выигрыше будет само государство.

Что касается обновления флота, то тут интересы рыбопромышленников и государства должны вообще совпадать. Поскольку использование современных судов меняет экономику принципиально – за счет увеличения эффективности промысла операционная прибыль существенно растет.

Так что выбор за рыбаками, кем они хотят быть: недальновидными игроками в мутной воде или пристойными пользователями высокорентабельных биоресурсов, которые работают в полном согласии с государством.   

 

Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Виктор Величко 1 месяц назад
0 0
Биоресурсы постепенно уменьшаются, а они всё реформируют. А решение вопроса единственное - всю добычу вернуть в государственное управление, как это было в советское время. Потому что добытчик-частник - это всегда хищник.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ