2022-07-14T13:22:22+10:00 2022-07-14T13:22:22+10:00

Крепкий рубль сломал бизнес лесопромышленникам

Фото: freepik.com |  Крепкий рубль сломал бизнес лесопромышленникам
Фото: freepik.com

В лесопромышленном комплексе Дальнего Востока маржа снизилась, затраты на заготовку сырья, транспортировку, содержание транспорта – выросли. И многие предприятия в таких условиях просто не сводят «кредит с дебетом», пишет деловой еженедельник «Конкурент».

Санкции, вводимые недружественными странами ЕС и США, ударили по дальневосточному ЛПК сразу в нескольких местах. Во-первых, приобрести машины, оборудование, запчасти из европейских стран, Канады, США, Японии предприятия теперь не могут, а отечественный автопром альтернативы предоставить не в состоянии. В сервисных центрах на территории РФ количество запчастей ограничено, цена на них уже в десятки раз выше дофевральских событий.

«Пока еще рынок продолжает движение по инерции, благодаря складским запасам у поставщиков, но стоимость запчастей уже значительно выросла, в скором будущем предприятия могут столкнуться с их тотальным дефицитом. Уже сегодня рассматриваются варианты использования белорусской и российской техники, а также сотрудничество с дружественными России государствами, в том числе и Китаем», – говорит Павел Корчагин, генеральный директор Приморской ассоциации лесопромышленников и экспортеров леса.

Во-вторых, Евросоюз запретил импорт российской древесины. Но еще раньше, с 1 января, вступило в силу распоряжение президента Владимира Путина, запрещающее вывоз с территории России необработанных или грубо обработанных лесоматериалов хвойных и ценных лиственных пород. А с 9 марта правительство ввело запрет на экспорт в недружественные страны фактически всей древесины, в том числе березовых балансов, фанерного кряжа, топливной щепы и древесных пеллет – топливных гранул. Пострадало лишь одно крупнейшее предприятие – «Тернейлес», основная продукция которого (шпон и щепа) попала в санкционный российский список запрещенных к вывозу в Японию.

Однако обоюдоострая санкционная игра привела к экстремальным отклонениям на валютном рынке, как итог – к профициту денежных потоков одних экономических агентов при неприемлемых издержках других. «Основной партнер приморских лесопромышленников по экспорту – КНР, все договоры с которым заключены в долларах или в юанях. При этом в долларах цена на лес не изменилась. Как стоил кубометр березы 80 долларов, за такую же цену и сейчас продается. Но конвертируем в рубли – и получим сплошные убытки», – отмечает Александр Зыков, генеральный директор ООО «Афина ДВ».

Ситуация усугубляется тем, что Китай не вышел из «периода пандемии». Сырье покупает, но поставки осложнены длинными сроками, которые связаны с действующими коронавирусными ограничениями. Искусственно удлиненные временные рамки дорого обходятся лесопромышленникам.

«В Приморском крае более 60% лесной продукции вывозится ООО «Транслес», которое имеет более 10 тыс. специализированных платформ и работает по всей России. Так вот, когда доллар стоил в среднем 75 руб., «Транслес» предоставлял вагоны из расчета 90 долларов – из Чугуевки в Гродеково. При нынешнем курсе эта стоимость увеличилась в полтора раза – до 130 долларов», – пояснил Александр Зыков.

Укрепление рубля для экспортоориентированного лесопромышленного комплекса стало негативным фактором. «Расходы растут, маржинальность падает, при этом выплаты по лизингам, зарплатам и налогам нам никто не отменял», – говорит Евгений Корж, директор компании «Эко Тойс».

Особенно укрепление рубля ощутимо ударило по Хабаровскому краю, где около 70% предприятий уже остановили производство леса, так как твердой породы там практически нет, а на хвое и березах много не заработаешь. В отличие от Приморья, где произрастают дуб, ясень и другие ценные породы, которые в некоторой степени перекрывают расходы компаний.

В этих условиях доля экспорта в Китай постепенно сокращается, а цены на лес ощутимо снижаются. «Можно предположить, что КНР тоже испытывает сложности с объемами поставки продукции в Европу», – указывает Павел Корчагин.

На внутренний рынок надежды нет. Здесь, говорят опрошенные эксперты, любое вложение денег содержит риски – и чем больше объем инвестиций, тем больше шансов уйти в зону нерентабельности. Например, «ДНС Лес», несмотря на глобальные планы и огромные вложенные средства, не смогли приобрести статус приоритетного проекта, а в условиях отсутствия сырья ни о какой полноценной деятельности не может идти речи.

Еще одна головная боль лесопромышленников – пресловутые разрешения СИТЭС (документ, позволяющий провозить продукцию через таможню), которые предприятия вынуждены ждать по несколько месяцев. «Притом что даже установленные законом сроки (1 месяц) – это очень много для леса. Пока получают разрешения, лес из первого сорта превращается во второй-третий и продается за бесценок», – уверен Александр Зыков.

«Мы ощущаем полную поддержку и взаимопонимание от краевых властей, но, к сожалению, 99% нашей деятельности регулируется федеральными органами власти. Иногда невозможно подобрать слова, чтобы емко охарактеризовать действия федеральных структур, – сетует Павел Корчагин. – Так, последнее решение, касающееся выдачи разрешений СИТЭС на продукцию из древесины дуба и ясеня, привело к огромным убыткам предприятий, вынужденных месяцами ожидать «добро» на отправку леса».

Евгений Корж: «Что касается разрешений СИТЭС, лично мое субъективное мнение, то данное регулирование способствует борьбе с черной заготовкой древесины. Проблема много лет была одной из ключевых для легального рынка. Другое дело, если говорить о регламенте рассмотрения выдачи разрешений. Сейчас этот период достигает 30–45 дней, – сроки в разрезе ЛПК очень большие. Разрешения СИТЭС необходимо выдавать в период, не превышающий двух недель с момента обращения. Но если СИТЭС убрать от слова «совсем», черные лесорубы возобновят активность, а это станет еще одной реальной проблемой для всего лесопромышленного комплекса.

Проблем в ЛПК сегодня очень много. Часто слышу, мол, работать в таких условиях невозможно: доллар падает, транспортировка дорожает, санкции и так далее. В корне не согласен с подобными высказываниями. Да, отрасль переживает кризис, но кризисы имеют свойство проходить. Кого-то они ломают, кого-то – делают сильнее, гибче, адаптивнее к сложным ситуациям. Сейчас происходит следующее: с одной стороны, основным приобретателем российского леса была и остается КНР – это 90% прямого экспорта. И с Китаем сохраняются партнерские отношения. Это «плюс».

Но, с другой стороны, полностью последствия от введенных против России санкций лесная промышленность до конца еще не ощутила. И все это, конечно, негативно влияет на экономическую составляющую компаний. Однако я уверен, что даже в такой непростой с экономической точки зрения ситуации при грамотной стратегии работы кризис можно пережить. Главное – не поддаваться панике. Мы уже видим «свет в конце тоннеля» – появились альтернативы в части техники и оборудования, со временем геополитическая обстановка должна снизить градус накала и нормальный экспорт возобновится».

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ