Страшный взрыв в Находке. Как это было

Мыс Астафьева: место катастрофы. Фото: ru.wikipedia.org |  Страшный взрыв в Находке. Как это было
Мыс Астафьева: место катастрофы. Фото: ru.wikipedia.org

Более 70 лет назад в порту Находка произошел взрыв 7 тыс. тонн аммонала (смеси аммиачной селитры с тротилом и алюминиевой пудрой), унесший 105 жизней и обрушивший на город настоящий нефтяной дождь.

Для развития советского Севера в 1930-х годах было создано Главное управление строительства Дальнего Севера (Дальстрой). На откуп Дальстрою была отдана вся нынешняя Магаданская область, часть Якутии, Хабаровского края и Камчатской области. Там добывали так необходимые стране золото и олово, вольфрам, кобальт, уголь, уран. Для этого строили дороги и инфраструктуру.

Производственная база Дальстроя была колоссальной и включала в себя 89 приисков, рудников и обогатительных фабрик, 23 электростанции и 1,6 тыс. км линий электропередачи, 84 нефтебазы, 31 радиостанцию и узел связи, шесть морских пунктов, девять аэродромов, шесть железных дорог, пароходство и лесозаготовки. Обслуживали все это хозяйство 73 тыс. заключенных.

Обеспечение работы Дальстроя требовало производства взрывных работ, а значит – поступления больших объемов динамита, аммонала, нитроглицерина. Все это везли вагонами в единственный обустроенный порт на Дальнем Востоке СССР – Владивосток.

«Не нужно быть специалистом, чтобы понять, какая опасность висела над городом каждый раз, когда проводилась эта операция», – вспоминал первый секретарь крайкома партии Приморья Пегов.

Руководство края обратилось в ЦК с предложением переноса перегрузки взрывчатки в бухту Находка, где и предлагалось построить для этого новый торговый порт. Настаивал на переносе и командующий ТОФ Кузнецов. Член ЦК Жданов для рассмотрения целесообразности строительства в Находке большого порта специально выехал в Приморье. По возвращении в Москву он доложил Сталину, что «Находка является настоящей находкой в Приморье» и там необходимо строить крупный порт. Этому строительству дали зеленый свет.

24 июля 1946 г. в бухте порта Находка из-за воспламенения взорвался пароход «Дальстрой», груженный 7 тыс. тонн аммонала и тротила. Взрыв был огромной силы: якорь весом в 5 тонн выбросило на полкилометра от берега, разрушились все постройки в порту. Был поврежден пароход «Орел», который находился в море.

Несмотря на значительное расстояние, весомый осколок фальшборта парохода «Дальстрой» врезался в палубу «Орла» и проделал вмятину в районе первого трюма. На шлюпочной палубе ботдека находились бутыли с серной кислотой. Несколько стеклянных емкостей разбило осколками. Трех членов экипажа окатило опасной жидкостью, и их пришлось на катере отправить в больницу. Силой взрыва вырвало открытые иллюминаторы, изуродовало каюты. К счастью, это ЧП обошлось без человеческих жертв.

А вот на самом «Дальстрое» и в порту жертв было более чем предостаточно. Незадолго до взрыва капитан приказал команде «Дальстроя» покинуть горящий корабль. Люди успели сойти на берег, но были настигнуты долетевшими сюда осколками. Также погибло множество заключенных, работавших в порту грузчиками.

Одним из последствих последствий взрыва стал двухчасовой «мазутный дождь» – 1,8 тыс. тонн мазута из бункеров корабля, поднятые взрывом в небо, осели на окрестности.

Известный приморский художник Павел Куянцев, в это время работавший на «Дальстрое» помощником капитана, так вспоминал момент взрыва: «Через секунду я почувствовал мягкий толчок в спину, будто кто-то нежно и вместе с тем энергично пихнул тюком ваты. И вот я уже лечу по воздуху, стараясь найти землю, и никак не приземляюсь. Наконец шлепнулся во что-то мягкое. Все потемнело. Подумал, что ослеп. Потом вода накрыла меня почти с головой, и я услышал – вернее, ощутил, как какой-то тяжелый предмет упал рядом. Нечем было дышать. Подумал: «Вот и конец! Хорошо бы быстрее».

Сознание начало меркнуть. Но яркий свет над головой заставил еще задержать дыхание, и густое черное облако стало уходить в сторону. Глубокий вдох – и я вскочил на ноги. Рядом лежал мусорный рукав судна из дюймовой стали в тонну весом. Берег предстал совершенно голым: нет ни судна, ни складов, ни зданий, ни деревьев. Только сваи торчат из воды, где был причал, да виднеется полузатонувшая корма парохода, а на ней аккуратно лежат рядком два паровых котла-тридцатитонника, заброшенные взрывом из портовой кочегарки. И все «отлакировано» слоем мазута».

Прежде чем взорваться, пароход загорелся. Со всей Находки видели высокий белый столб дыма над пароходом. Жители знали, что на «Дальстрой» грузится взрывчатка, поэтому начали спешно покидать дома и бежать в сопки. Все работники причалов, а также не успевшие убежать жители мыса Астафьева погибли. Все здания, стоящие на мысе, а также лагерь, были полностью разрушены. Дома, расположенные в районе улиц Лермонтова и Дальней, здания близлежащих поселков бухты лишились окон, некоторые – и кровель. Часть котла и якоря парохода нашли на противоположном берегу бухты.

«Мне бабушка рассказывала, что якорь с цепью от этого парохода летел по небу, как Змей Горыныч, и упал где-то за сопкой. Сама она с детьми все это время сидела в яме, поскольку всем велели прятаться поглубже», – вспоминает жительница Находки Лариса Быкова.

С начала эвакуации около сотни грузчиков бросились в проходную порта и столпились у ворот. Охранник не пускал их за проходную, так как они были заключенными. Взрыв прижал грузчиков к утесу, где люди сбились в кучу. Один из очевидцев вспоминал: «Там, где были ворота порта, я увидел большие черные клубы, которые шевелились. Однородность мазутного «лака» нарушалась алыми пятнами и полосками-ручейками. На земле ручейки образовывали алые озерца – это истекали кровью грузчики-заключенные. Взрыв застал всех у проходной и собрал изорванные тела в сплошное страшное месиво. У одного – доска в боку, у другого – палка в черепе; некоторые еще шевелятся, другие уже затихли. А алые струи, особенно яркие на черном фоне, все текут и текут. Картина была страшная».

Для расследования взрыва из Москвы в Находку вылетели два замминистра МВД. Глава МВД Круглов на основе их докладов и доклада начальника местного МВД доложил Сталину, Берии и Микояну.

«Командированные в бухту Находка заместители министра внутренних дел СССР тт. Рясный и Мамулов установили, что основная причина пожара и взрыва в бухте Находка – преступно-халатное отношение отдельных работников Приморского управления Дальстроя к приему, хранению и погрузке на пароходы взрывчатки с железной дороги, – доложил Круглов. – Основными виновниками такого отношения к сбережению взрывчатки и организации погрузочных работ в бухте Находка являются начальник Приморского управления Дальстроя Кораблин, его заместитель Сафронов, начальник политотдела Трошкин, начальник лагеря Островский, начальник склада Дицик, его заместитель Афанасьев и техник по взрывчатке Чевский. Все они арестованы и привлекаются к уголовной ответственности. Кроме того, арестовано девять человек, подозреваемых в злоумышленных действиях».

Сначала в таких действиях подозревали всю команду «Дальстроя». «Когда со следователем Шадринцевым мы объезжали госпитали и больницы Находки, он показал мне кусок фанеры, которую вырезал в туалете управления Дальстроя. На нем было написано: «Скоро Дальстрой должен провалиться», – вспоминал Куянцев. – Прокуратура Находки не дремала: началось следствие, допросы членов экипажа парохода «Дальстрой». Но обвинить моряков не удалось – их спас случай: загорелся аммонал на барже, которую привели на буксире от парохода «Орел». Кроме того, через сутки сгорел аммонал, находившийся в вагоне. После этих событий следствие перенесли в другие сферы, а команду отпустили, признав всех невиновными».

В результате пожара и взрыва в бухте Находка был уничтожен пароход «Дальстрой» (разорвало на части), а также все грузы на борту. Общая сумма ущерба составила 9 млн руб. (взрывчатки – 917 тонн, сахара – 113 тонн, различных промтоваров – 125 тонн, зерна – 600 тонн, металла – 392 тонны). На сгоревших складах Дальстроя уничтожено промышленных и продовольственных грузов на сумму 15 млн руб. и взрывчатки на 25 млн руб. Во время взрыва парохода «Дальстрой» было убито и умерло от ран 105 человек, в т. ч. 22 военнослужащих, 34 гражданских, 49 заключенных.

А спустя две недели там же, в Находке, на глазах высокопоставленного силового руководства случилось новое неслыханное происшествие: в районе Ободной Пади прогремел еще более мощный взрыв. В воздух взлетели склады, на которых хранилось не менее 6 тыс. тонн взрывчатки. К счастью, арсенал располагался за сопкой, поэтому портовый город практически не пострадал.

Эти два взрыва спровоцировали и еще одно последствие. В секретном постановлении Совета Министров, которое так и называлось – «О пожаре и взрыве на складах и пароходе «Дальстрой» в бухте Находка», предлагалось основную перевалочную базу Дальстроя поменять местами с Министерством морфлота. Так, Минморфлота предполагалось отдать порт Находка, а взамен получить порт в бухте Ванино, что и было сделано. В результате порт Находка стал коммерческими воротами России на Тихом океане, а Ванино навечно вошел в народный музыкальный фольклор как порт «дальстроевской перевалки»: «Ты помнишь тот Ванинский порт…»

И уже в декабре 1947 г. в Нагаево выдвинулись пароходы «Генерал Ватутин» и «Выборг». Неожиданно на носовой палубе «Генерала Ватутина» раздался сильный глухой взрыв. Он вскрыл люки первого трюма – оттуда повалил густой дым и вырвалось пламя. Пароход начал уходить из бухты, но тут произошел еще один колоссальной силы взрыв. Через считаные минуты еще более мощный взрыв потряс стоящий неподалеку «Выборг».

Взрывы этих пароходов практически стерли с лица земли порт Нагаево. То, что не уничтожил взрыв, смыла в океан мощная приливная волна. От здания управления порта не осталось даже руин. О существовании «Генерала Ватутина» напоминали только разбросанные по берегу оплавленные куски металла. На том месте, где еще минуту назад находился «Выборг», одиноко торчали из воды несколько мачт. При взрыве погибло более шестидесяти моряков. Экипаж «Ватутина» уничтожило полностью. Погибших под завалами порта заключенных даже не считали.

Изрядно позабылось событие августа 1946-го в Находке, но даже в 1999 г. местные жители продолжали находить остатки искореженного металла парохода «Дальстрой», взорвавшегося более полувека до этого.

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»


Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram


 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ