2019-02-27T14:44:35+10:00 2019-02-27T14:44:35+10:00

Назад в будущее: на улицы хотят вернуть ларьки

фото KONKURENT |  Назад в будущее: на улицы хотят вернуть ларьки
фото KONKURENT

На улицы российских городов предлагают вернуть ларьки и палатки, с которыми местные власти с переменным успехом боролись последние 20 лет. Зачем это надо?

Золотой век

Многочисленные киоски, где торговали чем только можно, были одним из примет рыночной экономики в России 90-х годов. Улицы Владивостока тех времен заставляли нестационарными торговыми объектами (НТО), киосками, называвшимися в просторечии ларьками, весьма плотно.

Железные коробки с окошками старались разместить на проходных местах, за которые была нешуточная конкуренция. Работали они, как правило, круглосуточно, здесь продавались в основном продукты питания, сигареты и зачастую контрафактный алкоголь. Впрочем, на знаменитой «Торговой улице» (Адмирала Фокина) и во многих ларьках реализовывали промтовары: от кассет, косметики до одежды и аудио-, видеотехники. Тут же торговали краденым золотом и валютой.

НТО работали не только в краевом центре, но и во всех других больших и маленьких населенных пунктах. В некоторых деревнях и городских кварталах ларьки в те времена вообще были единственными местами, где что-то продавалось. Ценник здесь был скромнее, чем в стационарных магазинах, можно было поторговаться, но за качество никто не ручался. Вероятно, через киоски проходило не менее половины оборота розничной торговли.

Раньше, как и сегодня, в окошко киоска часто стучался поутру торопящийся на работу люд, желающий приобрести пакет кофе, пачку лапши, сигареты и так далее — для того чтобы не заходить в магазин и не тратить время в очереди.

До 2000-х продавцы обычно работали без официального оформления, за процент от выручки, аренда места под НТО почти ничего не стоила, кассовые аппараты отсутствовали, наценки достигали 100%, так что владельцы ларьков процветали. Норма чистой прибыли составляла тысячу долларов на торговую точку в месяц — по тем временам хорошие деньги.

Хотя, конечно, и забот коммерсантам хватало: обеспечение бесперебойных поставок товаров, обогрев продавцов зимой, безопасность (непосредственно ларька — через охранника и бизнеса — через бандитов или милицию). Между прочим, и ЧОПы отсюда начинали. Многие нынешние крупные бизнесмены «поднялись» именно на ларьках. Немало предпринимателей погибло в борьбе за лучшие места под НТО.

Административная «петля»

Но уже с конца 90-х муниципальные власти во Владивостоке обратили внимание на необходимость упорядочить нестационарную торговлю. Летом 2002 г. администрация города через суды выселила легендарную «Торговку» с ул. Фокина. Ларьки вывезли в район стадиона «Динамо», где коммерсантам предложили сделать новый оазис коммерции, но из затеи ничего не вышло. Примерно в это же время начали очищать от НТО остановки общественного транспорта. Но больше это походило на передел рынка: зачастую вместо одного ларька вскоре появлялся другой.

Последняя серьезная «зачистка» прошла, когда главой был Виталий Веркеенко: как утверждали в мэрии, ликвидированы сотни незаконно установленных НТО, где «не платились налоги и «белая» зарплата». Кроме того, более чем на 200 было сокращено и количество легальных торговых точек. Вряд ли при этом удалось полностью искоренить нелегалов — в той же администрации Владивостока насчитали 4 тыс. фактически существующих НТО, а по официальной схеме их в городе 1139. Характерной приметой некоторых улиц, особенно Русской, стали азиатские мигранты, которые «на коленках» реализуют что угодно: от фруктов до одежды по сниженным ценам.

«Где должны стоять киоски, а где нет? К каждому месту надо подходить индивидуально, — считает предприниматель Владислав Меркулов. — На каждой остановке, площадке, где массово проходят или скапливаются люди, может быть киоск, где можно купить воду, газету или шоколадку. В свое время мы начали варить кофе в киосках и успешно продвигали этот продукт. Печатные киоски, в свою очередь, стали торговать шоколадом и напитками. На мой взгляд, продовольственный и непродовольственный ассортимент можно смешивать — если позволяют санитарные нормы».

Фактически за годы произошла эволюция ларьков. Если в 90-е это были места, где можно купить что угодно, по сути, полноценные мини-магазины, то сегодня киоск — классическое место «импульсных покупок» — зацепился взглядом и купил. От универсальных ларьков рынок НТО постепенно разделился на узкие сегменты. В палатках, лотках, автолавках, автокафе, киосках торгуют хлебобулочными изделиями, печатными изданиями, кофе и тому подобным. Рентабельность, конечно, упала. Самый серьезный удар нанесли инициативы федеральной власти. В 2006 г. в ларьках запретили продавать алкоголь крепче 15 градусов, в 2011-м — пиво, в 2013-м — сигареты. Как указывает Владислав Меркулов, 20 лет назад ларек мог выживать, получая выручку в 3–4 тыс. в день, сегодня все иначе. Основная статья расходов — заработная плата продавцов.

Не вписались в схемы

Сегодня размещение НТО в каждом муниципалитете происходит на позициях, утвержденных в специальной схеме. Порядок отбора претендентов на право включения в такую схему прописан в постановлении администрации края № 171-па от 17 апреля 2018 г. и производится (при наличии свободных мест) на закрытом аукционе. К примеру, во Владивостоке

соглашение о размещении НТО заключается сроком на семь лет, за исключением соглашения о размещении объекта на сезонный период. Владелец ларька один раз платит за включение в схему размещения, затем — регулярно — за само размещение, по образцу арендной платы.

На прошлой неделе директор департамента лицензирования и торговли Приморского края Елена Коваль доложила депутатам Заксобрания: «Проблем с НТО в регионе нет». Хотя не во всех муниципальных образованиях до сих пор приняты правовые акты, которые соответствуют 171-па.

Председатель комитета по продовольственной политике и природопользованию ЗС ПК Евгений Зотов, впрочем, отметил: «Мы идем навстречу предпринимателям и здесь и там, но что в ответ?» Депутат вел речь о том же, что и экс-мэр Владивостока Веркеенко: платежи, которые вносят владельцы НТО в муниципальные бюджеты, невелики. Допустим, в Арсеньеве это порядка полутора тысяч с точки в месяц. Во Владивостоке — несколько тысяч; сумма варьируется в зависимости от места расположения и продаваемого товара. Представители муниципалитетов между тем утверждают, что проблем у бизнеса немало.

К примеру, в схеме НТО Уссурийского городского округа 301 объект. 15–20% — сезонные. Арбузы продают в палатках пару месяцев в году. Но производители не могут достоверно рассчитать, какой будет урожай и, соответственно, под какой объем продаж бахчевых сколько мест нужно арендовать. Переплачивать за лишние места никто не хочет. В администрации края считают, что особой проблемы здесь нет — мол, для сезонных товаров есть ярмарки.

Во Владивостоке, как выяснил аппарат уполномоченного по правам предпринимателей Приморского края, бизнес не согласен с порядком расчета платы по включению в схему. Предприниматели считают, что формула слишком сложная. Другой момент — претензии 30 НТО на Спортивной набережной, которые исключили из схемы размещения волевым решением экс-главы. Кроме того, владельцы НТО хотели бы иметь возможность не только продавать товары, но и оказывать услуги. Но, как пояснила первый вице-мэр Владивостока Ольга Козерацкая: «Мы не можем пойти на это: повсюду в ларьках будут выдавать микрозаймы».

Другой административный барьер, который пытаются преодолеть владельцы НТО, — требования к внешнему виду объектов. Их устанавливают муниципалитеты, и предприниматели хотели бы, чтобы на весь период размещения НТО требования меняться не могли.

Интересно не всем

В Госдуму внесен законопроект о поддержке нестационарной и мобильной торговли. Предполагается, что инициатива решит проблему дефицита торговых площадей там, где она существует, и поддержит малый бизнес, которому сложно конкурировать с торговыми сетями. Кроме того, в приоритете будет развитие НТО, где производители будут реализовывать собственную продукцию.

«Если переходить от слов о поддержке малого бизнеса к реальным делам, то помощь в развитии НТО — полезная инициатива, — считает депутат Заксобрания Приморья Юрий Корсаков. — Киоски — в основном семейный, малый бизнес. Власть должна помогать людям развивать свое дело. Киоски — трудоустройство населения, платежи в бюджет. В тех местах, где установка киосков возможна, их нужно разрешить устанавливать. Схемы размещения НТО надо расширять. Другой вопрос, что это должно происходить упорядоченно, торговые объекты не должны мешать движению, стоять на тротуарах».

«Для производителя главная проблема всегда — реализовать свою продукцию. Если нет собственной розничной сети, зайти на полки магазинов бывает проблематично, — говорит Владислав Меркулов. — Думаю, для товаропроизводителей имеет смысл открывать свои киоски, особенно в крупных населенных пунктах».

Что характерно, у производителей свой взгляд на правительственные инициативы — как водится, скептический. «Безусловно, мы заинтересованы в площадках для сбыта продукции, — говорит руководитель крестьянско-фермерского хозяйства «Экоферма» Андрей Юрченко. — Однако меры, которые предпринимает правительство, носят несистемный, несогласованный характер. Существенных улучшений для малого и среднего бизнеса в поддержке НТО я не вижу. В принципе, возможность реализовать свой товар у сельхозтоваропроизводителей присутствует. В Славянке проходят ярмарки, где торгуют предприниматели не только из Хасанского района, но и Надеждинского района, Уссурийска. Работают два местных производителя мяса. В основном же жители покупают дешевое завозное мясо. В выходные во время ярмарки наши магазины в шоке — у них падают выручки. А это предприятия, которые выполняют требования по пожарной безопасности, санитарные требования, платят налоги, что существенно увеличивает текущие расходы!

Деньги вывозят предприниматели, которые поставили два стола, застелили их клеенкой, продали мясо, которое купили до того в Спасском районе. Такой бизнесмен забрал маржу, увез деньги за пределы Хасанского района. Мультипликативного эффекта территория не получила! Получается, поддержим киоски, в которых очень скоро будут продавать птицу из 15 стран, которым разрешили ввоз своей продукции в Россию. Заодно разорим других предпринимателей? К тому же рентабельность ларьков в провинции невысока. К примеру, Нерпинский рыбкооп реализует хлеб в киоске. При себестоимости 19 рублей за буханку — по 24–25 рублей вместо 30 рублей в магазине. Какие тут заработки? Все эти предложения правительства попахивают переделом собственности. Киоски принадлежали одним, будут у других».

«По моему опыту, стоять на точке, чтобы продать овощи, для фермера нерентабельно, — утверждает предприниматель Нина Урюпина. — Жена продает, муж горбатится на ферме, получаются копейки. И то при условии, что они выращивают широкий ассортимент продукции, которая интересна разным покупателям. Нужно минимум 40–50 позиций, а столько даже летом у сельхозтоваропроизводителя нет.

Что касается наших «производственников» — те самые люди, которые продают продукцию на ярмарках во Владивостоке, а перед этим закупаются у китайцев на базе в Уссурийске. Салаты, которые выращиваем, мы реализуем через одну компанию, которая развозит их по ресторанам. Это единственный экономически обоснованный вариант в нынешних условиях. Производителю интересно все сдавать оптом. Каждому надо заниматься своим делом. Крестьянин не должен заниматься розничной торговлей. Притом что платить продавцу в киоске надо минимум 30 тыс. в месяц. Фермеры и не зарабатывают так много».

Впрочем, как отмечает Урюпина, для крупных предприятий, которые производят большой ассортимент продукции и реализуют ее в сотнях точек по Приморью, экономика будет «более привлекательная».

Плетут свои сети

Опрошенные «К» предприниматели согласны в одном: НТО как бизнес становится интересен, когда киосков и павильонов больше чем один. Примеров создания сетей из нестационарных торговых объектов в Приморье предостаточно, многие действуют и сегодня, появляются новые.

«Если мы говорим о семейном деле, то вы сможете содержать один-два киоска, не больше, — говорит Владислав Меркулов. — Затем нужно масштабировать бизнес, заводить склад, бухгалтера, администратора, персонал, которому нужно платить заработную плату. Чтобы с такой сети получать доход, киосков должно быть не менее 20, а лучше 40».

«Если говорить про «ларечный» бизнес, прибыльность начинается от 5–7 точек», — считает Нина Урюпина.

Несмотря на все разговоры про «экспансию торговых сетей» и явно ощутимое обострение конкуренции в ретейле, НТО, как и десятилетия назад, крепко держат свою нишу. «Разговоры о том, что киоски вытесняются супермаркетами, не имеют под собой основания, — считает Владислав Меркулов. — Если киоск стоит на остановке или по дороге в жилой массив, никакой конкуренции с большими магазинами у него нет. Возле наших киосков не раз открывались и закрывались крупные магазины, но никаких значительных колебаний в продажах мы не ощущали».

 

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Комментарии (2)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
приморец 2 года назад
0 0
Те ИП где нет продавцов и работают эти люди сами на себя,называются лет как 10 самообеспечивающими себя гражданами а не бизнесменами.Когда страна в кризисе обычно такую деятельность максимум демократизируют.Вспомните НЭП при коммунистах в 20 годах.Именно НЭП дал толчок экономике России после гражданской войны и позволил достичь показателей довоенного периода и позволил провести индустриализацию страны.Думаю что правительству надо вспомнить историю СССР.
Гость 2 года назад
0 0
Да прибыли и нет просто человек работает сам на себя за те же 30 тыщ.....просто никому ничего не должен.....сейчас это не бизнес а просто прокорм своей семьи
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ