Продажная операция: акционерный конфликт в FESCO доплыл до рисков

фото: fesco.ru |  Продажная операция: акционерный конфликт в FESCO доплыл до рисков
фото: fesco.ru

GHP Group Марка Гарбера продала 23,8% транспортной группы FESCO. В условиях разразившегося акционерного конфликта на фоне пандемии актив мог создать проблемы для транспортных компаний, объяснили в GHP. Покупатель и условия сделки не раскрываются, сообщает KONKURENT.RU.

GHP Group стала акционером FESCO в конце 2012 г., когда группа «Сумма» Зиявудина Магомедова вместе с партнерами, включая американский фонд TPG, приобрела контрольный пакет компании (73,74%) у Сергея Генералова. Тогда глава московского офиса GHP Group Денис Суханов заявил, что компания инвестировала «более $100 млн» (более 3,06 млрд руб. по курсу на момент закрытия сделки).

«Теперь в рамках сделки по продаже доли GHP Group в FESCO были сняты риски субсидиарной ответственности в условиях акционерного конфликта, а также по долгам, которые привлекались на покупку акций FESCO», – сказал РБК источник, близкий к одному из акционеров FESCO.

Доля GHP перешла владельцам одной из трех компаний – зарегистрированной на Британских Виргинских островах Domidias Ltd или российских «НоваторИнвест» и «Наутилиус». 4 октября директора этих трех компаний опубликовали совместное заявление, в котором говорится, что они действуют «от имени и в интересах акционеров, контролирующих 33,9% капитала ПАО «ДВМП» (головная компания транспортной группы FESCO), – держателей крупнейшего пакета акций группы».

В этом заявлении они обвиняют Магомедова, который до последнего времени был крупнейшим акционером транспортной группы (владеет 32,5% FESCO), в выводе из нее более $1 млрд. 15 сентября сама FESCO подала иск в Лондонский международный арбитражный суд, потребовав от «компаний, связываемых с Зиявудином Магомедовым», вернуть долг по займам, которые ему выдавались на выкуп группы в 2012 г.

Речь идет о кредитных средствах, которые привлекались на покупку акций FESCO. Транспортная группа приобреталась по схеме leveraged buyuot, когда сама компания выступает кредитором своих будущих владельцев. Поэтому формальным заемщиком по этому кредиту иностранных банков выступила FESCO, которая затем одолжила деньги своим новым акционерам.

Весной 2013 г. группа разместила еврооблигации на 800 млн долларов, половина этой суммы пошла на погашение кредита перед Goldman Sachs, Raiffeisen и ING (крупнейшие акционеры при этом остались должниками FESCO). Но в 2017 г. компания оказалась на грани дефолта и договорилась о рефинансировании задолженности перед иностранными кредиторами, получив кредитную линию в ВТБ.

ВТБ открыл FESCO кредитную линию на 680 млн долларов на пять лет, став единственным кредитором компании (по данным на конец 2019 г., долг компании составил около 600 млн долларов). Залогом по этому кредиту стало несколько активов, включая 73,74% акций FESCO, которые принадлежат Магомедову, TPG и GHP Group. Если быть точнее, то 23,8% акций FESCO принадлежит компаниям, контролируемым Марком Гарбером (один из контролирующих акционеров GHP Group), 17,4% – TPG Capital, 32,5% – Зиявудину Магомедову, 26,3% – другим акционерам или находятся в свободном обращении.

Неделю назад, 28 сентября, Магомедов, который находится под арестом с марта 2018 г., обвинил членов совета директоров FESCO, включая его председателя Лейлу Маммедзаде, Гарбера, экс-главу FESCO Александра Исурина, Дэниса Канта Мандала, Константина Кузовкова и Константина Курланова, в «участии в рейдерском захвате» группы. По его словам, Маммедзаде в начале сентября собрала экстренное заседание совета, на котором было принято решение о досрочном прекращении полномочий президента FESCO Максима Сахарова, а вместо него был назначен «некто Аркадий Коростелев», «без всякого конкурса и обсуждения, которые предусмотрены корпоративными процедурами».

Магомедов указал, что смена президента произошла в преддверии годового собрания акционеров, назначенного на 30 сентября, которое члены совета попытались сорвать «с целью оказать содействие третьим лицам в рейдерском захвате компании у текущих акционеров». Собрание действительно не состоялось, но, как сообщила FESCO, из-за отсутствия кворума, так как представители Магомедова не подали необходимые бюллетени.

Одновременно FESCO без объяснения причин уволила генерального директора ВМТП Заирбека Юсупова. Коллектив ВМТП возмутился решением совета директоров FESCO и наблюдательного совета ВМТП и написал открытое письмо в адрес губернатора Приморья, начальника Управления ФСБ России по Приморскому краю, краевого прокурора и в транспортную прокуратуру. Письмо подписали более 1500 портовиков. Кроме того, докеры порта вышли на забастовку, а 5 октября даже закидали касками новоиспеченных президента FESCO Аркадия Коростелева и генерального директора ВМТП Романа Кухарука.

ВМТП – самый главный и ценный актив транспортной группы FESCO. Доля ВМТП от общей EBITDA группы FESCO за шесть месяцев 2020 г. составляет 71%. Но самое главное и интересное в том, что FESCO имеет огромный долг перед ВМТП.

Так, 7 сентября 2020 г. генеральный директор Заирбек Юсупов, отстаивая интересы предприятия и многотысячного коллектива, предъявил к FESCO требование о возврате 19 млрд руб. Ранее, в 2017 г., ВМТП выступило заемщиком по кредитному договору с банком ВТБ на сумму до $680 млн. Полученные средства были направлены на погашение обязательств ПАО «ДВМП» и других компаний группы. На ВМТП и многочисленный коллектив порта возложены обязанности по обслуживанию кредита всей группы FESCO.


Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram


 

Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Аноним 3 недели назад
0 0
Как стало в стране не стабильно.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ