2022-11-24T13:18:17+10:00 2022-11-24T13:18:17+10:00

Владислав Кочетков: «Люди не играют в «однорукого бандита», а инвестируют сотни тысяч»

Владислав Кочетков родился 27 апреля 1980 г. в городе Рузаевка в Мордовии. Окончил Мордовский государственный университет, специальность «Регионоведение». Трудовая деятельность: 1999–2002 гг. — корреспондент и обозреватель ряда региональных СМИ, осуществлял проектную работу в политическом консалтинге; 2002–2005 гг. — возглавлял департамент по PR, рекламе и связям с общественностью КГ «Магазин готового бизнеса»; 2005–2008 гг. — пресс-секретарь в ИК «Финам»; 2008–2010 гг. — PR-директор инвестиционного холдинга «Финам». С февраля 2010 г. — президент-председатель правления инвестиционного холдинга «Финам» (сейчас — финансовая группа «Финам»). Лауреат ряда премий в сфере связей с общественностью, автор более 15 научных работ, неоднократно входил в число лучших топ-менеджеров России в рейтинге Ассоциации менеджеров. ФОТО: предоставили в ФГ «Финам» |  «Люди не играют в «однорукого бандита», а инвестируют сотни тысяч»
Владислав Кочетков родился 27 апреля 1980 г. в городе Рузаевка в Мордовии. Окончил Мордовский государственный университет, специальность «Регионоведение». Трудовая деятельность: 1999–2002 гг. — корреспондент и обозреватель ряда региональных СМИ, осуществлял проектную работу в политическом консалтинге; 2002–2005 гг. — возглавлял департамент по PR, рекламе и связям с общественностью КГ «Магазин готового бизнеса»; 2005–2008 гг. — пресс-секретарь в ИК «Финам»; 2008–2010 гг. — PR-директор инвестиционного холдинга «Финам». С февраля 2010 г. — президент-председатель правления инвестиционного холдинга «Финам» (сейчас — финансовая группа «Финам»). Лауреат ряда премий в сфере связей с общественностью, автор более 15 научных работ, неоднократно входил в число лучших топ-менеджеров России в рейтинге Ассоциации менеджеров. ФОТО: предоставили в ФГ «Финам»

В текущем году из-за масштабных западных санкций российские компании вынуждены были переориентироваться на Восток в поиске новых торговых партнеров. Не отстают и инвестиционные компании, выбирая главным форпостом Владивосток. Вот и президент – председатель правления финансовой группы «Финам» Владислав Кочетков на прошлой неделе посетил столицу ДФО, в ходе плотного графика работы он встретился с корр. «К» и рассказал об изменениях рынка ценных бумаг и банковского бизнеса и растущей роли юаня.

– Владислав Вячеславович, если говорить о событиях текущего года, как они повлияли на вашу сферу деятельности?

– Сложностей много. Пришлось радикально перестраивать всю инфраструктуру. Мы привыкли работать через ряд крупных банков-партнеров, где имели корреспондентские счета в долларах и евро, то есть валюты ходили «быстро и понятно». После закрытия коррсчетов, по сути, сформировался новый пул партнеров. Теперь это много разных банков в Китае, Турции, Казахстане, Узбекистане, Белоруссии, Объединенных Арабских Эмиратах. Нарабатываем «экзотических» контрагентов, например, банки в Индонезии и Танзании. То есть рынок сильно изменился — все связи, модели взаимодействия приходилось выстраивать практически с нуля.

В первом полугодии происходило перераспределение клиентских баз подсанкционных банков, когда клиенты «Альфа-банка», «Сбербанка», «ВТБ» переходили к нам. Сейчас больше половины клиентов, которые открывают счета, – это новые люди. Они пришли на фондовый рынок с классическими задачами – сохранить и приумножить. Те, кто богаче, по-прежнему достаточно активно торгуют Америку. Многие верят в восстановление акций высокотехнологичных компаний. Достаточно большой спрос на альтернативную энергетику. Есть интерес к ретейлу и здравоохранению. В то же время за счет релокации мы потеряли свыше миллиона достаточно активного и экономически обеспеченного населения, уехавшего в Грузию, Армению и другие страны. Это отразилось на бизнесе.

До февраля активно развивался спрос на иностранные ценные бумаги. Это не только Америка, но и Гонконг, европейские активы. На данный момент поменялось все. И подход Центробанка как регулятора тоже. Теперь иностранные ценные бумаги доступны только крупным, так называемым квалифицированным инвесторам. К таковым можно отнести инвестора, у которого на счете есть от 6 млн рублей, и, скорее всего, в ближайшее время планка будет повышена до 30 млн рублей. То есть иностранные ценные бумаги стали удовольствием не для всех. Опять же новый виток санкций сильно отразился не только на российской, но и на других экономиках.

– Так ли плохи дела в Европе и Америке, как нам это преподносят в новостях?

– Европа скатилась в рецессию на фоне высоких цен на энергоресурсы. США два квартала показывали техническое снижение ВВП, сейчас понемногу улучшают показатели, но тоже балансируют на грани рецессии. Если в Китае ВВП рос в районе 8% в год, то сегодня он упал до 3,5%. Китайское правительство пытается исправить ситуацию за счет стимулирования рынка недвижимости, учитывая, что в силу специфичности китайской экономики строительный сектор обеспечивает около 30% ВВП.

То есть пострадала не только Россия. И даже если посмотреть на обороты валютного рынка, где практически всегда валютой номер два был евро, то сейчас валюта номер два с уверенной заявкой на валюту номер один – это юань, а евро занимает уже незначительную долю. Эти изменения тоже повлияли на наш бизнес.

Китайская фишка

– Многие эксперты сейчас презентуют китайский юань чуть ли как не главную валюту сбережения. Ваше мнение?

– Скорее всего, его позиции будут усиливаться. В текущей ситуации у Китая, наверное, более выгодное положение, чем у других экономик. Это единственная страна, где ключевая ставка является положительной, тогда как в Штатах, в Европе они отрицательные. Такое преимущество позволяет Китаю достаточно гибко управлять макроэкономикой. Я думаю, кризис, связанный с проблемами «самого закредитованного» китайского застройщика компании Evergrande, в ближайшее время выправят. И мы ожидаем, что в плане мировой экономики Китай еще больше упрочит свои позиции, а роль юаня вырастет в международных расчетах. Причем это связано не только с Россией, но и с другими странами Тихоокеанского региона. Среди наших клиентов достаточно много не только юрлиц, но и физических лиц, в том числе релокантов. Например, в Индонезии они сейчас активно пользуются юанем, а не долларом.

– А что скажете по поводу того, что все больше банков предлагают кредиты в юанях: о чем говорит эта тенденция?

– Банкам тяжело работать с долларами и евро в рамках политики по дедолларизации российской экономики. Соответственно, есть спрос на кредиты в «дружественной» валюте. Пока он больше среди юридических лиц, которые работают с Китаем, и меньше среди физлиц, для которых американская экономика всегда была понятней, чем китайская. Я думаю, юань усилит позиции и как валюта заимствования российскими компаниями. Уже есть несколько выпусков юаневых облигаций российских компаний. Еще несколько готовятся к выпуску. Ставки по ним составляют 3–4% годовых, что интереснее доходности по облигациям в долларах и евро. Плюс меньше рисков, связанных с возможной заморозкой активов, потому что, покупая ценные бумаги в долларах или евро даже в России, вы неизбежно работаете с Америкой.

– А как китайские банки относятся к рискам вторичных санкций?

– Конечно, Китай опасается в том числе и вторичных санкций. Мы это наблюдаем не только в банковском сегменте. Многие китайские IT-гиганты, тот же самый Huawei, под риском санкций сокращают прямые поставки в Россию (не параллельный импорт). Поэтому далеко не все крупные китайские банки открывают счета российским партнерам, ведь они имеют большие бизнесы в США, Европе, Японии, Сингапуре и должны учитывать риски, которые могут возникнуть в этих странах. Пока мы преимущественно работаем с малыми и средними китайскими банками.

– Говорят, что региональные китайские банки более охотно сотрудничают с российским бизнесом?

– Региональные банки более гибкие, но они предпочитают операции внутри Китая. То есть использовать Китай как условную транзитную юрисдикцию, чтобы купить юань, завести на корсчет в Китае, там купить доллары и вывести их в Штаты, чаще всего не получится. Китай пытается все замыкать внутри себя.

И даже купив в Китае доллары, вы, скорее всего, рассчитаетесь ими только с теми компаниями, которые в китайских банках имеют долларовые счета. Это некая замкнутая инфраструктура, за счет которой Китай, с одной стороны, подстраховывается от санкций, а с другой – получает эффект макроэкономического мультипликатора, потому что деньги остаются внутри страны.

Ценные бумаги стоят дешево

– Возвращаясь к фондовому рынку. Есть мнение, что сегодня новичкам пытаться там заработать бесполезно, а опытным игрокам просто опасно. Есть ли в этом доля правды?

– Ситуация сложная. Но в России ключевая ставка низкая. Инфляция тоже снижается и управляема. Так что в плане фондового рынка альтернатив для вложений и увеличения капитала немного. Безусловно, рынок с точки зрения сегмента акций стал сложнее. На него влияют очень много факторов, в том числе геополитических. Произошла определенная отвязка справедливого ценообразования от биржевых торгов.

– И какую стратегию выбирает инвестор?

– Сейчас есть две самые популярные стратегии на рынке акций. Первая – спекулятивная, когда вы покупаете бумагу на один-три дня и продаете на резких движениях. К примеру, тот же «Детский мир» на фоне ухода с биржи и предстоящего выкупа акций в день может «летать» плюс минус 10–12% в каждую сторону, и часть инвесторов зарабатывают на такой стратегии. Безусловно, она связана с рисками. С другой стороны, не каждый же день вы можете заработать 12%. Поэтому любители агрессивных операций есть всегда. И вторая стратегия – это долгосрочные вложения, когда формируется портфель из дивидендных бумаг.

– Этот год в плане дивидендов не самый удачный?

– Кому-то, как банкам, Центробанк запретил платить дивиденды, чтобы обеспечить дополнительную подушку ликвидности. Кто-то ограничил выплаты, потому что в акционерном капитале много нерезидентов, которые не могут получать дивиденды, так как они должны поступить на счета, где хранятся заблокированные активы. В то же время выплаты пошли. «Газпром» заплатил неплохие дивиденды, пусть и со второй попытки. Платят телеком-операторы, «нефтяники», производители удобрений. Скорее всего, ретейлеры могут выплатить неплохие дивиденды, потому что как минимум ретейл формата дискаунтера в текущих условиях чувствует себя достаточно неплохо. Соответственно, инвесторы формируют долгосрочный портфель с горизонтом инвестирования, наверное, от трех лет. Ценные бумаги сегодня стоят дешево.

– И какие ожидания в плане акций российских эмитентов?

– Если говорить о справедливой цене, насколько это сейчас в России возможно, бумаги недооценены в 3–5, а может быть, и в 10 раз. Соответственно, создается некий долгосрочный портфель с прогнозной доходностью по дивидендам 4–6% и ожиданием существенного роста по мере выравнивания мировой ситуации. Все понимают, что военные действия вечно длиться не могут, развитые страны тоже много от них теряют, и какая-то стабилизация, возможно, не очень быстрая и даже не в следующем году, но произойдет. Это позволит российским бумагам вырасти в разы.

– Облигации все еще остаются самым востребованным инструментом?

– Спрос на разного рода облигации активно растет, то есть в долг компаниям дает уже население. Одна из точек роста – это облигации средних компаний или так называемые высокодоходные облигации, которые позволяют рассчитывать на доходность 16–18% годовых. С другой стороны, сейчас даже максимально надежные бумаги, например, облигации федерального займа, когда вы даете в долг Минфину, могут приносить доходность более 10%. Те, кто любит валюту, больше покупают китайские бонды.

– Американский рынок ценных бумаг не стоит сбрасывать со счетов?

– Американский рынок – самый большой и ликвидный в мире. Если российский рынок может предложить около 700 бумаг и ликвидных из них в лучшем случае десяток, то американский – это свыше 8 тыс. компаний, причем не только американских. Это компании Китая, Индии и других стран. Можно инвестировать в такие отрасли, которые у нас никак не представлены, – переработку мусора, ту же самую альтернативную энергетику, фармацевтические компании очень активно размещаются на биржах, причем фармкомпания на ранней стадии развития – это такая полулотерея: либо она вырастет в разы, либо ее разработка не подтвердится и она закроется.

Америка дает очень много возможностей и продолжает торговать, несмотря на риски санкций и прочие моменты ограничительного характера.

Время частного инвестора

– Налоговые органы сегодня осложняют жизнь инвесторам?

– Я бы сказал, что взаимодействие с налоговыми органами достаточно конструктивное. Сегодня многое делается через Интернет. Уровень автоматизации налоговых процессов растет. И каких-то больших проблем с налогами мы не видим. Единственное, что можно отметить, это не очень комфортные изменения в части популярных среди массового инвестора индивидуальных инвестиционных счетов, которые, скорее всего, произойдут в ближайшее время. Напомню, вы открываете счет и можете получить налоговый вычет до 52 тыс. руб. в год либо какой-то период не платить налоги на свои операции. Условно есть ИИС 1 и ИИС 2. Должен появиться ИИС 3 – это долгосрочный ИИС, который открывается на срок от 10 лет. У него свои плюсы – например, возможность этичного снятия средств в сложной жизненной ситуации без выплаты налогов, если вы возвращаете деньги в течение года. Но, по сути, он предполагает отмену наиболее популярного ИИС первого типа, когда налоговая возвращает вам живые деньги, а она делает это успешно и с высокой степенью автоматизации.

Я сам получаю такие вычеты, а получить что-то от государства всегда непривычно и приятно. Так вот, скорее всего, от этого типа ИИС будут отказываться. И это, наверное, самая большая налоговая неприятность, которая ждет инвесторов. В то же время действуют и трехгодичные льготы, позволяющие долгосрочным инвесторам более трех лет не платить налоги. Вводятся новые льготы для покупателей акций высокотехнологичных компаний. Так что в части налогов взаимодействие с государством достаточно комфортное.

– Можно сказать, что инвесторы адаптировались к новым экономическим реалиям и рынок восстанавливается?

– Рынок сильно сократился в силу ухода с него нерезидентов, доля которых на российском фондовом рынке в последнее время составляла около 50%. Во-вторых, сократились активности так называемых высокочастотных трейдеров – это трейдеры, которые используют роботизированные торговые алгоритмы, когда очень активно покупают и продают ценные бумаги. На каждой такой сделке можно выручить всего несколько копеек, но, совершая миллионы сделок, получать многомиллионные заработки. Уход этих двух категорий инвесторов объемы рынка с точки зрения оборотов, конечно, сократил. При этом приток розницы продолжается, что видно и по статистике нашей компании, и по статистике крупных банков, которые активны на фондовом рынке, того же самого «Тинькова». Рынок меняется, на нем растет роль именно частного инвестора, физического лица.

– Это хорошо или плохо?

– Это вполне может быть, что и хорошо. Крупные игроки, действия которых могли сильно сдвинуть котировки, не всегда были полезны, хотя без них хуже, чем с ними. Но так или иначе формируется новый рынок, и в России это рынок частного инвестора. Соответственно, выигрывают компании, которые активно работали с частными инвесторами. И «Финам», как одна из таких компаний, за этот год нарастил свою долю на ключевых площадках в 2–2,5 раза. Сегодня наша доля на срочном рынке составляет 25%, на валютном рынке в районе 12% и на фондовом около 10%.

– То есть частные инвесторы оказались не подвержены паническим настроениям?

– Напротив, эта аудитория оказалась значительно более стабильной вопреки стереотипам. Обвал рынка в феврале – начале марта инвесторы пережили в какой-то степени даже стоически, многие докупали подешевевшие бумаги, ожидая быстрого восстановления.

– А можно ли прогнозировать быстрое восстановление ценных бумаг, как это было, например, в 2014-м?

– Многие помнят кризисы 1999, 2008, 2014 годов, когда можно было купить бумагу и через год заработать на ней 100–150%, потому что котировки быстро восстанавливались. Сейчас восстановление будет идти медленнее, но и потенциал роста более высокий. В этой части инвесторы ведут себя разумно, и это люди, которые открывают счета не на 3 тыс. рублей, чтобы поиграть в аналог «однорукого бандита», а инвестируют сотни тысяч и миллионы – средний счет клиента компании «Финам» составляет 1,3 млн руб.

Особенно приятно наблюдать за ретейлом, потому что, например, у Центробанка были сомнения относительно разумности ретейлеров на фондовом рынке. Но рынок их опроверг, как мне кажется.

Есть над чем работать

– Можно ли выделить какую-то специфику клиентов на Дальнем Востоке?

– В целом отличия небольшие. И в Москве, и во Владивостоке клиент достаточно активно работает с акциями «Газпрома», «Сбербанка», «Лукойла», «Яндекса». И нельзя сказать, что во Владивостоке выше спрос на акции дальневосточных энергетических компаний. Он примерно такой же, как в Москве. Разве что здесь несколько выше доля валютного рынка. И есть достаточно большой спрос на наличную валюту, в том числе юани. Мое субъективное ощущение, что часть клиентов предпочитают хранить деньги не на счетах, а в кеше. Но это свойственно не только Дальнему Востоку. В крупнейших городах, где наиболее активно развивается фондовый рынок: в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Казани, Уфе, Новосибирске, Краснодаре, – несколько другое поведение клиентов. А вот Владивосток, Омск, Иркутск достаточно похожи с точки зрения клиентских действий. И Калининград поставим в этот же ряд. Там тоже любят наличную валюту. Правда, исторически был выше спрос на евро и злотый. Сейчас калининградцев больше интересуют доллары, и они тоже начали покупать юани.

– Как вы оцениваете бизнес-климат на Дальнем Востоке?

– Пока не все так однозначно. Из клиентов, с которыми мы общались, многие говорят, что, например, себестоимость растаможки через Москву ниже, чем через Владивосток. Логистические потоки, которые было бы удобнее и дешевле направлять из Китая во Владивосток, зачастую идут по более дорогому маршруту в Москву, так как прочие издержки оказываются ниже. Поэтому здесь еще есть над чем работать.

Но в целом бизнес-климат, скорее, хороший, каких-то ярко выраженных негативных моментов нет. И статистика это подтверждает: Владивосток – один из лидеров по переходу предприятий из категории в категорию. То есть здесь средний бизнес чаще, чем в среднем по России, становится крупным, а мелкий – средним. Хотя это связано не только с ростом бизнеса, но и с активной работой по его обелению.

– Поэтому вы хотите здесь расширяться?

– Есть очень большие планы на Владивосток, где у нас два офиса: один брокерский, второй – центр обслуживания участников ВЭД. Планируем их объединять в один, но большой, сейчас подыскиваем помещения. Задача это непростая, учитывая, что нужно будет оборудовать кассовый узел банковского обслуживания по требованиям ЦБ и нужно не менее 300–500 метров площади, желательно с отдельным входом, парковкой. Погуляв по городу, я понял, что наличие у офиса собственной парковки может быть значимым преимуществом в работе с клиентами.

Читайте Konkurent.ru в
Дзен Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ