2022-10-26T09:22:28+10:00 2022-10-26T09:22:28+10:00

Приморские «айтишники» попали в санкционную ловушку

Фото: freepik.com |  Приморские «айтишники» попали в санкционную ловушку
Фото: freepik.com

Перспективы динамично развивающейся IT-индустрии в Приморском крае разбиваются о так называемый форс-мажор, «обстоятельства непреодолимой силы». Санкции против РФ, агрессивно настроенное к российскому предпринимательству иностранное сообщество, запрет на вывоз товаров из страны и другие «негативы» сузили рынок сбыта услуг в сфере ИКТ до фатальных размеров.

Экспорт в сфере телекоммуникационных, компьютерных, информационных и прочих подобных услуг в последние годы в России шел, как принято говорить, с опережающим развитием. На Дальнем Востоке динамику отметил даже регулятор, выделивший лидеров по объему экспорта высокотехнологичных услуг. Ими являются Якутия, Хабаровский и Приморский край.

В частности, согласно данным Центробанка, объем экспорта ИКТ-услуг Приморья в период с 2019 по 2021 г. вырос на 60% и составил 7,36 млн долларов США. Вадим Воложанин, руководитель Московского подразделения ООО «Азия-Л»: «Интеграция российских IT-компаний на иностранный рынок происходит с относительно недавнего времени, и в текущий период пертурбаций это далеко не первостепенная и не самая большая сфера в части денежных оборотов для российской экономики. Центробанк заявляет об увеличении годового объема экспорта ИКТ-услуг в Приморском крае до 7 млн долларов, и, да, для человека это огромная сумма, но в масштабном понимании – деньги незначительные, даже по меркам одной крупной компании, не говоря уж о целой отрасли, даже в рамках одного региона».

Но теперь игроки рынка столкнулись с проблемами. Так, у одного из лидеров рынка, компании Rhonda Software, которая занимается разработкой программного обеспечения и оборудования для фото- и видеокамер, в этом году возникли проблемы с производством и экспортом плат. Фабрика на Тайване, где производились платы, работает в прежнем режиме, но логистические цепочки разорваны.

Константин Романко, менеджер по продукту Rhonda Software: «Сейчас мы не можем везти электронику ни с Тайваня, ни с Китая. Даже с «Алиэкспресса» заказываешь какие­-нибудь GPS-модули, и то месяцами идут. А с отправкой и того хуже – платы вошли в перечень запрещенных к вывозу товаров. Как мы будем экспортировать платы, которые производим на Тайване, непонятно. Пришлось отменить контракты и возвращать деньги».

В новых геополитических условиях всем приходится оперативно перестраивать свою работу, создавать новые цепочки поставок оборудования, искать новых партнеров зарубежом.

Михаил Кольчурин, генеральный директор Robis Merger (занимается разрабткой для RPA-ботов, которые используются для автоматизации бизнес-процессов): «В планах компании создать пресейл на территории Китая, а группу разработчиков собрать во Владивостоке. Но выход в КНР крайне затруднителен. Стоимость рабочего часа в Китае примерно равняется нашему. А для США и Европы, напротив, мы были интересны с той точки зрения, что у нас рабочая сила дешевле. Поэтому не стоит уповать на то, что мы можем предложить Китаю, грубо говоря, свою IT-рабочую силу. Единственное, что мы можем предложить, – уникальные IT-разработки. Но мы знаем, что «айти» – такая отрасль, где можно так или иначе копировать любые решения. А китайцы это превосходно умеют делать».

Шаговая доступность азиатских рынков была утрачена, и это серьезный удар по рынку. Соoснователь IT-стартапа (платформы для создания умных голосовых роботов TOMORU) Денис Балюра: «Раньше мы в Джакарту летали из Владивостока через Сеул, по времени это как от нас до Москвы. Сейчас до Индонезии мы добираемся через Москву и Катар со всеми стыковками по 2–3 дня. И это не только время, но и деньги. Чтобы отправить команду из пяти человек в Индонезию, нужно потратить миллион рублей только на дорогу. На эти деньги там можно два-три месяца жить. Налеты в страну невозможны. Поэтому, чтобы запускать бизнес в Индонезии, нужно релоцироваться. Тогда возникнет резонный вопрос: а зачем оставлять привязку к Владивостоку?»

Вадим Воложанин уверен, что удар «геополитической ситуацией» по тем компаниям, которые успешно осваивали коммуникацию с иностранными партнерами, был очень сильным.

«С одной стороны, большинство иностранных компаний отказываются от сотрудничества с Россией в части IT, опасаясь реакции более крупных иностранных партнеров. В том числе возникает проблема с переводом денежных средств российским компаниям: сотрудничество с Россией воспринимается как финансовая поддержка «страны-агрессора», так как налоги от такого сотрудничества идут в российский бюджет, – говорит эксперт. – Поэтому иностранные банки неохотно поддерживают такие транзакции. Зарубежному предпринимателю легче отказаться от российского разработчика, чем пытаться ему заплатить.

С другой стороны, существует указ президента России о запрете вывоза из страны практически любых товарных групп, связанных с телекоммуникационным, компьютерным и прочим оборудованием. То есть можно импортировать компоненты для оборудования, например, из Китая, затем создать продукт на территории РФ, но продать его за границу не получится. Отсутствие возможностей экспорта урезало огромное количество бизнесов. Ведь мировая аудитория потенциальных потребителей – это около 2–3 млрд человек, тогда как на российском рынке пользоваться такими услугами может всего около 50% от 146-миллионного населения».

Вадим Воложанин полагает, что сегодня как раз единственный шанс отечественных предпринимателей IT-сферы в возможностях развития бизнесов, не связанных с физическим производством в сфере IT: «Например, для разработчиков программ, кодов и так далее запреты фактически не распространяются, и здесь Россия может быть вполне конкурентоспособной. Ведь тот же код можно отправить по электронной почте и контролировать процесс, так сказать, на удалении. Правда, и тут возникнут сложности с оплатой услуг по разработке такого продукта. Кроме того, большинство иностранных компаний все-таки предпочтут обратиться к более «безопасному» партнеру, так как многие просто опасаются работать с русскими, потому что всегда есть риски, что другие партнеры «поймут их неправильно» и «обидятся». А такие «обиды» могут дорого обойтись в прямом смысле слова, в денежном эквиваленте. Так что сейчас мало кто хочет рисковать».

При этом специалисты сходятся во мнении, что традиционный подход для оценки экспортного потенциала (EPI) IT-сферы Приморского края не работает. Екатерина Соколова, директор Центра поддержки экспорта Приморского края: «Обычно при оценке EPI учитываются три фактора: спрос, предложение и удобство торговли. Такой подход применим к устоявшемуся экспортному сектору, поэтому в отношении приморского IT-рынка он не работает. Здесь больше важен показатель диверсификации продукции (PDI), направленный на развитие новых экспортных секторов. То есть наша задача – определить перспективные IT-продукты, которые мы еще не экспортируем на конкурентной основе, но это вполне осуществимо. Результаты подобных экспортных продаж отлично подходят для среднесрочных экспортных стратегий региона».

Читайте Konkurent.ru в
Дзен Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ