2022-05-13T14:06:55+10:00 2022-05-13T14:06:55+10:00

Наш путь. «Будут привозить дешевый товар из Китая, чтобы продать подороже»

Фото: mvideo.ru |  Наш путь. «Будут привозить дешевый товар из Китая, чтобы продать подороже»
Фото: mvideo.ru

На прошлой неделе Минпромторг официально утвердил долгожданный перечень товаров параллельного импорта. В документе более 50 категорий брендов, которые теперь можно ввозить в Россию без разрешения правообладателей. Как это отразится на потребительском рынке Приморья?

Правительство РФ легализовало параллельный импорт еще 30 марта. Утверждая соответствующее постановление, премьер Михаил Мишустин заявлял, что цель этого механизма – удовлетворить только спрос на товары, содержащие результаты интеллектуальной деятельности. «Принят закон, наделяющий правительство правом определять перечень продукции, в отношении которой фактически устанавливается международный принцип исчерпания прав на товарный знак в случае, когда она продается владельцем в любой части мира. Такой подход позволит гарантировать поставки товаров в нашу страну, в том числе вопреки недружественным действиям иностранных политиков», – говорил глава российского кабмина.

Также российские власти с помощью параллельного импорта рассчитывают склонить ушедшие иностранные бренды вернуться в Россию. «Если производители будут оставаться, если поставщики импортной продукции будут сохранять свою логистику, будут поставлять свою продукцию на российский рынок, то мы заинтересованы в том, чтобы продукция и бренды не входили в перечень нашего приказа», – комментировал глава Минпромторга Денис Мантуров.

Легализация параллельного импорта началась еще в 2018 г. с принятия Конституционным судом одного постановления. По нему власти могли отказать иностранным правообладателям в защите, если они поддерживают режим санкций против нашей страны. Поэтому нынешнее решение правительства логически продолжает этот принцип.

Кого накажут? Из приказа Минпромторга следует, что ввозить на территорию РФ теперь не запрещено продукцию практически всего японского автопрома, безвременно остановившего или свои заводы, или поставки комплектующих и автомобилей в РФ: Toyota, Nissan, Honda, Mitsubishi, Subaru, Lexus и Infiniti. А также и других марок: Land Rover, Jeep, Isuzu, Jaguar, Chrysler, Bentley, Cadillac, Chevrolet, Dodge, Hummer, Rolls-Royce, Bugatti.

Среди бытовой техники и электроники можно выделить Electrolux, Miele, Siemens, Dyson, Philips, Apple, Asus, HP, GoPro, Panasonic, Samsung, Nokia, Sony, Intel, Dell, LG, Toshiba.

Из потребительских товаров, которые теперь также можно ввозить без разрешения правообладателя, выделяются духи и туалетная вода, шампуни и другие средства для волос, уходовая и декоративная косметика, зубная паста, средства для бритья. Но по этой категории имеется обширный перечень исключений. К примеру, под защитой остается продукция L’Oreal, NYX, Maybelline, Urban Decay, Vichy, Lancome, Yves Saint Laurent, Giorgio Armani, Valentino, Prada, Head and Shoulders, Pantene Pro-V. Хотя часть этих брендов также сообщили об уходе из России и закрытии фирменных точек продаж.

Без согласия брендов можно ввозить практически любую одежду. В списке разрешенных категорий – пальто, куртки, пиджаки, платья, брюки, юбки, нижнее белье, детская одежда, спортивные костюмы, колготки, чулки, носки и гольфы и так далее. Также можно импортировать прочие текстильные изделия, в том числе бывшие в употреблении и даже тряпье, что бы это ни значило. Но, видимо, это знак Zara, Uniqlo, H&M и пр.

В сущности, запрет на параллельный импорт позволял правообладателям зарабатывать колоссальные доходы за счет устранения небольших конкурентов-импортеров и снижения себестоимости ввозимой продукции. Можно было не просто поставлять товары низкого качества, но и наказывать тех, кто ввозил более качественные, легально приобретенные у производителя товары. Последнее было возможно, если организация не значилась в таможенных реестрах авторизованных дистрибьюторов правообладателей. Теперь контроль на границе будет снижен: ввезти продукцию будет проще.

Однако нововведения не обошлись без минусов. Банки многих стран, находясь в страхе перед вторичными санкциями (ограничительные меры, налагаемые на тех, кто сотрудничает с подсанкционным государством), боятся принимать платежи от любых лиц, связанных с Россией. Поэтому для проведения платежа нужно открыть счет в банке «дружественного» государства на имя компании и платить через него. Это повышает логистические издержки и, соответственно, будет влиять на конечную стоимость товара.

Адвокат Виталий Береговский поясняет: «Сегодня для российского бизнеса ключевой проблемой стало даже не само по себе товарное эмбарго, а невозможность оплатить поставки той продукции, которая находится на территории поддерживающих санкции стран. При оплате американские банки просто блокируют средства, поступившие из России. Вот, чтобы обойти эти препятствия, и был введен параллельный импорт. Теперь есть возможность приобрести товар не в той стране, в которой территориально расположен производитель, а у третьей стороны, которая сотрудничает с Россией.

Цепочка, конечно, усложняется – российский предприниматель рассчитывается за покупку с фирмой-посредником в третьей стране, а они – с компанией-производителем. Главное – заключение «третьей страной» договора с основным поставщиком, с той компанией, которая производит товар и зарегистрировала свой бренд. Так как только она решает, какой объем товара, кому и по какой цене отгрузить. Дело в том, что компания-производитель предоставляет дистрибьюторские права на торговлю своим товаром на территории третьей страны, и согласно договору она должна разрешить продажу своего товара другим странам.

В этих условиях работы удорожание неизбежно. Во-первых, на стоимость повлияет усложнение логистики, а во-вторых, теперь товар будет проходить две таможни: при поступлении из первой страны в третью, а затем в Россию. То есть рост стоимости возможен за счет двойных таможенных пошлин. Однако, если третья страна входит в состав таможенного союза, где единая таможенная территория с едиными таможенными ставками, издержки предпринимателей могут быть и снижены».

По мнению экспертов, параллельный импорт может быть в каком-то смысле и выгоден тем правообладателям, которые не могут поставлять товары напрямую в РФ из-за санкций, но очень бы хотели это делать. Они смогут выстроить такие товарно-логистические цепочки, которые, с одной стороны, не будут нарушать запреты США, ЕС, Японии и прочих, а с другой – позволят опосредованно работать на российском рынке.

Здесь, однако, надо понимать, что если сам правообладатель настроен иначе и в силу каких-то собственных соображений не желает поставлять товар в РФ, то в его силах устанавливать различные запреты на поставку товара в Россию через штрафные санкции в договорах с дистрибьюторами в других юрисдикциях, а также через настройки зарубежных таможенных реестров на запрет экспорта в РФ. И в этом контексте одна из главных проблем в том, что по факту найдется не так уж много компаний, которые захотят работать с Россией.

Вадим Воложанин, руководитель московского подразделения ООО «Азия-Л»: «Мало «разрешить» таможенникам пропускать товар на границе. Существуют сложные бизнес-цепочки, а вот они как раз никого не интересуют. Например, проблема возникает уже на этапе желания предпринимателя ввезти какой-то товар. Во-первых, его не только нужно найти, но и купить, то есть оплатить. Но европейские банки отказываются принимать российские деньги, и даже в Китае с российской валютой банковский сектор работает лишь частично.

Далее – транспортная составляющая. Мы рассчитываем, что параллельный импорт поможет России в поставках брендовой продукции, которой рынок лишился из-за санкций. Например, Казахстан будет покупать и «темной ночью» перепродавать нам санкционные кроссовки Nike. И все бы хорошо, но не стоит забывать, что в Казахстане живет 17 млн человек, и они уже сейчас закупают кроссовки в определенном объеме. А когда внезапно запросы на эту продукцию вырастут процентов на 50, компания-производитель тут же поймет, что часть ее кроссовок забирает Россия. Следующим шагом любой компании, которая контролирует свои бренды, будет ограничение закупа для казахов. А есть еще продукция, которая требует сопровождения. Например, теоретически привезти в Россию базовую станцию сотовой связи от компании Nokia можно. Но настраивать и обслуживать ее никто на территории нашей страны не будет. Таким образом, огромное количество сегментов просто уйдут с российского рынка, и никакой параллельный импорт ситуацию не спасет».

Гарантийное обслуживание – главный вопрос параллельного импорта. Согласно закону «О защите прав потребителей», техническую поддержку должен предоставлять импортер, продавец или производитель. Причем потребитель может обратиться за обслуживанием к любому из них. Но кто будет реально оказывать услугу?

Виталий Дубовой, соучредитель сети магазинов «Домотехника»: «В наших реалиях гарантию за товар дает завод-производитель, посредник ответственности никакой не несет. Так за некачественный товар кого будут наказывать? Вероятно, ретейл, то есть продавца».

Эксперты сомневаются, что параллельный импорт позволит поставлять в Россию иностранные товары в прежнем объеме. Виталий Дубовой поясняет, что сегодня магазины покупают продукцию только по мере необходимости, небольшими партиями, так как наблюдается заметный спад покупательской активности. «Думаю, в ближайшей перспективе рынок ужмется и крупные торговые сети будут вынуждены уменьшать торговые площади», – сказал он.

А далее есть опасность волны контрафактной продукции. Вадим Воложанин: «В текущей изоляции это процесс естественный. Рассмотрим ситуацию на примере известной компании Nike, которая ушла с российского рынка. Эта компания очень ревностно отслеживает контракты своих партнеров, и в Россию поставки полностью запрещены. Вскоре оригинальная продукция полностью пропадет с российского рынка. В Китае начнут ее подделывать еще активнее. В итоге русский предприниматель будет привозить подделки брендов, к которым мы привыкли и потребность в которых есть. Причем по цене оригинальных Nike. Потому что китайцы уже работают с Россией на условиях 100-процентной предоплаты и стоимость своих товаров уже увеличили на 40%. Тем не менее за неимением оригиналов рынок будет насыщаться поддельными «абибасами» и другим контрафактом. Вот что нас ожидает в перспективе ближайших нескольких лет. Это касается и одежды, и бытовой техники, и электроники».

Виталий Дубовой: «Сейчас чайниками и утюгами торгуют все, независимо от формата продаж: и нелегалы в Интернете, и на вещевых рынках, и на почте, и в продовольственных магазинах. Причем гарантия на товар везде отсутствует. Конечно, предприниматели будут стараться привезти товар из того же Китая подешевле, чтобы продать подороже. Так что доля контрафакта вырастет. Потому что контрафакт для многих – наилучший выход».

Алексей Пермяков, управляющий центра обуви MANERA: «В Приморском крае не так много компаний, которые смогут войти в схемы параллельного импорта: они подразумевают отвлечение огромных средств одномоментно. По крайней мере, сегмент брендовой одежды и обуви проще заменить, перейти с санкционных на те бренды, которые еще поставляются в Россию. Мир на тех, кто ушел с российского рынка, не зациклен. Однако мы понимаем, что быстро перестроиться не получится, речь ведь идет о брендовой продукции, которую необходимо заказывать за восемь месяцев до начала разгрузок. Поэтому оперативно заполнить пробелы рынка не удастся. Но и переходить на параллельный импорт не спешим. Четкие механизмы, как реализовать такие поставки на практике, пока еще не обозначены. А вообще в текущих условиях контрафактная продукция будет увеличиваться на вещевых рынках и в магазинах «дешевого» сегмента. Только цена на этот сегмент отнюдь не будет низкой».

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ