Почему бизнес уже не зарекается от тюрьмы

фото pixabay.com |  Почему бизнес уже не зарекается от тюрьмы
фото pixabay.com

Руководители силовых ведомств в начале сентября подписали документ «Об усилении прокурорского надзора и ведомственного контроля» за органами, осуществляющими оперативно-разыскные мероприятия, дознание и предварительное следствие. Он нацелен на сокращение количества нарушений закона при расследовании дел, затрагивающих интересы бизнеса.

Подписи под ним уже поставили генпрокурор Игорь Краснов, председатель СКР Александр Бастрыкин, директор ФСБ Александр Бортников, министр внутренних дел Владимир Колокольцев и глава ФТС Владимир Булавин. Это означает, что нововведения уже вступили в силу.

«С точки зрения права данный документ – это или совместный приказ, или межведомственная инструкция. Иной вариант документа не будет иметь правовой императивной силы к исполнению. Какой-либо особой процедуры вступления в силу ничто из перечисленного не требует», – поясняют эксперты.

Что изменится с новыми правилами расследования дел?

Было ваше – стало наше

Существенно лучше вряд ли станет. Эффект от такой публичной попытки навести порядок в рядах тех, кто обязан следить за порядком, будет равнозначен попыткам запретить избрание меры пресечения в отношении предпринимателей (ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ). Практика показывает, что декларативные запреты, даже несмотря на наличие множественных соответствующих разъяснений ВС РФ, не спасают ситуацию.

В частности, одна из поправок запрещает проведение оперативно-разыскных мероприятий в том случае, если они приведут к вмешательству в гражданско-правовые отношения. Речь идет об изъятии документов и носителей информации, касающихся хозяйственной деятельности, то есть всего рабочего процесса той или иной фирмы или предприятия.

Оригиналы, например, можно будет забрать только в том случае, если они будут нужны для исследования в процессе доследственной проверки или при возбуждении дела. Самим предпринимателям при этом должны оставляться копии всего изъятого – условия для копирования также обеспечивают правоохранительные органы. В других случаях их сотрудники будут ограничиваться получением копий интересующих их сведений. Забирать у подследственного предметы, не имеющие отношения к проверке, также запретят; исключение составит только «запрещенка», которую нельзя распространять как в России в целом, так и просто из-за отсутствия лицензии.

Виталий Комогорцев, управляющий партнер коллегии адвокатов Приморского края «Комогорцев, Михалев и партнеры»: «Изъятие документов у ИП и юридических лиц производится с возможностью снять копии – как с бумажных носителей, так и в электронном виде. Составляются реестры изымаемых документов, чтобы предприниматель понимал, что у него забирают».

Как в любой деятельности, следственные органы порой торопятся, иногда хотят пойти по пути того, чтобы напрягать себя наименьшим образом. Работа очень рутинная, только реестр бухгалтерской документации средней активно действующей компании может составлять сотни страниц. Это сравнимо с самими уголовными делами.

Более того, списки изъятого иногда либо не составляются, либо они неполные. И такая ситуация делает человека фактически банкротом. «Расследования порой длятся годами, документы лежат опечатанные в коробках, и найти какой-то определенный, не попавший в описи, бывает сложно, – уточняет Комогорцев. – Поэтому включаются адвокаты, которые добиваются составления реестров. Если реестр не составлен, затем сложно будет добиться предоставления того или иного документа из материалов уголовного дела».

В документе также прописан запрет для правоохранителей забирать предметы и бумаги, которые относятся к деятельности предприятия, но принадлежат людям, которые не являются ни подозреваемыми, ни обвиняемыми. Исключение составят только те вещи, которые будут рассмотрены как доказательства по уголовному делу. Однако подобная формулировка дает правоохранителям возможность признавать необходимым для доказательной базы что угодно, подчеркивают эксперты.

Межведомственный документ также напоминает о необходимости соблюдать требования, о которых твердит законодательство и постановление пленума Верховного суда РФ, относительно избрания меры пресечения бизнесменам. Конкретнее: арестовать провинившихся предпринимателей нельзя, если они провинились в процессе осуществления своей деятельности по статьям 159 УК РФ «Мошенничество» и 201 «Злоупотребление полномочиями». При этом любая другая статья все же послужит основанием для ареста, сообщает пункт 1.1 статьи 108 УПК РФ «Заключение под стражу».

При этом главы заинтересованных ведомств также распорядились предоставлять бизнесменам, которые находятся в СИЗО или под домашним арестом, неограниченное право встречаться с нотариусом. Такая мера позволит им спокойно оформить все необходимые доверенности для продолжения работы фирм и предприятий в их отсутствие.

Прокуратуру также обяжут следить за тем, чтобы оперативники и дознаватели не мучили повторными проверками одни и те же бизнес-структуры, – по мнению составителей документа, излишнее внимание может служить маячком о противоправных действиях силовиков.

Ведомству также нужно будет оперативно реагировать на все жалобы предпринимателей, в отношении которых будут проводиться процессуальные действия. В качестве одного из вариантов реагирования на нарушения со стороны сотрудников органов прокуратуры предложили передачу материалов расследования из одного следственного органа в другой.

Расследовать уголовные дела в отношении предпринимателей дольше года также запретят. В том случае, если срок все же нарушают, прокуроры на местах должны будут информировать об этом центральный аппарат ГП.

По мнению составителей документа, следователи могут затягивать следственные действия приостановлением или прекращением дела (с последующим возобновлением). Однако способ избежать нарушений предусмотрели и здесь: надзорщики будут докладывать о таких нарушителях непосредственно высшему руководству следственных органов – вплоть до начальников следственного департамента МВД и следственного управления ФСБ, а также председателя СКР.

Что на выходе?

Предпринимательский климат стал существенно ухудшаться в России на рубеже прошлого десятилетия. Одной из главных причин называется давление на бизнес со стороны силовых структур. С тех пор было выпущено немало правовых актов, начиная с указов президента, которые должны были бы (теоретически) существенно снизить «криминальные риски» предпринимателей. Между тем, по мнению юристов, воз и ныне там.

«Не «кошмарить» бизнес, не помещать под стражу по экономическим преступлениям, не изымать документы, которые не имеют отношения к совершенному преступлению, – об этом говорится ежегодно на разных уровнях, начиная с президента, – говорит адвокат Александр Нигматулин. – На этот счет есть разъяснения Верховного суда, письма Генпрокуратуры, но, по большому счету, ничего не меняется. Как по экономическим преступлениям «закрывали», так и отправляют в СИЗО».

Оценивать, каким образом изменилось за последние годы положение предпринимателей, против которых возбуждают уголовные дела, можно только субъективно, считает председатель коллегии адвокатов «Власов и партнеры» Денис Власов. Здесь, по его словам, кому-то повезло, кому-то – нет.

Денис Власов: «Президент неоднократно высказывался за то, что под стражу бизнесменов надо помещать в последнюю очередь; по экономическим преступлениям необходимо применять другие процессуальные меры. Насколько эти требования соблюдаются? Скорее всего, соблюдаются.

Существует определенная амнистия для бизнесменов, которые прячутся за рубежом и хотели бы вернуться в Россию. Лично бизнес-омбудсмен Борис Титов гарантирует некоторым олигархам, что если они вернут в страну капиталы, то не будут уголовно преследоваться. Есть целые списки лиц, которые воспользовались такой возможностью. Опять-таки кому-то повезло, а против кого-то возобновили преследование. Вопросы частные, за всеми государство не уследит; не исключено, что какие-то лица пролоббировали в своих интересах уголовные дела на оппонента.

Вообще тенденция состоит в том, что дела, которые прекращаются, а затем возобновляются с целью давления на бизнес, находятся на особом контроле у прокурора. Можно попасть на личный прием, поговорить, и, возможно, какие-то меры примут. Такая повестка со стороны руководства есть. Вопрос, насколько это все работает.

Мы защищали предпринимателей по делам о таможенных платежах, по неуплате налогов, там судом избирались меры пресечения, не связанные с заключением под стражу. Как правило, назначается залог на сумму 1–3 млн, сумма зависит от финансового положения обвиняемого, размера нанесенного ущерба. В одном случае дело из суда было направлено прокурором на доследование, что бывает нечасто. Если ситуация политизированная, как-то связанная с чиновниками, обвиняемого, скорее всего, сразу помещают под стражу.

Предпринимателей действительно в последние два-три года судьи стали реже лишать свободы до суда, чаще применяют залог или домашний арест. Сам факт наличия подобного соглашения между силовыми структурами говорит о том, что внимание со стороны государства, власти к этому вопросу приковано. Понятно, на практике это не везде будет чувствоваться, и предпринимателю не стоит ожидать, что данные гарантии будут обязательно соблюдены. Но лишний раз в известность ставится общественность, обращается комплексное внимание силовых структур, что небесполезно».

«Не заметил никаких улучшений, – говорит адвокат, заместитель председателя Приморского отделения Ассоциации юристов России Игорь Поляков. – Такие соглашения – бумажная имитация демократии. Возможно, кто-то из людей бизнеса почувствовал послабления; статистики такой никто не вел. На практике документы, компьютерные носители информации, если они необходимы следствию, опечатывают и изымают без всяких реестров. Описывать коробки бумаг у следственных органов нет возможности, как и технической возможности перекачивать данные с жестких дисков. Носитель просто скрутят и заберут. Сотрудник, который приезжает к вам изымать данные, всегда говорит о возможности потери информации, никак больше не комментируя. Вдруг у вас защита данных, работает системный администратор? Вдруг он сядет проверять информацию, копировать, а в это время кто-то подключится к сети и что-то удалит? Оперативно работать следователи не готовы.

Все усилия федеральной, региональной власти остаются на бумаге. Никакого улучшения климата не заметно, он только ухудшается. Какие там еще права предпринимателей отдельно, если в целом права человека нарушаются? Наблюдается откровенный обвинительный уклон: даже притом, что все видят, что доказательная база слабая, выносится обвинительный приговор. Кадровый состав следственных органов сырой, после 30 лет оттуда увольняются, работают старики-бюрократы и выпускники вузов; методики расследования не соблюдаются.

Если вы думаете, что обращение в прокуратуру на действия следствия поможет, то ошибаетесь. Все органы власти заодно, понимают друг друга и закрывают глаза на ошибки. Отработана система, когда на жалобу вы получаете стандартный формальный ответ, отпечатанный на бланке. Меняются только фамилии».

КОММЕНТАРИЙ

Эдуард Дасини, заместитель руководителя Приморского следственного отдела на транспорте Дальневосточного следственного управления на транспорте СК России: «Мне кажется, соглашение об усилении прокурорского надзора и ведомственного контроля по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности – крайне необходимый документ. Вместе с тем уже в УПК РФ прописано, что предпринимателей, обвиняемых по определенным статьям Уголовного кодекса, нельзя заключать под стражу. Подозреваемым и обвиняемым предоставлено право с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста иметь свидания без ограничения их числа и продолжительности с нотариусом. В целях удостоверения доверенности на право представления интересов обвиняемого в сфере предпринимательской деятельности при производстве обысков и выемок предоставляется возможность снятия копий с документов компании, копирования электронной базы. Все это давно практикуется. В СКР существует круглосуточная горячая линия, куда может обратиться предприниматель, если считает, что оказывается какое-то давление на бизнес. Силовые структуры, таким образом, еще раз демонстрируют: в нынешней непростой экономической ситуации права предпринимателей будут строго соблюдаться».


Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram


 

Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
БИЗНЕС 1 месяц назад
0 0
Вся структура налогового контроля за бизнесом изначально строилась с 2000 г. как конфискационный орган а не система позволяющая расти малому бизнесу..предпринимательству. Наглядный пример-ИП переплатил \случайно\ в несколько раз пенсионный \или другой\налог в 1 квартале..зачесть во в2 квартале нельзя и если вдруг налог за 2 квартал оплачен с задержкой моментально идут непомерные штрафы и пени..ДАЖЕ ЕСЛИ НА САЙТЕ НАЛОГОЙ ЕСТЬ ПЕРЕПЛАТЫ!!! А решать надо было так-На каждого ИП заводить лицевой счет на сайте налоговой инспекции и списывать оттуда все платежи-пени-штрафы..
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ