Юрий Диденко: «И капитаны у нас русские, и флаги русские»

Как президент "Дальморепродукта" с проходимцами боролся
Из личного архива героя публикации | «И капитаны у нас русские, и флаги русские»
Из личного архива героя публикации

"Скандал". Под такой рубрикой газеты размещают материалы, посвященные конфликту вокруг 11 супертраулеров, коими в скором времени может пополниться флот холдинговой компании "Дальморепродукт". Теряющее эти суда ЗАО "Супер" делает заявления, обличая и "Дальморепродукт" и тех, кто принимал решение о передаче пароходов.

Мы позвонили президенту "Дальморепродукта" Юрию Диденко. Он отказался было давать комментарии, сообщив, что ввязываться в полемику у него желания нет, что закон на его стороне и он может предъявить документы, опровергающие все обвинения в адрес любимого холдинга. Мы изъявили настойчивое желание эти документы увидеть, и разговор состоялся.

- Юрий Алексеевич, вы знаете, что пишут в газетах об истории передачи 11 супертраулеров от компании "Супер" "Дальморепродукту"?

- Все газеты пестрят заявлениями Семашко, протестующего против передачи 11 траулеров "Дальморепродукту". Помню его, когда он еще третьим штурманом ходил на танкере. Я помог ему стать капитаном-директором, пару раз вытаскивал его из неприятных историй, в общем, это мой выкормыш. Хороший он парень, но попал под влияние наглых пацанов, что им командуют. Ведь на самом деле в "Супере" всем заправляют некий Березов - племянник Николая Никитенко (бывшего руководителя ВБТРФ. - Прим. авт.) и Олег Никитенко (сын Николая).

Они все утверждают, что у "Супера" нет долгов и вообще все хорошо, но факты говорят об обратном.

Еще в мае этого года Госкомрыболовство издало приказ о переоформлении документов всем, кто имеет суда в бербоут-чартере. Когда "Супер" начал подавать документы на переофомление, выяснилось, что хозяин 11 траулеров, находящихся у него в бербоут-чартере, - компания "Берген" - разорвал с ЗАО "Супер" контракт и подал в суд. Почему? Причин несколько и одна из них в том, что Никитенко-сын организовал новую агентирующую компанию "Фема" без участия "Рыбкомфлота" (держатель 51% акций ЗАО "Супер". - Прим. авт.), куда перекачал все деньги, а долги оставил старому агенту - компании "Фемс".

Вот письмо "Рыбкомфлота", направленное Семашко. Читаем: "Данные, представленные в апреле сего года по запросу Внешэкономбанка, о результатах эксплуатации судов Вашей компании и ДМП, свидетельствуют не в вашу пользу. Это касается и структуры затрат, и, особенно, ценовой политики предприятия. Обремененность долгами является особенностью финансового состояния ЗАО "Супер"...  Мы полагаем, в том, что ЗАО "Супер" оказалось в столь серьезном финансовом положении и не может организовать эффективную эксплуатацию судов, виновато руководство предприятия".

Между прочим, владелец судов "Берген" уведомил "Супер" о том, что разрывает с ним контракт, еще 4 июня сего года. Почему-то в то время они не поднимали шума, а раскричались, когда узнали, что "Берген" и Госкомрыболовство намерены передать супертраулеры "Дальморепродукту".

Я знаю, что рассматривался вариант создания в Москве унитарного предприятия и передачи ему траулеров, дабы оно управляло ими из столицы. Но потом все же решили, что целесообразнее передать их ДМП. Почему? Хотя бы потому, что "Дальморепродукт", используя три таких же траулера, получает больше денег, чем имел "Супер" с одиннадцати. Учли и то, что бывший руководитель ВБТРФ Никитенко, создавший "Супер", в бегах и на нем висят миллионы долгов... Да и прочие их руководители где-то далеко, а здесь только Семашко.

Мы же на виду, мы платим налоги. В прошлом году ДМП заплатил 138 миллионов рублей. Вот справка, заверенная налоговой инспекцией - "Дальморепродукт" не имеет долгов перед бюджетом.

Естественно, перед тем, как принять такое решение, Госкомрыболовство совместно с Минфином и Госкомимуществом провели тщательный финансовый анализ ситуации. Потом спросили мнение краевых властей и губернатор написал письмо в нашу поддержку, за что ему и спасибо.

Было решено, что ДМП учредит компанию "Дальморепродукт траулерс", все 100% акций которой передадут "Рыбкомфлоту". Акции выкупаются по мере того, как "Дальморепродукт траулерс" расплачивается за пароходы, и с последним платежом все траулеры окажутся на балансе "Дальморепродукта".

Началась тяжба, и видя, как "Супер" нагнетает обстановку и взвинчивает капитанов, "Рыбкомфлот" делает следующий шаг: передает мне в доверительное управление свои акции ЗАО "Супер". Я выяснил, кто второй хозяин, оказалось, что это ВБТРФ, то есть конкурсный управляющий Карим Набиев, кстати, прекрасный парень. То есть, сегодня мы можем с Набиевым сесть в кабинете и договориться относительно дальнейшей судьбы ЗАО "Супер". Например, можем снять с должности Семашко.

Я, кстати, уже позвал последнего на работу в ДМП. Что касается капитанов и членов экипажей, то я уведомил их о сохранении всех существующих договоренностей, прежнего уровня заработной платы и о продлении контрактов. Я же добрую половину капитанов этих траулеров знаю лично, еще с тех пор, когда руководил ВБТРФ...

Нет такого, чтобы мы сильно дрались за эти траулеры. Но уж лучше отдать пароходы нам, чем какому-то дяде в Москве. Поэтому мы и согласились. Кстати, на третий день мне передали угрозу: мол, все, Диденко, ты заказан...

- А что это за история с пропавшими 37 миллионами долларов? Как утверждает Семашко, чтобы скрыть пропажу этих денег со счетов "Бергена" и была предпринята акция по уничтожению ЗАО "Супер". А вы что скажете?

- Это бред, рассчитанный на обывателя. Рассказываю. Когда еще при Советской власти, по заказу Минрыбхоза СССР, на испанских верфях построили 15 супертраулеров, было решено, что 20% их стоимости Минфин оплатит сразу, а на 80% даст гарантию, то есть, суда должны отработать долг со временем. В 1999 году настал срок выплаты этих кредитов, перешедших в разряд госдолга России. Поэтому, с нынешнего года оплата аренды супертраулеров должна идти через Минфин.

ЗАО "Супер" беспокоится о 19,9 млн долларов, которые оно получило от страховой компании за сгоревшее судно "Хихон" и перечислило "Бергену", а также о 17,1 млн долларов, которые "Супер" перевел "Бергену" в счет оплаты за аренду судов. Эти деньги должны пойти на уплату государственной задолженности России в рамках Парижского клуба.

Но дело в том, что Россия получила отсрочку по выплате этой задолженности до 2003 года. Появилось расхождение в сроках выплаты кредитов, из-за чего Минфин не торопится заключать договор на перечисление денег за траулеры. Минфин молчит, потому что есть отсрочка, а России выгодно ее использовать. Поэтому и те 3 миллиона 100 тысяч долларов, что "Супер" перечислил во Внешэкономбанк, вернулись назад.

Зря ЗАО "Супер" так беспокоится за судьбу российского внешнего долга. Как справедливо написано в письме гендиректора "Рыбкомфлота" Пухова к Семашко, "вопросы взаимоотношений компании "Берген" с Министерством финансов РФ по урегулированию задолженности по кредитам указанной компании не входят в Вашу компетенцию. Данные вопросы подлежат обсуждению и решению представителями Минфина России, Внешэкономбанка и компании "Берген". О сохранности упомянутых Вами средств Вам будет дано знать из материалов процесса, инициированного Вами в Лондоне".

Компания "Берген" в официальных документах подтверждает, что суммы 17,1 миллионов долларов и 19,9 миллионов долларов будут выплачены России, как только оформится соглашение между "Берген" и Министерством финансов РФ.

- В газетных выступлениях Анатолия Семашко содержится немало обвинений в адрес "Дальморепродукта". Мол, на судах компании командуют иностранные специалисты, суда ходят под чужими флагами; основными акционерами являются иностранные компании; большая часть флота находится в залоге; долг ДМП иностранным акционерам составляет около 120 миллионов долларов... Ну и так далее.

- Отвечаю по порядку. Во-первых, и капитаны у нас русские, и флаги русские. А иностранные специалисты, так же как и в ЗАО "Супер", лишь контролируют качество продукции, а вовсе не заправляют на судах.

Об отсутствии задолженности в бюджет и Пенсионный фонд я уже говорил, справку вы видели.

Что касается иностранных акционеров и наших долгов. Как и любое предприятие мы, естественно, берем кредиты - так весь мир работает. Брали кредиты в банках и постепенно с ними расплачиваемся, но они же не поднимают шум. Да, среди наших 23 тысяч акционеров есть и иностранные компании. В свое время, когда надо было учиться выживать в условиях рыночной экономики, мы искали иностранных инвесторов, потому что у них средства можно было взять, к примеру, под 15%, тогда как в наших банках ставка по кредитам была выше 180%. Благодаря этому я выжил, и так делали многие крупные предприятия. А мелкие, как правило, брали деньги у криминальных структур, ссужавших порой и вовсе без процентов... Таким образом удержалась на плаву рыбная промышленность.

В свое время у иностранных кредиторов мы заняли около 117 миллионов долларов, на сегодняшний день долг уменьшился до 60 миллионов. Долг реструктуризирован, то есть распределен во времени, что и закреплено соответствующими договорами. Мы работаем, постепенно расплачиваемся, и никто из кредиторов не кричит и не беспокоится.

Все происходящее - закономерный итог приватизации. Не надо было позволять, чтобы акции стратегически важных предприятий болтались на рынке и скупались всеми подряд без разбора, особенно нашими конкурентами. Наздратенко предвидел такой исход, помните, как он возражал против этого, доказывал, боролся... Кто его тогда поддержал?

Когда шла приватизация, я, как самый старый руководитель предприятия рыбной промышленности, пригласил других директоров нашей отрасли к себе и сказал: ребята, я закончил Гарвардскую школу бизнеса, хорошо знаю ситуацию. Знаю, как проходила приватизация в Аргентине, в Бразилии. Знаю результаты приватизации в Англии и как Тэтчер навела там порядок - пять лет назад она выкупила все стратегически важные предприятия. Просто издала указ, которым обязала, чтобы владельцы этих предприятий продали ей акции по той же цене, за которую купили. Почему ее и прозвали "железной", кстати...

Ребята, сказал я тогда директорам, вы сейчас можете выбрать два пути. Первый: взять в банках сумасшедшие кредиты (через полгода эти деньги уже ничего не будут стоить) и группой в несколько человек выкупить все акции, оставшись хозяевами своих предприятий. Но тогда будьте готовы и к неприятным последствиям. Начнется передел и вас, возможно, просто перестреляют. Ваши работники будут вас ненавидеть, считая, что вы их обокрали используя служебное положение.

Но есть и другой путь, демократический, который выбирает ДМП. Мы на все деньги, что наскребли, открыли работникам счета для покупки акций, и таким образом каждый получил акции бесплатно, но пропорционально своему стажу. В этом случае руководство и коллектив будут едины. Так я им сказал, мы распили напитки, закусили икрой, крабами и разошлись. В итоге, один только "Дальморепродукт" пошел по второму пути. Все остальные сделали не так. Их акции были разбиты на крупные пакеты, поэтому впоследствии их легко выкупали, концентрируя в одних руках.

Вот попробуйте насобирать крупный пакет наших акций - ничего не получится, ведь у нас 23 тысячи акционеров! Акции размыты, размазаны. Мы даже ввели ограничение: никто не может иметь акций более одного процента. Вот почему мы себя сохранили. Другие же руководители, как воры, все хотели поделить между собой. Если уж ты ступил на неправую дорожку, потом уж не свернешь.

Кстати, известный Эндрю Фокс в свое время, когда в ДМП было тяжело с выплатой  зарплаты, купил у наших людей 6,2% акций. Я пригласил его к себе в кабинет и сказал: "Я тебя, Эндрю, вижу насквозь. Мы все знаем твою жену, выпускницу Дальрыбвтуза. У тебя ребенок. Ты хочешь жить во Владивостоке?" Он сказал, что хочет. "Тогда, - говорю, до пятницы (а дело было в понедельник) продай все свои акции". Он все понял и к указанному сроку все акции скинул...

К сожалению, сегодня всякие проходимцы имеют возможность обогащаться, используя несовершенство наших законов. Но дело даже не в этом, а в том, что идет мощная, ожесточенная борьба за уничтожение дальневосточного флота.

4 года назад я побывал на международной конференции по макроэкономике в Сингапуре. Там нам рассказали, каким будет мир в 21 веке. В проекте Аляска объединена с нашей Чукоткой в международный национальный парк, Хабаровский край перешел к Японии, а весь Приморский край заселили выходцы из Южной Кореи (это назвалось возвратом корейцев на исконные земли). Остальная территория до Урала отошла Китаю. Мы тогда хохотали. Но сегодня, наблюдая, как оплот России на Востоке - флот - режут под корень, нам уже не до смеха.

Россия всегда славилась экспедиционным характером промысла. Из 11 миллионов тонн рыбопродукции, которые добывал Советский Союз, 5,5 тонн добывались на территории других государств. Капиталистам такие монстры-предприятия создать было сложно. А наши суда все вместе выходят в океан - одни топливо подвозят, другие воду, третьи рыбу ловят, четвертые охраняют и так далее. При этом флот имел четкие стратегические функции, то есть, в случае чего все знали куда бежать, где какое оружие.

Те, кто сегодня не без успеха разваливает некогда мощный флот, решают свои задачи с помощью наших предателей - таких как Милашевич и прочая шваль. И я поддерживаю губернатора в его борьбе с ними. Правда, защита губернатора похожа на действия Александра Матросова - лег на амбразуру и все... А ведь действительно больше ничего не сделаешь - такие у нас законы. Остается одно – бороться с милашевичами с помощью общественного мнения, чтобы земля у них под ногами горела. Они молодые, циничные, наглые, но забыли историю, забыли, что в России все возвращается на круги своя, что всегда те, кто разворовывал страну, прятал деньги по швейцарским банкам - все они несут кару...

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ